Варенье из одуванчика отзывы

Но тут на помощь приходит его старый приятель Щеглов. Есть идея: пригласить опытного кризисного директора, да не простого, а настоящего японца Томокадзу-сан. Он, как «мистер Вульф», решает все проблемы быстро и радикально. Сказано — сделано: Томокадзу-сан водворяется в офисе истерзанного Воронцова, и начинается! Начинается настоящее противостояние японского духа и русской души, философии самураев и идеологии родной печки, которая сама везде ездит, главное с нее не упасть.

Молодой бизнесмен Воронцов дошел, что называется, до ручки. Он-то строит свое дело грамотно и по всем зарубежным стандартам, а вот сотрудники не поддаются никаким мотивациям и методикам. Воронцов в таком отчаянии, что решается на крайнюю меру: он готов ликвидировать свой офис вместе со штатом, причем в самом прямом смысле слова.

Но тут на помощь приходит его старый приятель Щеглов. Есть идея: пригласить опытного кризисного директора, да не простого, а настоящего японца Томокадзу-сан. Он, как «мистер Вульф», решает все проблемы быстро и радикально. Сказано — сделано: Томокадзу-сан водворяется в офисе истерзанного Воронцова, и начинается! Начинается настоящее противостояние японского духа и русской души, философии самураев и идеологии родной печки, которая сама везде ездит, главное с нее не упасть.

В фильме, на мой взгляд, замысловатый сюжет с сомнительными актерами и незатейливой режиссурой, в которой не прослеживается ни талант, ни красота подачи материала. Фильм вызвал неоднозначную реакцию: вроде бы смешно местами, можно улыбнуться, но отдает пресностью, нелепостью, а местами пошлостью и вульгарщиной.

Очень настораживает Петр Красилов в роли менеджера: еще со времен «Бедной Насти» надеялась, что актер станет более разборчив в выборе ролей, но, увы, не оправдал возложенных надежд. Роль не его, слова чужие, оценки нелепы, а кино не для него. Его экранная пассия Евгения Лоза куда более убедительна, но, увы, также не здесь, а в клипе группы «Звери».

Не удивила и Мария Аронова, уже привыкшая играть безответную влюбленность дам бальзаковского возраста («Карнавальная ночь 2», «Актриса»). Ренат Давлетьяров только внешне схож с жителем страны восходящего солнца, но в роли продюсера кинопроектов он куда более убедителен.

Не дает Япония спокойно спать русским режиссерам, особенно начинающим. Сначала, в 2009-м, Игорь Зайцев поупражнялся в умении вляпывать восток куда ни попадя, сняв «Каникулы строгого режима», в которых из японского были только вопли «Хана но мити!». Затем, в 2010-м, Гульшад Омарова под чутким надзором Сергея Бодрова сляпывает еще одну комедию про зэков, на этот раз при содействии самих японцев. И тут, о ужас, Юлия Ауг тоже подумала «А чё бы и не?» и родила посредством камеры еще один грандиозный выкидыш, в котором японулись все, кто только мог. И милашка с большими оленьими глазами, строчащая любовные оды своему начальнику в кавайном бложике практически у всех на виду; и два толстяка, проводящие незатейливые эксперименты с зажигалкой и собственной задницей в туалете; и простая русская баба с пирожками; и гламурная брюнетка, которая в душе совсем блондинка; и веселые компьютерщики, записывающие альбом, лабая на игрушечном синтезаторе, ну и прочий офисный планктон, включая ГГ. Последнему особенно не повезло: жил себе, жил, плавно двигаясь к инфаркту, облысению, импотенции и алкоголизму, считая, что его сотрудники конченные дебилы, а тут на тебе — приехал из забугорья какой-то чувак, и выяснилось — гении! Гении, япона мать их за ногу! Хотя один дебил все-таки вычислился — сам ГГ.

Что с фильмом не так? Всё. Русский мужик (Ренат Давлетьяров) в роли японца. Панин, трахающий на столе секретаршу и вызывающий блевотные позывы чуть реже, чем всегда. Куча надоевших рож, кочующих с канала на канал, из сериала в сериал, из фильма в фильм Национальный колорит, не имеющий к Японии, в общем-то, никакого отношения. Идиотский сюжет, закрученный вокруг идиотов. Впечатление, будто смотришь театральную постановку в желтом доме.

