Варенье из одуванчиков польза есть

Другая любимая игрушка — наукоград «Сколково», который должен быть построен в чистом поле безо всякого участия ученых. Достаточно просто выделить очень большие деньги, и наука «образуется» сама собою. Наши высшие чиновники уверены: люди, независимо от их специальности, интересов, планов и убеждений, слетятся на запах денег, как мухи на запах варенья. Увы, как выяснилось, ученые не торопятся бросать свои исследования, коллективы и лаборатории ради неизвестно чего, а на запах денег в «Сколково» слетается совершенно другая публика. Когда Счетная палата, а потом и Следственный комитет обнаружили недостачу 800 тысяч долларов в бюджете проекта, общественного удивления не вызвало ничего, кроме суммы — уж больно мало.

Маниловщина XXI века

Мечтать, как известно, не вредно. Кроме тех случаев, когда мечтатели начинают распоряжаться десятками миллионов, а то и миллиардами рублей казенных денег. Гоголевский помещик Манилов выглядит относительно безобидным и даже почти симпатичным: его желание построить никому не нужный мост так и остается в одном лишь его воображении. Если бы он всерьез принялся за дело, разорив ради этого окрестные деревни, мы бы смотрели на подобную инновацию не столь снисходительно.

Маниловщина российских правительственных чиновников опасна тем, что они готовы без колебаний реализовать любой свой каприз — за наши деньги. И никакие аргументы, никакие попытки апеллировать к здравому смыслу, к правилам арифметики или даже фактам географии не могут оказать здесь ни малейшего влияния. В самом худшем случае, если какое-либо профессиональное сообщество или, того хуже, общественное мнение начинает создавать уже слишком много шуму, они за те же бюджетные деньги поднаймут собственных экспертов. А те, получив соответствующее вознаграждение, докажут и обоснуют вам все, что угодно, хоть квадратную форму земли, хоть целесообразность и эффективность проекта «Сколково».

Председатель правительства твердо верит, будто именно амбициозность и масштабность проекта — гарантия будущего успеха. О том, что проект должен быть еще и обоснован экономически, а главное, направлен на решение хоть какой-то конкретной содержательной задачи, речи не идет…

Второй год подряд люди дружно жалуются на то, что в бесполезной борьбе со временем стрелки часов перевели не в ту сторону, а часовые пояса перенарезали безо всякого снисхождения к географии.

Земля, несмотря на принятые решения, менее круглой не стала, солнце, как назло, продолжает двигаться с Востока на Запад совершенно в прежнем темпе, однако эти факты человека, принимающего решения, не убеждают. Медики сообщают о росте числа нервных заболеваний, депрессий и самоубийств, учителя подтверждают, что в школах невозможно заниматься с систематически не высыпающимися по утрам детьми, и даже Международный олимпийский комитет жалуется, что непонятно, как теперь транслировать соревнования в Сочи в будущем году. Вот уже и президент страны намекает, что неплохо бы пересмотреть решение, однако глава правительства остается непреклонен. Нет — значит, нет.

Другая любимая игрушка — наукоград «Сколково», который должен быть построен в чистом поле безо всякого участия ученых. Достаточно просто выделить очень большие деньги, и наука «образуется» сама собою. Наши высшие чиновники уверены: люди, независимо от их специальности, интересов, планов и убеждений, слетятся на запах денег, как мухи на запах варенья. Увы, как выяснилось, ученые не торопятся бросать свои исследования, коллективы и лаборатории ради неизвестно чего, а на запах денег в «Сколково» слетается совершенно другая публика. Когда Счетная палата, а потом и Следственный комитет обнаружили недостачу 800 тысяч долларов в бюджете проекта, общественного удивления не вызвало ничего, кроме суммы — уж больно мало.

