Пырей лопух одуванчик корни

Лето было слишком знойно,
Солнце жгло с небесной кручи, —
Тяжело и беспокойно,
Словно львы, бродили тучи.
В это лето пробегало
В мыслях, в воздухе, в природе
Золотое покрывало
Из гротесок и пародий.
Точно кто-то, нам знакомый,
Уходил к пределам рая,
А за ним спешили гномы,
И кружилась пыль седая.
И с тяжелою печалью
Наклонилися к бессилью
Мы, обманутые далью
И захваченные пылью.

«In some Western countries, especially the USA, they [времена года] are believed to start at the equinoxes and solstices, based on a misunderstanding of astronomical reckoning.»

Последние двa слова мне непонятны, я в астрономии полный профан — что это за «астрономическое определение»?
Лето здесь начинается 21 июня, во всяком случае, на календаре написано: First Day of Summer.

Ну так то ж в Америке.:) А у нас самое настоящее лето — и по календарю, и по погоде. Плюс 27 сегодня. А в выходные, говорят, уже некоторые купались в подмосковных речках.:)

Ха, у нас и летом особо не покупаешься. Воздух может прогреваться хоть до 40, больших изменений в воде не происходит.
Так что если только в бассейне. 🙁

Этот Пастернак, на мой необъективный взгляд, все же несколько слабее процитированных тут «Смотрят хмуро по случаю/Своего недосыпа/Вековые, пахучие/Неотцветшие липы» и «Так приближается удар».

Летний вечер, тёплый самый,
Был у нас с тобой,
Разговаривали с нами
Звёзды и прибой.
Нам оставил тёмный вечер
Неугасший свет,
Обнимал он нас за плечи
И смотрел нам вслед.
Уходили мы по гальке
От тепла воды,
Было жалко, было жалко, смыл прибой следы!
И за далью белой стужа
Где-то, где-то там.
За стеклом морозных кружев
Будет сниться нам

Летний вечер тёмный, тёмный
Не скрывал от нас
Огоньки приморских комнат
И любимых глаз.
Не скрывал он мысли наши,
Чувства не скрывал,
Отчего он стал вчерашним
И далеким стал?
Почему он нам с тобою
Не оставил слов,
Только тихий шум прибоя,
Шорохи шагов.
Он за далью белой стужи
Где-то, где-то там,
За стеклом морозных кружев
Будет сниться нам.

В средних широтах часто используется формальное, календарное деление года на 4 равных периода. Например, в большинстве стран северного полушария приняты следующие даты начала и окончания времён года:
• Весна — от 1 марта до 31 мая
• Лето — от 1 июня до 31 августа
• Осень — от 1 сентября до 30 ноября
• Зима — от 1 декабря до 28 февраля (по високосным годам — до 29 февраля)

После дождя
Светлого и долгого,
После дождя
Тёплого и доброго,
После дождя
Щедрого и звонкого
Приходят чудеса.
После дождя
Деревья распускаются,
После дождя
Люди улыбаются,
После дождя
Влюбленные встречаются,
Синеют небеса.
После дождя.

«В северном полушарии зимнее солнцестояние происходит 21 декабря или 22 декабря и тогда наблюдается самый короткий день (и самая длинная ночь), а летнее — 20 или 21 июня и тогда наблюдается самый длинный день(и самая короткая ночь)».

+1
Это все Симонов виноват, написав про «тот самый длинный день в году». Просто он (день) фактически еще не кончился, потому как для многих это был выпускной вечер, выпускники всю ночь напролет гуляли, их самый длинный день еще продолжался.

Не верю! Точно помню про 22 июня — и Симонов тут ни при чем. Да, спорили тут уже об этом, когда adanet меня убеждал, что 21 марта — это 22 марта. 🙂

Вот по причине такого произвола и таких ляпов я оффлайновую вики себе скачал, но включаю ее редко. И практически никогда ее на первое не предлагаю.

БСЭ (на Яндексе):
«Вследствие того, что промежуток времени между двумя последовательными прохождениями Солнца через одну и ту же точку С. не совпадает с продолжительностью календарных лет, моменты С. из года в год перемещаются относительно начала календарных суток. Моменты С. наступают в простой год на 5 ч 48 мин 46 сек позднее, чем в предшествующий, а в високосный —на 18 ч 11 мин 14 сек раньше; поэтому моменты С. могут приходиться на две соседние календарные даты. В настоящее время (2-я половина 20 в.) Солнце проходит точку летнего С. 21 или 22 июня (этот момент называется летним С. и считается началом астрономического лета в Сев. полушарии), а точку зимнего С. — 21 или 22 декабря (зимнее С., начало астрономической зимы в Северном полушарии).»

За наводку на «Цветы», Саид, еще раз спасибо. Как ни странно, из прослушанного мною кой-чего (выборочно) я ничего и не помню. Оцениваю на уд.

И в июле, и в августе было
Столько света в трех окнах, и цвета,
Столько в небо фонтанами било
До конца первозданного лета,
Что судьба моя и за могилой
Днем творенья, как почва, прогрета.

Солнце нижет лучами в отвес,
И дрожат испарений струи
У окраины ярких небес;
Распахни мне объятья твои,
Густолистый, развесистый лес!

Чтоб в лицо и в горячую грудь
Хлынул вздох твой студеной волной,
Чтоб и мне было сладко вздохнуть;
Дай устами и взором прильнуть
У корней мне к воде ключевой!