О чем фильм? В чем мораль? Выписывайте японцев? Любите сотрудниц? В такое фэнтэзи поверит разве что умалишенный или нарик, скуривший пару сакур по самые корни. Короче, это не кино, а полный сёгой.

Чем мы руководствуемся, выбирая кино для просмотра? Наверное, каждый чем-то своим. Это могут быть как отдельные аспекты, так и их слагаемые. Руководством к просмотру именно этого фильма послужило мне то, что я в последнее время обратил свой взор (словно Саурон на Средиземье) на отечественное кино. Ни для кого не секрет, что такое в своём роде представляет для себя значение этого словосочетания. Однако же не будем забывать и том, что выходят у нас и такие ленты, что даже Голливуду не умываться. Но эта не такая.

Это самый что ни на есть «прокажённый» фильм. Причём, бывает так, что начинается за здравие, а заканчивается как мы привыкли. Здесь, даже сначала, да, с самого начала идёт всё плохо. Думаете, я не подозревал о том, что фильм будет как заунывная панихида? Знал. Да и единственные на ту пору 3 отрицательных отзыва только укрепили меня в том, что это будет за кино. Но надеялся на авось. Авось не случился.

Дмитрий Воронцов теряет рычаги управления фирмой по производству счётных машинок для денег. Его давний кореш рекомендует метод специалиста из Японии, которые вернёт всех в большое дело. Для этого был приглашён этот «самурай» к ним на фирму и пошло-поехало.

Согласитесь, и так смысла в завязке не много. Нет, оно, конечно, существовала практика обмена опытом, равно как и вбирание этого опыта и существует и теперь. Но серьёзного человека нужно привлечь серьёзными деньгами. А когда фирма идёт ко дну, то маловероятно, что такое сотрудничество возможно. Ладно. Японец приехал. Сразу взял быка за рога. При этом сказал несколько раз слово «сёгой», которое стало как слово-паразит. Его наперебой стали повторять все без исключения. Мне настолько въелось это слово в мозг, что начало казаться, что я повредился в уме от этого слова.

Далее мы видим сотрудников, которые, как выяснилось уже вскоре, ни черта не делали на своих местах. Причём раскладывание пасьянса — это ещё не самое страшное зло. Тут и музыкальный кружок, и чего вообще только нет. Противно смотреть. И только трудоголик Надя всё воздыхает о теперь уже бывшем начальнике Диме.

Фразы фильма (исключая даже бесанувший «сёгой») настолько плоские и до того примитивные, что ощущение такое, будто попал в круг людей, которые плохо косят под крутых. Заезженные банальностью речи больно режут уши. А никчёмные потуги актёрок изобразить игру — вызывают жалость к ним же.

И только Ренат Давлетьяров выделяется со знаком плюс. Пётр Красилов и Евгения Лоза — вроде и ничего, но каждый по отдельности. Экранная пара из них не получилась. Ровно как и у сценаристов не получилось грамотно прописать линию любви. Выглядит это так, словно эту линию туда впихнули.

Главгерой Дмитрий Геннадьевич Воронцов (Петр Красилов) — типичный пример лояльного руководителя, который со временем теряет авторитет руководителя, которому задают конструктивные вопросы только по авансу и зарплате, которого не слушают и не слышат на планерках и которому каждый подчиненный может сделать «физическое замечание». Положение Воронцова усугубляется, как у нас водится, трагикомичной кредитной историей.

Особенности национального менеджмента сводятся к их принципиальному отсутствию, поэтому без так называемых бенчмаркинговых мероприятий не обойтись. За эталон решается принять японский опыт управления персоналом в лице «настоящего кризисного директора» Томокадзу-сана (Ренат Давлетьяров) по совету приятеля Щеглова (Алексей Панин). Корпоративному «Джеки Чану» предстоит доказать всем, что «время — йены».

«Варенье из сакуры», если игнорировать романтическую линию сюжета, представляет собой несуразный пересказ совковых представлений россиянина о японце. Почему же жители страны восходящего солнца не спешат снять фильм о том, как новый русский управленец вместо чая наливает в кружку водку и заставляет своих подчиненных приходить на работу в медвежьих шкурах?

В отличие от некоторых продюсеров, я не верю, что авторов сценария в хорошем фильме должно быть много. Один-два человека — это максимум. Сериалы не в счёт, но о них — как-нибудь в другой раз.