Со своей стороны, организаторы научного проекта извинились. Мол, про воровство знали, но молчали — ради репутации. Но потом, оказывается, поговорили с людьми, те поняли свою ошибку, и деньги вернули. Следственный комитет эти объяснения опроверг, сообщив, что вернули деньги лишь после того, как воров поймали за руку. И кстати, если уличенный вор деньги возвращает, это что, теперь, основание для отказа от уголовного преследования? Глава Счетной палаты Сергей Степашин на встрече с Владимиром Путиным 18 февраля сообщил, что его ведомство в 2012 году направило 176 материалов в правоохранительные органы и практически по всем, в том числе по «Сколково», возбуждены уголовные дела.

Но, говоря по существу, какая разница — крадут в «Сколково» деньги или не крадут? Все равно средства, затраченные на этот проект, для страны, бюджета потеряны.

Затея изначально бессмысленна и даже вредна, поскольку отвлекает ресурсы от решения реальных проблем. Средства могли бы вкладываться в существующие научные коллективы, в восстановление и развитие уцелевших отечественных наукоградов, в развитие инфраструктуры или хотя бы в приобретение технологий, необходимых для перевооружения отечественной промышленности. Увы, все эти совершенно «не амбициозные» задачи не могут привлечь внимания начальства. Только нечто грандиозное, звучное и откровенно бессмысленное может захватить министерское воображение. И ни в коем случае нельзя предлагать проекты экономные и рационально просчитанные. Это уже проверено. Подобная мелочность вызывает отвращение и гарантирует отказ.

Пока следователи разбираются, какая часть средств в «Сколково» была разворована, а какая просто разбазарена, правительство вспомнило об еще одной инициативе — создать в России международный финансовый центр. И ее окончательно одобрило, теперь назад пути нет. Как МФЦ может быть создан постановлением правительства — как раз и есть самая увлекательная загадка. Нет, конечно, можно построить большой дом, подвести к нему коммуникации и повесить вывеску — «Международный финансовый центр» на языках всех народов мира. Но это, согласитесь, будет недостаточно амбициозно. Нет, нужно, чтобы все по-настоящему. Чтобы все бизнесмены с Уолл-стрит, из Франкфурта и из лондонского Сити, побросав свои конторы, жен и любовниц, бросились в нашу столицу, переводя сюда же свои сбережения. А заодно начали бы занимать очередь за узбекскими дворниками — в надежде сдать экзамен по русскому языку и получить вид на жительство. Правда, на мой вкус, пользы от дворников больше, чем от финансистов, но это уже, конечно, мнение, попахивающее экстремизмом.

Первую биржу в средневековом Брюгге создало семейство Бурсе, просто разрешив дельцам в определенное время собираться на площадке перед своим особняком. Мелочные, лишенные воображения люди! У них не было ни бюджета, ни долгосрочного плана, ни больших амбиций. Были всего-навсего связи с купцами, нуждавшимися в физическом пространстве для своих еженедельных собраний. Ну, и были еще сами купцы.

Так или иначе, но наше министерство финансов получило соответствующие инструкции, положенные миллионы выделены, все задуманное будет строиться. Кто сказал, что у нас в стране много воруют? Расхитители бюджетных денег — жалкие дилетанты, лишенные воображения.

На практике масштабные «амбициозные планы» наносят бюджету ущерб в разы больший, чем любые казнокрады. К тому же чем амбициознее и абстрактнее план, тем легче в его рамках воровать.

В то время как федеральное начальство придумывает очередные амбициозные планы, чтобы избавиться от незапланированно переполнивших бюджет нефтедолларов, региональные власти влезают в долги, чтобы выполнить свои обязательства перед населением. Некоторые регионы уверенно идут к банкротству. Другие обнаруживают, что у них зимой не работает отопительная система, и нет средств на ее восстановление. Третьи, скрепя сердце, закрывают больницы, школы и детские дома, не говоря уже о музеях, поскольку этого требуют федеральные программы по реформе и оптимизации социальной сферы.

Перекладывать трубы, чинить дороги, учить и лечить людей — как все это мелко! Как мало амбиций у всех этих учителей, врачей, профессоров и ученых, не говоря уже о пенсионерах! Они не могут оторваться от своих текущих дел, воспарить к высотам глобальной экономики, где сверкают зарницы инноваций и гремит гром инвестиций.