Одуванчики применение в народной

Образование Китайской Народной Республики в октябре 1949 г. потребовало принятия законов, отвечающих новым изменившимся усло­виям. Развитие уголовного законодательства КНР в дальнейшем пошло по линии принятия уголовных законов, предусматривающих ответствен­ность за отдельные виды преступлений. В первую очередь были приня­ты законы, направленные на борьбу с наиболее опасными преступле­ниями. Такими законами явились: Положение о наказаниях за контрре­волюционную деятельность от 20 февраля 1951 г.; постановление Госу­дарственного административного совета о конфискации имущества военных Преступников, предателей, представителей бюрократического капитала и контрреволюционеров от 4 февраля 1951 г.; постановление Государственного административного совета о конфискации имущества лиц, совершивших контрреволюционные преступления, от 22 июня 1951 г.; Временные правила ограничения контрреволюционных элемен­тов от 27 июня 1952 г.; Временные правила о наказаниях за вред, при­чиненный государственной денежной системе, от 19 апреля 1951 г.; Положение о наказаниях за коррупцию от 21 апреля 1952 г.; Приказ Государственного административного совета о строгом запрещении вы­ращивания, изготовления, хранения, перевозки, продажи и употребле­ния опиума от 24 февраля 1950 г. и ряд других.

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Домахин, С. А.
Вопросы развития уголовного законодательства
Китайской Народной Республики /С. А. Домахин.
//Правоведение. -1959. — № 3. — С. 71 — 77
Статья находится в издании «Правоведение.» Материал(ы):

    Вопросы развития уголовного законодательства Китайской Народной Республики.
    Домахин, С. А.

Прошло десять лет со дня образования Китайской Народной Рес­публики. За прошедший период китайский народ добился величайших успехов в строительстве социализма. Выросло и окрепло народно-демократическое государство нового Китая, в обществе произошли значительные социальные преобразования. Эти успехи были достигнуты в повседневной борьбе, которую вел китайский народ с происками империалистических государств, с враждебными реакционными силами внутри страны, со всем отживающим, отмирающим, что мешало успешному продвижению вперед по пути социализма. Значительную роль в укреплении и развитии народно-демократического государства Китая, в его успехах на пути строительства нового общества сыграло уголовное законодательство, являющееся оружием диктатуры народной демократии

Развитие уголовного законодательства КНР отличается рядом особенностей, являющихся частным проявлением специфики процесса социалистических преобразований, происходящих в Китае. Характерно особенностью развития уголовного законодательства КНР явилось то, что новое государство совершенно не использовало законы, действовавшие до освобождения. Для того чтобы объяснить это, необходимо хотя бы коротко остановиться на характеристике уголовного законодательства Китая дореволюционного периода.

История китайского права насчитывает несколько тысяч лет. Почти каждая императорская феодальная династия, приходящая на смену другой, издавала свои собственные законы. Так, были Ханьские законы, законы шести династий (Вей, Цзинь и др.). Суйские, Танские законы, свод уголовных законов эпохи Сун, Юаньские законоположения Минские, Цинские законы и, наконец, так называемый «Свод шести правил» гоминдана. 1 В течение многих лет эта цепь законов являлась орудием реакционных господствующих классов в деле подавления и закабаления широких народных масс.

Характерными чертами уголовных законов феодального период были: защита интересов феодалов, закрепление и охрана феодальной системы почитания старших, бесправное положение женщины, объективное вменение, своеобразный, соответствующий феодальным отношениям, взгляд на причинение, жестокость наказания (широкое применение смертной казни, телесных наказаний) и другие черты, характерные для уголовного законодательства периода феодализма.

В 1911 г. пала ненавистная китайскому народу императорская Глин­ская династия. С ее падением подверглись резкому колебанию и устои феодализма, но до конца они сломлены не были. Революция 1911 г. привела к отмене феодального уголовного законодательства, но неза­вершенность ее оказала влияние на содержание вновь принятого уго­ловного законодательства. В 1912 г. издается уголовный кодекс, на­званный «Новым временным уложением о наказаниях Китайской Рес­публики». Но хотя уложение и называлось новым, по своему содержа­нию оно мало чем отличалось от старого. Характерно, что в основу «Нового уложения» был положен проект, составленный еще в период, господства Цинской династии.

