Варенье из одуванчиков польза и вред отзывы

Глава II «Унификация и гармонизация договорного права Европейского Союза: сравнительно-правовые аспекты» состоит из двух параграфов.

Параграф 2.1. «Общая часть договорного права Европейского Союза: «Принципы европейского договорного права» посвящен сравнительно-правовому исследованию норм, регулирующих общие положения договорного права и часть общего обязательственного права Европейского Союза, содержащихся в «Принципах европейского договорного права», части I — 1995 г., частях I и II — 1999 г., ч. III — 2002 г., а также анализу практики применения lex mercatoria арбитрами и судами.

Автором установлено, что «Принципы европейского договорного права» (далее — Принципы) имеют статус «мягкого права», поскольку они разработаны неправительственной комиссией, состоящей из учёных-представителей всех государств-членов ЕС[i], и официально не утверждены законодательными органами Европейского Союза. На сегодняшний день Принципы представляют собой основной проект части будущего Гражданского кодекса Европейского Союза, до принятия которого допустимо их применение как источника lex mercatoria no взаимному согласию сторон в сделках между ними.

Диссертантом выделены следующие две серьёзные проблемы, возникающие из-за статуса «мягкого права» «Принципов европейского договорного права»: 1) создание кодификации, имеющей рекомендательный характер, не оказывает желаемого унифицирующего воздействия и не вносит предсказуемости в правовое регулирование гражданско-правовых договоров; 2) отсутствие какого-либо применимого прецедентного права, основанного на Принципах, препятствует единообразию судебной практики.

Решение указанных проблем автор видит в принятии компетентными органами Европейского Союза обязательного универсального Договорного кодекса Европейского Союза, единообразно регулирующего как национальные, так и трансграничные договорные отношения. В обоснование данной точки зрения диссертантом анализируются и опровергаются контраргументы, выдвинутые противниками разработки «Принципов европейского договорного права» и принятия в будущем Гражданского кодекса Европейского Союза (П. Легранд, Ж. Смите, Р. Эпштейн, X. Коллинз и др.).

По результатам сравнительно-правового исследования «Принципов европейского договорного права» с положениями договорного законодательства государств-членов Европейского Союза автором отмечено достаточно сильное преобладающее влияние на них принципов гражданского законодательства стран континентальной Европы (Франции, Германии, Дании и др.), например, в части: установления недействительности отзыва оферты при указании в ней определенного времени для её акцепта; признания оговорок в пользу третьего лица юридически действительными и принудительно осуществляемыми в судебном порядке; установления права кредитора требовать исполнения договорного обязательства в виде оплаты денег без ограничительного условия, предусмотренного английским правом, о необходимости того, чтобы цена была «заработана» исполнением и многих других положений.

При этом диссертантом устанавливается, что такое влияние принципов гражданского законодательства стран континентальной Европы не односторонне, общее право Англии, конечно, в меньшей степени, но также оказывает влияние на положения Принципов, например, в части установления необязательности письменной формы договора и других положений.

Исходя из этого, автор приходит к выводу, что в Европейском Союзе происходят «встречные» процессы взаимовлияния положений договорного права англо-саксонской правовой системы и принципов гражданского законодательства стран континентальной правовой системы, с преобладающим влиянием последних. Такое сближение законодательств государств, принадлежащих к разным правовым системам, ставит на повестку дня вопрос о возможности становления в долгосрочной перспективе правового пространства правовых семей «гибридных (смешанных) правопорядков».[ii]

В параграфе 2.2. «Особенная часть договорного права Европейского Союза: гармонизация посредством директив» исследуется созданное методом нормативно-правовой (законодательной) гармонизации регулирование отдельных видов гражданско-правовых договоров в Европейском Союзе.

Автором устанавливается, что основными инструментами гармонизации положений особенной части договорного права Европейского Союза вплоть до недавних пор являлись директивы,[iii] но в последнее время законодателем высказывается предпочтение использованию для унификации данной сферы прямо обязывающих правовых актов — регламентов.

