Польза и вред корни одуванчика

Польза и вред корни одуванчика

Битву при Азенкуре с помощью шекспировской пропаганды превратили в миф о храбром и блестящем молодом короле, выигравшем знаменитую битву во Франции вместе со своими английскими пехотинцами, вооруженными длинными луками (на самом деле, скорее, валлийцами — хотя не будем слишком развенчивать этот миф).

Появление равенства перед законом, введение норм правосудия, зарождение прав человека — поводов праздновать много. Но для британцев юбилеи поистине судьбоносных событий, отмечаемые в этом году, никак не связаны с «Великой хартией вольностей». Вместо этого мы празднуем годовщины битв при Азенкуре 1415 года и при Ватерлоо 1815 года. Во время этих битв британцы не только занимались своим любимым занятием — разбивали в пух и прах французов — но они еще и старались делать это как можно более по-британски, а именно — заставив неприятеля увязнуть в грязи.

Соединенное Королевство — это слякотные и болотистые острова. Нашим относительным преимуществом является готовность мокнуть под дождем и барахтаться в грязи, провоцируя на драку всех остальных — слабаков, живущих на континенте.

Битву при Азенкуре с помощью шекспировской пропаганды превратили в миф о храбром и блестящем молодом короле, выигравшем знаменитую битву во Франции вместе со своими английскими пехотинцами, вооруженными длинными луками (на самом деле, скорее, валлийцами — хотя не будем слишком развенчивать этот миф).

И даже если преподнести битву при Азенкуре как редкостную победу англичан в затянувшейся и безнадежно провальной кампании, своего успеха Генрих V достиг не столько за счет военной хитрости и тактического искусства, сколько благодаря полосе везения.

На своей территории битву выиграть было бы легко. Но путь отступления Генриха V в Англию был перекрыт французской армией, и если лучников у него было достаточно, то у врага было значительное преимущество в численности тяжеловооруженных всадников-латников.

Однако в помощь английскому королю была грязь. Сражение проходило на вспаханном поле, промокшем от сильных дождей, которые несколько дней до этого заливали поле битвы. В день сражения поле представляло собой сплошную грязную лужу. Под смертельным градом из стрел французские рыцари-всадники сначала атаковали, затем начали нести огромные потери, а после этого, теряя коней, спешились и пошли в рукопашный бой, увязая в грязи. Когда истощенным, сбитым с толку и насмерть перепуганным французским рыцарям удавалось подойти вплотную к рядам англичан, те могли бы уже их запросто добить даже скрученной газеткой.

Подобная удача способствовала Британии и через 400 лет в сражении при Ватерлоо, в котором она одержала еще одну героическую победу (на самом деле, скорее победила Пруссия, но — о развенчании мифов читайте выше).

Когда Веллингтон сдерживал натиск наполеоновской армии в ожидании подкрепления, ему в значительной степени помог ливень, прошедший накануне битвы. Французские кони вязли в грязи по колено, а французские лафеты — по самые ступицы.

Воспользовавшись погодными условиями, Веллингтон самодовольно взирал с вершины холма на свои выстроенные полки и ждал появления пруссаков.

К сожалению, «грязное владычество» Британии пошатнулось, когда и другие народы овладели искусством использовать грязь себе на пользу, и империя начала утрачивать свое величие. Началом заката Британии как мировой державы стала Крымская война, в которой русские повели себя нечестно — они использовали холод и грязь против нас.

Чуть позже Британия утратила свои господствующие позиции и в футболе (который является самым выдающимся британским вкладом в мировую цивилизацию), когда мы сдуру позволили убрать из этого спорта самую главную составляющую — грязь. Британцы придумали футбол, чтобы играть в него на заболоченных полях в условиях северно-европейской зимней погоды.

Изначальная идея этого спорта состояла в том, чтобы надежный и покрытый грязью фермер-фланговый защитник в тяжелых ботинках, увязая в грязи, лез напролом и отбивал промокший под дождем кожаный мяч, направив его наобум куда-нибудь вверх. И чтобы при этом его бесхитростные действия не были испорчены какими-то там вульгарными техническими приемами или физическими навыками, и чтобы в графике его тренировок преобладали лишь два упражнения — выпить пивка и закусить пирожком.

По своей дурости мы позволили, чтобы футбол присвоили себе народы вроде французов, в стране у которых климат посуше и болота погуще. Эти загорелые народы с их невыразительными и плоскими передачами испортили футбол своими дурацкими нововведениями типа «контроль над мячом», «технические приемы» или «тянуть время до конца игры». И вот уже полвека Англия ни разу не выиграла — ни в одном чемпионате мира.

В Великой Хартии вольностей с ее иллюзорными абстрактными принципами истинного британского духа совершенно не чувствуется. Он формировался в условиях нашего климата, он корнями уходит глубоко в нашу землю, и преследует цель — по возможности громить французов. Как единый народ мы твердо стоим на обеих ногах по колено в славной грязи, и с места не сойдем — ибо иногда просто не в состоянии — ни на шаг.

По материалам: inosmi.ru