Изменения, которые претерпел этот проект, были незначительны и в некоторых случаях далеко не демократического свойства. Из проек­та были исключены статьи, предусматривающие особую охрану лично­сти императора и членов императорской фамилии. Но ‘было сохранено объективное вменение, уголовная ответственность наступала за послед­ствия, не находящиеся в причинной связи с совершенным действием, и т. д.

В «Новое уложение» был включен ряд статей, направленных на охрану капиталистических отношений. В качестве примера можно при­вести ст. 224, каравшую за участие в забастовке каторжной ссылкой на срок до 3 лет, а при отягчающих вину обстоятельствах — на срок до 16 лет. «Новое уложение» действовало в течение 17 лет вплоть до кон­ца господства северных милитаристов (Юань Ши-кай и его преемники).

В 1928 г. пришедшие к власти гоминдановские реакционеры опуб­ликовали и стали применять новый уголовный кодекс, содержание ко­торого в основном сводилось к восприятию принципов уголовных кодек­сов Японии, Германии, Австрии, Швейцарии и других капиталистиче­ских государств. Уголовный кодекс 1928 г. воспринял некоторые прин­ципы буржуазного уголовного законодательства, но в то же время со­хранились и черты феодального законодательства.

В 1935 г. вводится в действие новый уголовный кодекс, имевший: ярко выраженный фашистский характер. Многие статьи УК 1935 г. были: составлены по примеру фашистских уголовных кодексов Италии и Гер­мании. УК 1935 г. использовался реакционными классами Китая, реак­ционной гоминдановской кликой в целях подавления демократиче­ского, революционного движения. Этим же задачам служили и другие уголовные законы, изданные гоминданом. Все эти законы были на­правлены на защиту полуфеодального, полуколониального, фашист­ского гоминдановского государства. Гоминдановские законы тяжким бременем ложились на плечи трудящихся. Они были также ненавистны трудящимся Китая, как и сам гоминдановский режим.

Поэтому одной из первых мер народной власти нового Китая яви­лась отмена старого, гоминдановского законодательства. В ст. 17 Об­шей программы Народного политического консультативного совета. Китая, принятой в момент образования Китайской Народной Респуб­лики, указывалось: «Ликвидируются все угнетающие народ законы, указы и судебная система гоминдановского реакционного правитель­ства и будут выработаны законы и изданы указы, защищающие инте­ресы народа, а также установлена система народного правосудия».

Однако в связи с тем, что многие вопросы судебной работы, в том числе и вопросы борьбы с преступлениями, еще не были урегулированы новым законодательством, некоторые работники юстиции были склонны к использованию старого гоминдановского законодательства, в особен­ности старых кодексов. Сторонники этого взгляда обосновывали свою позицию тем, что не все старое законодательство было направлено против интересов народа, что есть старые законы, которые только частично, а не в своей основе противоречат интересам народа.

В связи с этим ЦК Коммунистической партии Китая еще в феврале 1949 г. принял специальное постановление «О ликвидации старого гоминдановского шестикнижья и об установлении в области юстиции принципа, действовавшего в старых освобожденных районах». 2 В поста­новлении отмечался вышеуказанный неверный взгляд на гоминданов­ское законодательство, указывалось, что в основе его лежит забвение марксистско-ленинского учения о государстве и праве, ибо взгляд этот ведет к представлению о надклассовости закона. «В действительности же, — говорится в постановлении, — как нет надклассовых государств, так нет, и не может быть надклассовых законов. Все гоминдановские законы могли быть и действительно были только орудием осуществле­ния реакционного господства помещиков-феодалов и компрадорской, бюрократической буржуазии, орудием подавления и угнетения широких народных масс».

В то же время в постановлении устанавливались и те принципы, которыми надлежит .руководствоваться органам юстиции в условиях, новодемократического строя Китая, когда еще не все вопросы судебной работы урегулированы законодательством. В постановлении указыва­лось: «сейчас, когда народные законы еще не приняты, органы юстиции в своей работе должны руководствоваться следующими принципами:

— те вопросы, которые предусмотрены в изданных народными прави­тельствами освобожденных районов и военными властями законах, при­казах, решениях и положениях, должны решаться на основе этих, актов;

— те вопросы, которые в этих актах не предусмотрены, должны ре­шаться в соответствии с духом и направлением новодемократической политики».

