От чего помогают цветы одуванчика

Королева крупных форм: каково быть Захой Хадид

Её возмущало, что студенты не умеют рисовать. Для каждого своего проекта она делала сотни набросков, настаивая, что архитектура — это искусство, а не сфера обслуживания. Нельзя сказать, что этот подход очень нравился её клиентам.

Сегодня зданиями Захи Хадид хвастаются друг перед другом мировые столицы, они вписаны в учебники и путеводители. В Москве построен и один из последних её проектов — офисный центр Dominion Tower. Дочь Багдада и гордость Британской империи, поклонница Малевича и ученица Рэма Колхаса, «гений» и «тиран» — это всё о ней, о главной Даме современной архитектуры.

Хадид знала, чем хочет заниматься с 11 лет и упорно шла к своей цели. В 18 покинула родной Багдад и уехала изучать математику в Американском университете Бейрута. В 22 поступила в Архитектурную Ассоциацию в Лондоне к прославленному теоретику деконструктивизма, голландцу Рэму Колхасу. Он же стал её первым работодателем. Были у Хадид и другие выдающиеся учителя. Например, Казимир Малевич. Дипломная работа Захи, проект обитаемого моста над Темзой, так и называлась — «Тектоник Малевича».

Хадид создала оригинальный подход к работе архитектора — она отказалась от компьютерных проекций, используя вместо них живопись.

Её возмущало, что студенты не умеют рисовать. Для каждого своего проекта она делала сотни набросков, настаивая, что архитектура — это искусство, а не сфера обслуживания. Нельзя сказать, что этот подход очень нравился её клиентам.

В 1980 году Хадид основала собственную фирму Zaha Hadid Architects, но выполняла лишь мелкие заказы. Дух новаторства и бунтарства вкупе со своенравным характером пугал крупных заказчиков. Не помогала даже победа в престижных конкурсах. В 1983 году Заха выиграла право на строительство загородного клуба на холме над Гонконгом, но проект лишь наделал шума, оставшись нереализованным.

Спустя 10 лет Хадид вновь привлекла к себе внимание уже в Великобритании, победив в конкурсе на строительство оперного театра в Кардиффе. Однако под давлением недовольной общественности заказчик аннулировал результаты конкурса и назначил новый. Заха решила идти до конца и снова одержала победу, обойдя 268 конкурентов. Но заказчик вовсе отказался от проекта.

Хадид осталась практически без работы, но даже в такой ситуации Заха не изменила себе. Её проекты не стали менее «безумными и нереалистичными», она предпочитала перестраивать общественное мнение под себя. «Мне не нравится слово компромисс», — невозмутимо повторяла Хадид.

Первым воплощенным в жизнь проектом Хадид стала пожарная часть в Германии. На момент строительства Захе было 44 года. Еще через четыре года, после реализованного Центра современного искусства Розенталя в Цинциннатти, Хадид стала одним из самых востребованных архитекторов в мире.

Она достигла всех мыслимых и немыслимых высот — её бюро превратилось в империю с сотнями сотрудников и почти тысячью заказов в 44 странах.

Искусствоведы засыпали её похвалами, а профессиональное сообщество — наградами. Но успех не сделал её более сговорчивой или менее принципиальной. И клиенты, и сотрудники признавали, что с Хадид не всегда легко работать. Её требовательность, вспыльчивость и крутой нрав были предметом почти легенд.

История о том, как Заха отправила ассистента с Венецианской биеннале в свою лондонскую квартиру за парой туфель облетела архитектурную тусовку в два счета. Но этот же перфекционизм и нежелание мириться с недостатками делал её работы такими завораживающими. Хадид не знала слово «невозможно», будь то гравитация или упрямый клиент.

Заха всегда знала, как заставить их следовать своему замыслу. Она заставляла парить в воздухе тонны стекла и бетона самых причудливых форм, раз за разом доказывая, что пространство и законы физики можно подчинить таланту.

Хадид говорила: «Многих людей не устраивает такой подход, потому что вообще люди не любят ставить под сомнение свои представления о правильном и неправильном».

В 2004 году Хадид стала первой женщиной в истории, получившей архитектурный Оскар — Притцкеровскую премию. Символично, что церемония вручения прошла в Санкт-Петербурге, где когда-то Малевич возглавлял Государственный институт художественной культуры. Там же, в Северной столице, прошлым летом прошла и первая в России персональная выставка Хадид.

В 2012 году Хадид была удостоена звания Дамы-Командора ордена Британской империи, что соответствует рыцарскому званию и позволяет использовать перед именем приставку «Дама». В мужском мире архитектуры она так и осталась леди, хотя полностью отдав себя работе, так и не завела семью.

Несмотря на прижизненное признание, в одном из последних интервью в феврале этого года Хадид призналась: «Я не чувствую себя частью истеблишмента. Я вне его, как будто на краю, болтаюсь тут. Меня это вполне устраивает…Я просто делаю, что делаю, и всё».

Критики частенько обвиняли Хадид в высокомерии, говорили, что она проектирует, не заботясь о том, «каково быть её зданием». Что ж, зато она точно знала, каково быть Захой Хадид.

Источник: https://ria.ru/analytics/20160401/1400878243.html