Рецепты из цветков одуванчика лечебные

В отличие от сравнительно больших достижений в области лекарственных препаратов и способов их применения, которые, совершенствуясь, передавались из поколения в поколение и дошли до наших дней благодаря многочисленным специальным публикациям, организационная сторона изготовления и распределения лекарств, то есть история аптечного дела, не получила сколько-нибудь широкой гласности. Поэтому краткий рассказ о том, как работали и служили нашим предкам аптеки Петербурга представляет, очевидно, определенный, причем не только исторический интерес.

Несколько слов о истории создания аптек. Первая аптека в России появилась в Москве при Иване Грозном. При царе Алексее Михайловиче в Белокаменной открылась вторая аптека, а за ней, через некоторое время, и в Вологде. Наконец, в 1702 году Петр I разрешил открыть 8 новых аптек и предоставил аптекарям большие, так называемые материальные преимущества. При нем в Петербурге были развиты казенные, то есть государственные аптеки, и созданы новые вольные (частные).

Появление вольных аптек вызвало необходимость выпуска законодательных актов, на основе которых должно было развиваться очень важное, и даже основное, для жизнедеятельности людей направление аптечного дела.

В соответствии с выпущенным законом 1873 года новые вольные аптеки прежде всего могли открываться только с разрешения губернатора, но обязательно при наличии представления местного врачебного правления. При этом учитывалось, что одна аптека должна обслуживать 12000 человек населения и выдавать лекарства на 30000 рецептов в год, что ограничивало количество открываемых аптек”. Учредитель (владелец) аптеки должен был непременно иметь звание провизора — аптечного работника со специальным фармацевтическим образованием или вверять управление ее деятельностью лицу, имевшему это звание, Это требование было направлено на реальное улучшение аптечно-медицинского обслуживания путем недопущения в эту сферу деятельности случайных людей.

Кроме того, закон определял необходимую структуру здания для размещения вновь открываемых аптек, а также перечень оборудования и приборов для выполнения фармацевтических работ.

За выполнение всех требований закона следило созданное местное медико-полицейское управление” Оно осуществляло и постоянный надзор за деятельностью аптек.

Содержатель вольной аптеки мог распоряжаться аптекой на общих основаниях законов о собственности, но о всех своих действиях по сдаче в аренду, продаже и пр. должен был предварительно извещать местное медико-полицейское начальство.

Управление вольной аптекой возлагалось только на фармацевта, возраст которого должен быть не менее 25 лет, то есть на человека, имевшего жизненный опыт.

Из рассмотрения архивных материалов, приведенных в официальных петербургских справочниках, следует, что законодательные акты по тем или иным причинам не всегда выполнялись. Так, например, в 1896 году в Петербурге из 63 действующих аптек только в 32-х владельцы имели степень провизора. Не было и управляющих аптеками со специальным фармацевтическим образованием. Правда, в последующие годы это положение несколько изменилось к лучшему.

Что касается количества аптек в столице, то следует считать приведенные выше данные несколько заниженными. Это объясняется тем, что в справочниках к “аптекам” не относились “аптечные склады”, торговавшие оптом. Вместе с тем такие склады торговали часто и в розницу, выполняя функции аптек.

Наибольшее количество аптек находилась в центральных районах города, например, на Невском проспекте их было восемь. Четыре гомеопатические аптеки продавали свои специфические лекарства также в центре города. В пригородах Петербурга аптек было очень мало, что заставляло жителей этих мест ездить за лекарствами в центр города.

В Петербурге было и три аптечных магазина, которые снабжали войска и лечебные заведения военно-сухопутного и морского ведомства.

Немалое значение в аптечном обслуживании имело наличие телефонной связи. Однако в 1896 году из 63-х столичных аптек только семь имели телефонные аппараты.

Для высшей столичной власти в Петербурге имелась первоклассная аптека в доме № 11 по Екатерининскому каналу. Это была не частная, а государственная аптека, которую возглавлял действительный статский советник П. П. Жданов.

Значительные изменения в аптечном обслуживании произошли ко времени Первой мировой войны, то есть примерно через 20 лет. К этому времени население города обслуживало уже 155 аптек. Таким образом, количество аптек увеличилось в 2,4 раза. В этот период стали более строго выполняться требования основополагающего закона 1873 года — прежде всего повысилась квалификация персонала, обслуживавшего аптеки. Аптеками стали управлять, как правило, лица со специальным фармацевтическим образованием. Только в 20 аптеках работники не имели такого образования. Кроме того, если ранее владельцы аптек занимались всеми вопросами аптечного обслуживания, то к 1916 году они стали нанимать управляющих, которые выполняли основные функции. Причем иногда фармацевтическое образование имели как управляющие, так и владельцы аптек. Несмотря на трудности военного времени, в Петрограде открылись аптеки для бедных слоев населения. Так, в Петроградском районе находилась аптека медико-филантропического комитета”, где лекарства отпускались с заметной скидкой. Существовала и специальная льготная аптека для обеспечения Петроградского воспитательного дома. К числу благотворительных относились также аптеки сестер милосердия. Наконец, открылась специальная аптека на Невском проспекте для обслуживания женщин (Первая женская аптека).

Значительное внимание было обращено на гомеопатические методы лечения горожан. Количество гомеопатических аптек возросло до шести, причем некоторые из них располагались при гомеопатических лечебницах.

Сохранилась по старому адресу (Екатерининский канал, 11) аптека для высшей столичной знати. Управлял этой аптекой действительный статский советник и магистр фармакологии И. Р. Кольо.