Варенье из одуванчиков с лимоном польза

Нирвана на вулкане

Первым приятным сюрпризом стала погода — из московских морозов совсем не хотелось попасть в те же самые условия, да еще и с пронизывающим ветром. Однако на улице оказалось +10°С , что по местным меркам — практически лето. Менее чем через час обнаружился еще более приятный сюрприз: прямо по пути из аэропорта можно заехать в знаменитую Голубую лагуну — уникальное геотермальное озеро с целебной водой. Вообще, самое любимое развлечение исландцев — так называемое горячее ведро, любят они принимать водные процедуры, возможно именно поэтому живут очень долго.

Говорят, что этот SPA-центр так и появился — в водоем с горячей водой, бьющей из-под Земли и используемой для выработки электричества, по дороге в аэропорт и обратно, прыгали все путешественники, желая расслабиться после утомительной дороги или наоборот поднять тонус перед поездкой. Как власти ни старались огородить этот водоем от экстремалов, они продолжали туда прыгать, невзирая ни на что. В конце концов было решено придать месту паломничества более цивилизованную форму. Теперь, получив ярко-голубое пушистое полотенце, можно оставить вещи в раздевалке и погрузиться в горячий бассейн в тепле и комфорте, а затем выплыть на свежий воздух.

Здесь кажется, что случайно попал на какую-то тематическую вечеринку. Вода — будто смесь белой и ярко-голубой гуаши, а температура ее редко опускается ниже 37 градусов. Мужчины, женщины, дети. все лица перемазаны белым, кто-то уплетает эскимо на палочке, кто-то чинно проплывает мимо с бокалом. Всем известно, что местная кремниевая грязь обладает целебными свойствами, поэтому купальщики черпают ее прямо со дна и делают импровизированные маски. А вообще на воде, под открытым небом, есть бар, где кроме напитков и мороженого можно получить комок черного скраба или белой грязи и самостоятельно устроить себе сеанс омоложения на свежем воздухе. Главное — найти избушку с окошком выдачи в белом тумане, который клубится над поверхностью. Если плыть на звук падающей воды, попадешь прямиком к саунам и водопадам, мощные струи которых разминают затекшие и ноющие затылки, шеи и плечи офисных страдальцев.

Территория этого природного водоема кажется огромной. Ближе к зданию комплекса есть пещеры, где можно укрыться от непогоды и релаксировать с комфортом. Если же начать отплывать в туман, подальше от людей, в окружении коричнево-черных берегов из пористой лавы, когда сверху бушует стихия и порывы ветра бросают в лицо комья снега или ледяного дождя, становится как-то не по себе. Так что отдаленные безлюдные уголки бассейна — всегда к услугам любителей экстрима и одиночества.

Для состоятельных, уставших, жаждущих особого внимания или просто ленивых есть отдельные зоны, где ловкие руки специалистов погрузят в нирвану с помощью массажей, разнообразных SPA-процедур и собственных маленьких хитростей.

Еще одна гордость исландцев — лошади. Древняя скандинавская порода сохранилась в чистом виде только в Исландии. Лишь ее представители — сильные и выносливые, с крепкими копытами — могут выдержать длительные переходы по острым и бугристым полям застывшей лавы. Правда внешность верных друзей суровых викингов поначалу повергает в шок. Маленькие, приземистые и мохнатые они так и вынуждают женщин с умилением протянуть: «Какие по-о-ни!». Но не дай бог произнести это слово в их присутствии (об этом несведующих чужаков предупреждают заранее) — обидятся смертельно, и на этом любой разговор будет окончен, о продолжении знакомства и совместных планах можно забыть навсегда. То же касается и их хозяев. Так что, прибыв на лошадиную ферму надо вести себя серьезно, сдержанно и просто.

Часовая прогулка на исландской лошади — занятие чрезвычайно приятное, не требующее вообще никаких навыков и ни капли мужества. Если не произносить запретное слово, обращаться к животному по имени и постоянно беседовать с ним на разные темы, оно ведет себя очень миролюбиво и спокойно. А самое приятное — что любой новичок, даже ни разу не вставлявший ногу в стремена, может почувствовать себя супернаездником. Когда лошадь переходит с шага на свой особый, только ей присущий аллюр, вообще забываешь, что сидишь в седле, и, мерно покачиваясь, забываешь обо всем и просто начинаешь обозревать окрестности — пролетающие по небу рваные облака и покрытые разноцветными мхами сгустки застывшей лавы.