Эти принципиальные указания явились руководящими для работы судебных органов и после образования Китайской Народной Респуб­лики.

Характерной особенностью развития уголовного законодательства КНР было также то, что процесс его создания начался еще до полного освобождения территории Китая, до образования Китайской Народной Республики. В период народно-освободительной войны в старых осво­божденных районах народной властью этих районов и военным коман­дованием были приняты акты, имевшие уголовно-правовое значение и по своему содержанию принципиально отличавшиеся от гоминданов­ского уголовного законодательства. Как указывал тов. Дун Би-у, эти: законы «были ростками нашей нынешней народно-демократической законности». 3

Уголовные законы старых освобожденных районов были направле­ны на охрану демократических революционных завоеваний, против реакционных сил, против происков иностранной и гоминдановской агентуры. Эти уголовные законы предусматривали также ответствен­ность лиц из числа рабочих и крестьян, нарушавших общественный порядок, не выполнявших требования законов народной власти. 4 Рассматриваемые уголовные законы строились на демократических началах по своему содержанию и целям они противостояли реакционному гоминдановскому законодательству, что еще больше подчеркивало их прогрессивный характер. Так, в старых освобожденных районах впервые в истории китайского государства были полностью отменены телесные наказания, применение которых широко практиковалось в гоминдановских судах. «Центральное советское правительство, — указывал тов. Мао Цзе дун, — особым декретом объявило об отмене физических наказаний. Это величайшая историческая реформа. А в гоминдановских судебных учреждениях до сих пор распространены средневековые нечеловеческие пытки». 5

Образование Китайской Народной Республики в октябре 1949 г. потребовало принятия законов, отвечающих новым изменившимся усло­виям. Развитие уголовного законодательства КНР в дальнейшем пошло по линии принятия уголовных законов, предусматривающих ответствен­ность за отдельные виды преступлений. В первую очередь были приня­ты законы, направленные на борьбу с наиболее опасными преступле­ниями. Такими законами явились: Положение о наказаниях за контрре­волюционную деятельность от 20 февраля 1951 г.; постановление Госу­дарственного административного совета о конфискации имущества военных Преступников, предателей, представителей бюрократического капитала и контрреволюционеров от 4 февраля 1951 г.; постановление Государственного административного совета о конфискации имущества лиц, совершивших контрреволюционные преступления, от 22 июня 1951 г.; Временные правила ограничения контрреволюционных элемен­тов от 27 июня 1952 г.; Временные правила о наказаниях за вред, при­чиненный государственной денежной системе, от 19 апреля 1951 г.; Положение о наказаниях за коррупцию от 21 апреля 1952 г.; Приказ Государственного административного совета о строгом запрещении вы­ращивания, изготовления, хранения, перевозки, продажи и употребле­ния опиума от 24 февраля 1950 г. и ряд других.

Уголовные законы КНР отражают и защищают новые народно-демократические отношения. Они направлены против реакционных сил в защиту интересов народа, против тех, кто под влиянием старых взгля­дов и привычек совершает общественно опасные действия, нарушаю­щие интересы государства и граждан Китайской Республики.

Новые уголовные законы строятся на социалистических принципах ответственности, в основу понятия преступления в них кладется мате­риальный признак — опасность деяния для народно-демократического государства, устанавливается ответственность за вину, индивидуализа­ция наказания и другие.

