Одуванчики применение в лечении

дело по апелляционной жалобе истца С.Е.Г. на решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 20 октября 2015 г., которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований С.Е.Г.к Б.С.Р.о признании заявления об отказе от обязательной доли на наследственное имущество недействительным, применении последствий недействительности — отказать.

Истец С.Е.Г. обратилась в суд с иском к ответчику Б.С.Р. о признании недействительным, по основаниям ст.ст. 167, 179 ПС РФ, её заявления N 677 от 29.11.2013 г. об отказе от обязательной доли наследства после смерти её матери С. А.Ф., умершей ***г., и применении последствий недействительности оспариваемой односторонней сделки.

В обоснование заявленных требований истец указала, что ***г., находясь в ГКБ N 4, умерла её мать — С.А.Ф., после смерти которой, открылось наследство в виде однокомнатной квартиры по адресу: г. Москва, ***(одна вторая) доли в праве собственности на комнату в квартире по адресу: г. Москва, ***; денежных вкладов в банках; облигаций. С.Е.Г. является наследником первой очереди по закону, так как является родной дочерью наследодателя. Кроме того, 17.09.2012 г. в пользу истицы её матерью С.Е.Г., при жизни последней, было составлено нотариально удостоверенное завещание. В период с 21.09 по 03.10.2013 г. мать истицы находилась в ГКБ N 1, куда была госпитализирована в связи с полученной ею травмой головы, и где переводилась в различные отделения этого лечебного учреждения. 04.10.2013 г. Сечина А.Ф. была переведена в ГКБ N 4, где и умерла ***г.. Уже после смерти матери, истица узнала от ответчика о наличии нотариально удостоверенного завещания, составленного её матерью 10.10.2013 г. в период нахождения С. А.Ф. в больнице в пользу ответчика — Бах СР.. 29.11.2013 г., по настоянию ответчика, истица у нотариуса отказалась от обязательной доли в наследстве после смерти матери, поскольку ответчик заставил обманным путем, под воздействием истицу подписать оспариваемый отказ от обязательной доли в наследстве, шантажируя истицу тем, что в случае не подписания ею такого отказа от наследства, то истицу отправят на принудительное лечение в психиатрическую больницу, после чего, ответчик 29.11.2013 г. отвез истицу к нотариусу, где заставил истицу написать отказ от обязательной доли наследства.

Истица, полагала, что оспариваемый ею отказ от обязательной доли наследства, совершен ею под воздействием обмана, угроз, на крайне невыгодных для неё условиях, оспаривала его по основаниям ст.ст., 167, 168, 177 ГК РФ.

В судебном заседании истец и ее представитель по доверенности исковые требования поддержали, настаивали на их удовлетворении в полном объеме.

Ответчик и его представитель по доверенности, в судебном заседании исковые требования не признал, возражал против их удовлетворения, настаивал на отказе истцу в иске.

Третье лицо — нотариус г. Москвы Б. О.В., Управление Росреестра по Москве, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явились.

Суд постановил указанное выше решение, об отмене которого просит истец С.Е.Г. в своей апелляционной жалобе, как незаконного и необоснованного.

Изучив материалы дела, заслушав возражения ответчика Б.С.Р., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Согласно ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

При разрешении настоящего дела суд руководствовался ст.ст. 12, 56, 61 — 67 ГПК РФ, ст.ст. 166, 167, 179, 1149, 1154, 1157, 1158 ГК РФ, п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Из материалов дела усматривается, что решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 11.03.2015 г., вступившим в законную силу 20.07.2015 г., по делу N 2-162/15 по иску С.Е.Г.к Б.С.Р.о признании завещания недействительным, признании права собственности, истцу С.Е.Г. было отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительным нотариально удостоверенного завещания, составленного 10.10.2013 г. её матерью — С. А.Ф., умершей ***г., о признании недействительными свидетельств о праве на наследство, выданных нотариусом г. Москвы Б. О.В. на имя ответчика — Бах СР. в отношении наследственного имущества умершей С. А.Ф. (наследодателя), об аннулировании записей о праве собственности ответчика — Бах СР. в ЕГРП на квартиру N 1 в доме N 19 корпус 1 по *** в доме N 20/17 по ул. Авиамоторная в г. Москве, о признании за истцом в порядке наследования по закону права собственности на наследство — вышеназванные объекты недвижимости.

Спор был рассмотрен между теми же сторонами, в вышеприведенном решении суда были установлены факты и обстоятельства, которые в силу ст. 61 ГПК РФ, являются преюдициальными для суда, не доказываются вновь и заключаются в нижеследующем.

— денежных вкладов, хранящихся в дополнительном офисе N ***Московского банка ОАО «Сбербанк России» на четырех счетах, с причитающимися процентами и компенсациями, компенсации по закрытому лицевому счету, принадлежавших наследодателю на момент открытия наследства на праве собственности.

В соответствии со ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения. Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания.

Отказывая в удовлетворении исковых требований С.Е.Г. суд первой инстанции исходил из того, что С.Е.Г. в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ, не представлены доказательства, подтверждающие приведенные стороной истца доводы.

В апелляционной жалобе истец указывает на то, что она подписала отказ от обязательной доли под воздействием Б. С.Р., который угрожал отправить истца на принудительное лечение в психиатрическую больницу, а также составил завещание на неё, согласно которому в дальнейшем все будет принадлежать истцу и, которое в последствии он отменил.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания недействительным отказа истца от обязательной доли наследства от 29.11.2013 г., удостоверенного нотариусом г. Москвы Б. О.В., в целом доводы апелляционной жалобы повторяют позицию стороны истца, изложенную при рассмотрении иска в суде первой инстанции, а потому не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, так как не опровергают вышеизложенных выводов суда, основаны на неправильном толковании норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют. Нормы материального права применены судом правильно, нарушений норм процессуального права судом допущено не было, следовательно, оснований для отмены решения суда не имеется.

Таким образом, при рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда не имеется.

Решение Кузьминского районного суда г. Москвы от 20 октября 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Источник: http://base.garant.ru/140604867/