Чтоб и я в этом море исчез,
Потонул в той душистой тени,
Что раскинул твой пышный навес;
Распахни мне объятья твои,
Густолистый, развесистый лес!

Когда поэту прёт соображение в перо,
Он тут же точит оное востро.
Но главное тут нЕ перестараться —
Отточенное может запросто сломаться.:(

Да чего ж тут гадать?! Еврейский праздник Рош а-Шана (новый год) отмечается в честь сотворения мира. В этом году начало нового 5770 года от сотворения мира наступит 19 сентября (а по еврейскому календарю – в первый день м-ца тишрей).
__________________________________________
А стихи про лето поищите у Лермонтова:

> В этом году начало нового 5770 года от сотворения мира наступит 19 сентября (а по еврейскому календарю – в первый день м-ца тишрей).

Всё потому, что не было тогда*
Ни лета, ни зимы – одна вода,
Не замерзая, покрывала сушу.
И только на четвертый день
Вдохнувший после душу
Во всё живое и куда не лень
Те времена создАл. Однако не беда,
Что ошибается поэт – хотя бы иногда!
_____________________
* Когда был создан свет.

adada, как знатока поэтических словарей прошу Вас прочесть (возможно, еще раз) мой пост [1.06.2009 21:14] – Марго. У Вас нет ответа на этот вопрос?

Господь, разумеется и как минимум, часть Вселенной и чувству времени и юмора чужд никак не был. И ритмическую периодизацию явно не создавал специально для человечества, а поделился с ними своей.
Вера Павлова своим верхним (есть у многих) и нижним (тоже есть у многих, но не у всех развито, как верхнее) чутьями определила, что мир сотворялся, когда у Бога было лето.

Поэтому вопрос _аскера_ (адада временно взял на себя эту воинственную миссию) является не астрономическим и не конфессиональным, а художественно-литературным: известен ли кому-нибудь из уважаемособравшихся другой поэт с иным мнением на этот счет?!

> Вера Павлова своим верхним (есть у многих) и нижним (тоже есть у многих, но не у всех развито, как верхнее) чутьями определила, что мир сотворялся, когда у Бога было лето.

Грудь под поцелуи, как под рукомойник!
Ведь не век, не сряду лето бьет ключем.
Ведь не ночь за ночью низкий рев гармоник
Подымаем с пыли, топчем и влечем.

Я слыхал про старость. — Страшны прорицанья!
Рук к звездам не вскинет ни один бурун.
Говорят, — не веришь: на лугах лица нет,
У прудов нет сердца, Бога нет в бору.

Расколышь же душу! Всю сегодня выпень.
Это — полдень мира. Где глаза твои?
Видишь, в высях мысли сбились в белый кипень
Дятлов, туч и шишек, жара и хвои.

Здесь пресеклись рельсы городских трамваев.
Дальше служат сосны. — Дальше им нельзя.
Дальше — воскресенье. Ветки отрывая,
Разбежится просек, по траве скользя.

Просевая полдень, Тройцын день, гулянье,
Просит роща верить: мир всегда таков,
Так задуман чащей, так внушен поляне,
Так на нас, на ситцы пролит с облаков.

Люблю деревню я и лето:
И говор вод, и тень дубров,
И благовоние цветов;
Какой душе не мило это?
Быть так, прощаю комаров!
Но признаюсь — пустыни житель,
Покой пустынный в ней любя,
Комар двуногий, гость-мучитель,
Нет, не прощаю я тебя!

Это стихотворение Пастернака в паре с соотвествующим фрагментом из Генри Миллера и натолкнуло нас однажды на руководящую идею: прошлого уже нет, будущего просто нет, материально только настоящее.

КАТЯ. (Сильно подвыпивши, о чем-то своем) А я ведь и до сих пор знаю, как любить. Валя, ты где? Куда пропала?
ВАЛЕНТИНА. Я в прошлом веке.
КАТЯ. Где? Говори громче, я на ночь вату с лекарством в уши вставляю.
ВАЛЕНТИНА. (громко) В прошлом веке я.
КАТЯ. Ничего себе, где ты обитаешь, обитательница. А я знаешь, где?
ВАЛЕНТИНА. Не знаю.
КАТЯ. Громче, пожалуйста, – вата же.
ВАЛЕНТИНА. (кричит) Не знаю.
КАТЯ. Я в будущем.
ВАЛЕНТИНА. Нет, Катя, наше будущее уже прошло.

Моих стихотворных талантов еле хватает на регулярные «поздравлялки» коллегам, но иногда слова сами собираются в строчки без «праздничных» поводов.
Вот вчера у нас громыхало, а потом появилась радуга.

Дождь остался за скобкой —
Красно-сине-зеленой.
Тают в небе смущенном
Облака удивленно.
Воздух дышит прохладой,
Но теплеет с минутами.
Капли весело щурятся
На траве с перламутром.

А там, вдали, сверкает воздух жгучий,
Колебляся, как будто дремлет он.
Так резко-сух снотворный и трескучий
Кузнечиков неугомонный звон.

На фетовское лежание под липой с одновременным рассматриванием неба сквозь ветви — отвечу аналогичным у Пастернака, у которого небо также по-летнему сине, но вместо липы — сосны, вместо кузнечиков — мураши, а вместо мглы ветвей — «разбеги огненных стволов».

Источник: http://www.gramota.ru/forum/litugolok/87945/