Обстановка, сложившаяся в стране, объективные трудности социа­листических преобразований, необходимость уделять первоочередное вни­мание вопросам экономики, культурному строительству, вопросам идеологической борьбы и другим главнейшим задачам не дали возмож­ности за прошедшее десятилетие создать Уголовный кодекс. В связи с этим многие вопросы уголовной ответственности остались не урегули­рованными законодательством. Поэтому большую роль в определении уголовной ответственности играют, во-первых, общеправовые законы, во-вторых, судебная практика и, в-третьих, общие принципы народно-демократической политики, проводимой Коммунистической партией и государством. Государственный административный совет в своем поста­новлении «Об усилении работы органов юстиции Китайской Народной Республики» от 3 ноября 1950 г. по вопросу о том, чем должны руковод­ствоваться органы юстиции при разбирательстве уголовных дел указал: «В настоящее время новые законы, принимаемые правительством, еще не могут быть вполне совершенными и предусмотреть все вопросы. Однако основные из них: общая программа, организационный закон и другие за­коны и указы, принятые Центральным народным правительством, Госу­дарственным административным советом, Верховным народным судом и другими правительственными органами, — могут явиться той основой, на которой должна строиться вся работа органов народной юсти­ции». 6

В первые годы после образования Китайской Народной Республики большую роль в этом деле играла Общая программа Народного поли­тического консультативного совета Китая, принятая в сентябре 1949 г. В Общей программе давалось определение сущности диктатуры народ­ной демократии в Китае, закреплялись основные принципы политики, проводимой государством в области государственного устройства, воен­ной системы, экономики, в национальном вопросе и других областях жизни страны. В Общей программе закреплялись основные права и обязанности граждан, в общей форме определялось, какие деяния пред­ставляют опасность для народно-демократического государства и вле­кут уголовную ответственность. Так, в Общей программе предусматри­валось, что государство будет подавлять всякую контрреволюционную деятельность, карать военных преступников, изменников родине и дру­гих лиц, ведущих борьбу против народной демократии (ст. 7). В ст. 37 Общей программы указывалось на необходимость пресечения действий, дезорганизующих торговлю и рынок, в ст. 39 говорилось, что «лица, занимающиеся денежной спекуляцией и подрывающие денежное обра­щение государства, должны сурово наказываться». В течение длитель­ного периода эти и другие указания являлись той юридической базой, которой руководствовались органы государственной власти при реше­нии вопросов уголовной ответственности.

Исключительно важное значение в развитии права КНР вообще и уголовного права в частности имеет принятая в 1954 г. Конституция КНР. Конституция КНР является основным государственным законом. Тов. Лю Шао-ци в докладе о проекте конституции отмечал: «Конститу­ция. подводит под нашу нынешнюю борьбу прочное юридическое основание. В конституции предусматривается, какие дела в важнейших вопросах нашей государственной жизни являются законными и должны согласно закону проводиться в жизнь, а также какие дела являются не­законными и, следовательно, должны пресекаться». 7

Большое значение имеют также другие, не уголовно-правовые за­коны. Например, Закон о браке от 13 апреля 1950 г., устанавливая де­мократическую систему брака, запрещает такие действия, как много­женство, наложничество, принуждение к вступлению в брак. В ст. 26 Закона устанавливается, что «если в результате нарушения свободы брака последовала смерть или увечье, виновные подлежат уголовной ответственности». Это указание закона, хотя и носит общий характер, играет, тем не менее, большую роль в деле борьбы с преступлениями, являющимися проявлением пережитков феодальных обычаев.

Важная роль в развитии уголовного права Китайской Народной Республики принадлежит судебной практике. Многие вопросы уголов­ной ответственности, не предусмотренные законодательством, решаются, на основе соответствующих руководящих указаний Верховного народ­ного суда и Верховной народной прокуратуры. В качестве примеров, показывающих, какое большое практическое значение имеют эти ука­зания, можно привести: разъяснение Верховного народного суда по во­просам досрочного освобождения, условного осуждения и лишения гражданских прав от 1950 г., 8 в феврале 1951 г. отделение Верховного, народного суда Восточного Китая издало Циркуляр по вопросу о нака­зании лиц, обвиняемых в нескольких преступлениях. 9 По этим и ряду других вопросов уголовного права законодательных актов нет, и издан­ные указания являются руководящими для народных судов и других органов юстиции.

Общие принципы народно-демократической политики, проводимой государством, также играют значительную роль в решении вопросов, уголовной ответственности. Каждый этап развития нового государства определялся политикой Коммунистической партии и правительства. Принципы этой политики были изложены в важнейших программных партийных и государственных документах, в выступлениях и работах руководителей партии и государства. Эти документы и высказывания являлись той основой, на которой базировалось решение уголовно-пра­вовых вопросов, не урегулированных законодательством.