При проведении исследования диссертант исходит из позиции учёных, которые рассматривают директивы, регулирующие гражданско-правовые отношения, как источники частного, в том числе договорного права (М.М. Богуславский, С.Ю. Кашкин, В.А. Васильев, X. Кох, У. Магнус, В. фон Моренфельс, П.-К. Мюллер-Графф, О. Ландо, Ж. Смите и др.). Несмотря на то, что формальными адресатами директив выступают государства-члены Европейского Союза, но они в то же время регулируют права частных лиц, которые подлежат судебной защите. Граждане и юридические лица вправе ссылаться на соответствующие нормативные предписания при рассмотрении дел в национальных судах.

Автором отмечается, что в отличие от «Принципов европейского договорного права», построенных на основе выделенной учёными-компаративистами «общей сердцевины» договорных законодательств государств-членов Европейского Союза, директивы в большей степени создают новое единообразное право, а не только гармонизируют уже действующее. По мнению диссертанта, директивное регулирование было использовано европейским законодателем для принятия срочных правовых мер в сферах, не терпящих отлагательств, например, по защите прав потребителей, в электронной торговле, потребительском кредите, «коробейной» торговле, договорах независимых коммерческих агентов, пакетных туристических сделках и т.д.

По предметному критерию диссертантом проведена классификация совокупности директив в сфере договорного права Европейского Союза на следующие институты: потребительское право, расчеты по договорам и финансовые услуги, статус коммерческих агентов, личный наем и страхование. Данная классификация четко указывает на фрагментарность такой гармонизации, поскольку она проведена только в особенной части договорного права (и то не полностью). Остались неурегулированными договоры аренды, подряда, возмездного оказания услуг, хранения, договоры доверительного управления имуществом (траст) и многие другие.

По результатам анализа указанных директив Европейского Союза к сферам удачной гармонизации автором отнесены потребительское право (consumer law), институт коммерческих агентов, механизм борьбы с задолженностями платежей по торговым сделкам. Следует, например, подчеркнуть, что несомненным достоинством правового регулирования защиты прав потребителей в Европейском Союзе является широкий подход к определению субъектного состава категории «потребитель», к которой отнесены: покупатель по договору розничной купли-продажи товаров, заказчик в договоре предоставления услуг, турист, кредитополучатель, заказчик услуг (покупатель) в электронных сделках. В сфере потребительского, права Европейского Союза уже принято около 10 нормативных правовых актов (директив), предоставляющих высокий уровень защиты прав потребителей.

Специфическим примером проблемной гармонизации договорного права Европейского Союза является институт имущественного страхования, поскольку в директивах[iv] был предпринят коллизионный подход, предусмотревший запрет выбора применимого права в договорах потребительского страхования и установивший в этих случаях жесткую коллизионную привязку к праву страны держателя полиса, что впоследствии привело к неспособности страховых компаний предложить страховое покрытие во всех государствах-членах Европейского Союза на основе единого страхового полиса, что влечет за собой бремя дополнительных расходов страховщика и страхователя.

По результатам проведенного диссертантом многоаспектного анализа гармонизации договорного права Европейского Союза посредством директив выделены следующие правовые проблемы: фрагментарность созданного регулирования, противоречие директив друг другу, различие в имплементационных мерах государств-членов Европейского Союза, излишняя гибкость директив, а также отсутствие общей цивилистической терминологии.

Автором высказано мнение, что решение данных проблем возможно путём пересмотра действующих директив, придания им системности, логической последовательности, устранения терминологических разногласий, пробелов и противоречий. При этом, особо подчеркнуто, что введенные в договорное право Европейского Союза «новые общие» институты должны отражать закономерные явления национальных гражданских законодательств государств-членов ЕС, служить нормальному функционированию единого внутреннего рынка, а не являться простым вмонтированием органически не свойственных такому праву одинаковых конструкций и категорий.

[ii] Кох X.. Магнус У., фон Моренфельс В. Международное частное право и сравнительное правоведение./Пер. с нем. Ю.М. Юмашев. — М.: Междунар. отношения, 2001. С. 334.

[iii] Статья 189 (н.н. ст. 249) Договора от 25.03.1957 г. об учреждении Европейского экономического сообщества относит к нормативным актам, которые могут быть приняты Европейским Парламентом, действующим совместно с Советом. Советом или Комиссией самостоятельно, директивы, регламенты, решения, рекомендации и заключения.

[iv] Первая Директива Совета 73/239/ЕС от 24 июля 1973 г.; Вторая Директива Совета 88/357/ ЕС; Третья Директива Совета 92/49/ЕС от 18 июня 1992 г.