Местные причуды на этом не заканчиваются. Казалось бы — солнца почти нет, лето, даже по нашим понятиям, очень условное, какие тут могут быть овощи?! Оказалось, могут, да еще какие, да еще и прямо посреди зимы! Голубоглазой и длинноногой красавице-блондинке Ханне покорились бы все мировые подиумы, а она чувствует себя гораздо счастливее в окружении пятерых детей, мужа-фермера, десятка лошадей и нескончаемого количества румяных питомцев, населяющих огромную теплицу. А снабжает теплом и влагой весь этот помидорный рай земля. Вернее, горячий пар, который, вырывается из-под земли. Вот такая вот идиллическая жизнь на вулкане.

При входе в теплицу стоят столики, на каждом — цветочный горшок с каким-нибудь растением и ножницы. Первое впечатление: кружок юных садоводов и огородников, где показывают, как правильно обращаться с рассадой. Позже выясняется, что все гораздо интереснее. Для разминки хозяйка выставляет на стол плетеное блюдо с маленькими и сладкими черри, от которых невозможно оторваться, попутно рассказывая о грядущих планах насчет огурцов и клубники. Потом в ее руках появляются половник и чашки, которые наполняются дымящимся томатным супом с манго и приправами. Тут-то и выясняется, зачем на столах горшки и ножницы — можно своими руками настричь себе в чашку свежей ароматной зелени и блаженствовать, закусывая красно-коричневую похлебку свежим домашним хлебом с хрустящей корочкой. Но и это еще не все. Редкое застолье здесь обходится без крепких напитков: Север все-таки. Поэтому в придачу к супу тут же появляется поднос с покрытой инеем бутылкой главного исландского напитка — бреннивина — окруженной помидорными рюмками.

Но одними помидорами, хотя бы даже и с бреннивином, сыт не будешь. Какой потомок викинга откажется от рыбы и мяса. Домашняя колбаса из свинины и баранины, запеченная утка и вяленая оленина, лосось и китовое мясо — все это мясное ассорти, а также тающий во рту домашний сыр, брусничное варенье и восхитительное вино из одуванчиков фермеры подадут не просто так, а с музыкальным сопровождением. Пока гости насыщаются, хозяева услаждают их слух мировыми шедеврами классической музыки, которые исполняют собственноручно на флейтах, фортепьяно, гитаре и других инструментах.

Можно позавидовать тому, как исландцы бережно хранят свои традиции и вообще все, что связано с историей страны. Яркий тому пример — Тордур Томассон. Этот человек всю свою жизнь собирает экспонаты для своего музея. И не только одежду, предметы быта и мебель. Он собирает. дома. В буквальном смысле — находит приглянувшееся ему здание, покупает, разбирает и увозит. На территории его личного краеведческого музея, приютившегося у подножия горы, можно увидеть самые разнообразные строения. Здесь и древние лачуги, больше похожие на собачьи будки, куда надо пробираться почти ползком, и более просторные жилища, где есть даже лестница на второй этаж, по которой может пройти один очень стройный человек, а в комнате, кроме стоящей там люльки, поместятся двое, а то и трое. В самых просторных домах, с большими залами, выставлены все собранные за многие годы сокровища.

Эксцентричный хозяин считает своим долгом успеть показать свое богатство всем, кто приходит в гости. А желающих, надо сказать, немало — туристы то и дело подъезжают, кто группами, кто поодиночке. Тордур рад любому посетителю — он кидается встречать вновь прибывших и лично пожимает каждому руку. В своих владениях он внезапно как будто вырастает из-под земли и проносится по помещениям, постоянно что-то открывая, закрывая, заряжая, чем-то хлопая, на чем-то играя и без конца объясняя. Он то отпирает двери церкви, то присаживается за клавесин, то хватает огромную сушеную треску, которая служит ему указкой, и безжалостно тычет ею в очередной невероятный экспонат. Наконец, когда поток прибывающих немного иссякает, он надевает шляпу, берет связку ключей и неспешным хозяйским шагом с достоинством удаляется, скрываясь за углом дома. Наверное, чтобы передохнуть хоть пару минут, ведь ему уже. 98 лет.