В речи на VIII Всекитайском съезде КПК тов. Дун Ви-у говорил: «Выдвинутые в прошлом нашей партией и государством различные по­литические установки и программы, выражающие интересы и требова­ния подавляющего большинства народа, из-за объективных условий хотя и не могли быть сразу закреплены в виде конкретных и совершен­ных законов, но фактически они сыграли роль законов». 10

Большая роль в деле определения и развития принципов уго­ловно-правовой политики принадлежит тов. Мао Цзэ-дуну. Тов. Мао Цзэ-дун в своих работах на основе сочетания революционной практики и марксистско-ленинской теории сформулировал ряд весьма важных положений в области уголовного права переходного периода. Его ука­зания по вопросам сущности диктатуры народной демократии, о харак­тере противоречий в условиях диктатуры народной демократии и путях их преодоления, сочетании убеждения и принуждения, подавления и вос­питания и другим вопросам являются руководящими началами в деле осуществления революционной законности.

Уголовное законодательство Китайской Народной Республики скла­дывается на основе развивающихся в стране социалистических общест­венных отношений. Оно активно содействует укреплению и развитию этих отношений, ликвидации остатков феодализма и капитализма в стране. Уголовное законодательство КНР является поэтому глубоко прогрессивным и служит важным средством в борьбе революционных сил со всем старым, отживающим, за построение нового социалистиче­ского Китая.

Впервые в истории Китая уголовные законы из средства подавле­ния и угнетения трудящихся масс, из средства защиты интересов экс­плуататорских классов превратились в орудие защиты интересов на­рода, его революционных завоеваний. Уголовное право КНР проник­нуто духом подлинного гуманизма, главной его задачей является воспи­тание и перевоспитание членов общества, совершивших общественно опасные действия; воспитание на основе применения наказания, преду­преждения совершения преступлений.

Уголовные законы беспощадны к врагам революции, к реакцио­нерам и контрреволюционерам всех мастей. Однако применение самых строгих мер к этим лицам оправдано и справедливо, так как целью таких мер является защита интересов большинства против меньшинства, стремящегося восстановить свое утраченное господство.

Формирование уголовного права КНР проходит под благотворным влиянием советского уголовного права. Многие институты уголовного права КНР строятся по принципам советского уголовного права с уче­том специфических политических, экономических и национальных осо­бенностей Китая. Это влияние прогрессивно и неизбежно. Китайский народ, строящий социалистическое общество, не может пройти мимо опыта первого в мире социалистического государства в его борьбе с об­щественно опасными посягательствами на социалистические обществен­ные отношения.

Использование законодательного опыта и опыта судебной прак­тики Советского государства способствует развитию уголовного права КНР, успешной борьбе китайского народа за укрепление своего госу­дарства.

1 Гоминдановский «Свод шести прав» включал в себя: конституцию, уголовное право, гражданское право, торговое право, процессуальное (уголовное и граждански право, закон об организации Судебной палаты.

2 Сборник документов и материалов по уголовному праву КНР. Изд. Пекинского политико-юридического института, 1956 (на китайском языке).

3 Дун Би-у. Речь на VIII Всекитайском съезде КПК. Материалы VIII Всеки­тайского съезда коммунистической партии Китая. Госполитиздат, М., 1956, стр. 242.

4 Среди наиболее важных уголовных законов того периода можно указать: Поло­жение о наказаниях за контрреволюционную деятельность 1934 г ., Положение о наказаниях за бандитизм в военный период в пограничных районах Шэнси – Ганьсу — Нинся 1939 г ., Временное положение о наказаниях за приобретение, перевозку, про­дажу ядовитых веществ в пограничных районах Шаньси – Шаньдунь — Хэнань 1940 г ., Положение о наказаниях за коррупцию в освобожденных районах Северо-Восточного Китая 1947 г .

9 Судебное пособие. Составлено отделением по дознанию и расследованию при народном суде провинции Цитян, 25 марта 1951 г . (на китайском языке).