К чему я веду? К тому, что у «Варенья из сакуры» — аж четыре сценариста, включая саму Юлию Ауг, взявшуюся за постановку. Именно по данной причине (с прибавкой ещё нескольких причин, касающихся режиссуры и актёрской игры) дебют Юлии Ауг получился неудачным настолько, что его впору выкинуть на помойку.

Что мы имеем? Имеем офис, в котором все работники — лентяи и бездельники. Имеем начальника, не любящего свой штат и свою работу, а также пытающегося возвысить себя над другими. Имеем его возникшего из ниоткуда старого приятеля, на первый взгляд кажущегося союзником с дружественными намерениями. И уже по воле этого приятеля мы, наконец, имеем японского гуру, пришедшего в пресловутый офис с горе-работниками, несчастным начальником и кучей дел, требующих исправления, чтобы навести порядок и со спокойной душой отбыть обратно на родину.

Задумка для комедии вполне подходящая. Из неё можно было выжать большое количество гэгов и комичных эпизодов, потому что присутствует главное — драматургический двухсторонний конфликт. Японец имеет цель перевоспитать русских, русские имеют цель через некоторое сопротивление всё-таки поддаться ему и принять урок жизни от мудрого человека другой культуры. Но поддаться, конечно же, в самом финале, предварительно показав во всей красе своенравность и себялюбие.

Увы, закваска из халвы, всё оборачивается иначе, чем подразумевалось. Сюжет, насилуемый четырьмя сценаристами, превращается в переваренную кашу или, сказать справедливее, в мюсли, вкус которого вряд ли понравится даже самому неискушённому киногурману.

1) Если хочешь хорошо работать — учись у японцев. Хорошо бы хорошо, да только никаких особых правил японец-то и не рассказал. Вся его задача была в том, чтобы изображать из себя строгого и справедливого босса, в первую очередь дающего по ушам начальнику офиса, в ходе мини-реформы ставшего обычным работником. Ну и, куда без оного, немножко взбодрить «планктон», оказавшийся не таким уж чудовищным оплотом безалаберности. Никакого серьёзного и вдумчивого подхода я не увидел.

2) Если хочешь хорошего к себе отношения — уважай других. Главному герою понадобилось просто оказаться на ранг ниже, чтобы смотреть на своих бывших подчинённых как на нормальных людей. Не спорю, это действенная практика, но присущего внутреннего слома в Воронцове я не почувствовал. Вообще на протяжении всего сеанса создавалось ощущение, что повествование скачет «галопом по Европам», не оглядываясь ни на какие очевидные психологические аспекты. Это могло бы оказаться оправданным, если бы фильм полнел и пыхтел от набитой в него тонны хорошего юмора, однако подобного нет даже в помине: от комедийности — «рожки да ножки», одна приятная сцена и одна остроумная реплика. Всё.

3) Если любишь — береги. Привет, самая банальная мораль восьмидесяти пяти процентов отечественного кино! Не важно, что изначально «Варенье из сакуры» являлось историей про японца, перевоспитывающего русских. Не важно, что помимо главной сюжетной линии сюда затесалась ещё какая-то «левая», завязанная на кредитах, посредниках и бла-бла-бла. Мы же с вами всё равно знаем, как миленькие, что в итоге сюжет сведётся к обыкновенной, перетёртой кучу раз сказке о служебном романе между начальником и его секретаршей (и не только между ними), потому что кто тут у нас сидит в первых зрительских рядах? Правильно: сентиментальные домохозяйки, мечтающие о Петре Красилове или, на худой конец, о Ренате Давлетьярове, при этом плюющие с высокого амбара на все погрешности сценария и убогую постановку. Сказку в студию, друзья!

Так вот, Юлия Ауг на протяжении полутора часов всё пытается и пытается упорядочить и исследовать упомянутые темы, сверкающие как грани одного общего лейтмотива, но в итоге рождает на свет нечто сырое, скучное и банальное. Нет никакого очарования ни в «начинке», ни в «обёртке».

Мне не понравились актёры, явно вызубрившие свои роли без какого-либо личного интереса, просто потому что так надо и потом за это заплатят.

Мне не понравился слишком незамысловатый подход к съёмкам, кидающий в лицо зрителю камень истинных намерений: «Знаешь, миленький, мы особо не будем стараться, а сделаем как получится».

Мне не понравилось ничего, потому что такие фильмы создаются лишь для заполнения воскресного эфира третьесортных телеканалов — а значит, по определению не могут претендовать на нечто большее.