Одуванчики для печени рецепт

Вместе с Кариной вечер ведет американка Дженнифер Еремеева. Она ведет блог о жизни в России, основными темами которого являются еда и культура. Еремеева уехала в Россию в 1978 году и в последствии наблюдала, как ситуация с едой менялась после падения Советского Союза. Из-за грейпфрутов и «Баскин Роббинс» был настоящий ажиотаж. Позднее все с ума сходили по суши, а сейчас повсеместно доступны стали даже обезжиренные продукты, рассказывает она.

Морозным осенним вечером в центре Лондона собралась компания, чтобы обсудить давнюю и общую любовь россиян к майонезу. В большинстве своем компания состояла из выходцев из России, и собрались они в Пушкинском доме, созданном в 1950-х для всех, кто интересуется русской культурой.

Майонез появился в императорской России на рубеже XIX-XX веков и сохранил своих стойких приверженцев в советские времена. Производился он массово, хранился долго и поэтому использовался повсеместно — от рабочих столовых до домашней кухни. Сегодня среднестатистический россиянин потребляет 2,5 кг майонеза в год, используя его везде: майонез и добавляют в салат как заправку, и мажут на хлеб.

Вечер ведет Карина Болдри. Она рассказывает, что в ее детстве вся кухня сводилась к различным консервам, которые иногда удавалось разнообразить салями. Определенные продукты можно было достать, только если у вас были нужные связи. Майонез стал широко доступен только в девяностые.

Вместе с Кариной вечер ведет американка Дженнифер Еремеева. Она ведет блог о жизни в России, основными темами которого являются еда и культура. Еремеева уехала в Россию в 1978 году и в последствии наблюдала, как ситуация с едой менялась после падения Советского Союза. Из-за грейпфрутов и «Баскин Роббинс» был настоящий ажиотаж. Позднее все с ума сходили по суши, а сейчас повсеместно доступны стали даже обезжиренные продукты, рассказывает она.

Она точно не знает, откуда пошла необходимость везде добавлять майонез. «Мне он нравится, но он уместен не везде. В сэндвичах — да, но не для того, чтобы скрыть вкус блюда, и не как смазка для еды»,— говорит Еремеева. Как она пишет в блоге, майонез подходит для яиц, сэндвичей из тунца или картофельного салата, но совсем не подходит для супа, яичницы или в качестве маринада.

«Еда — это отличный способ понять культуру»,— считает Еремеева, отмечая «славянскую гостеприимную душу». «Когда кто-то готовит вам блюдо, это аналогично тому, что человек приглашает вас к себе домой и предлагает надеть свои тапочки»,— добавляет она.

В ходе вечера, организованного группой постсоветских кулинарных энтузиастов «Русские пирушки», исследуются многие аспекты российской жизни, но только не политика. Обсуждение кратко затрагивает санкции, введенные Кремлем в августе в качестве реакции на международные санкции, ставшие ответом на участие России в конфликте на Украине: говорят, несмотря на то, что у России есть выход к морю, в супермаркетах продают белорусские мидии. Также на полках магазинов появился сибирский сыр моцарелла. Некоторые считают, что санкции положат конец культуре гурманства, другие, наоборот, думают, что так российские производители, наконец, смогут реализовать себя.

Беседа быстро возвращается к «шубе», типично российскому деликатесу, известному также как «селедка под шубой». Это салат из щедро пропитанных майонезом слоев маринованной селедки, яиц вкрутую, картофеля, свеклы, моркови и лука. Еремеева осуждающе называет блюдо «кулинарным преступлением, метафорой всего, что пошло не так с Россией», а в ответ получает неодобрительный (хоть и доброжелательный) гул. «Свеклу и селедку нельзя смешивать»,— считает она, но она в меньшинстве.

Разговор о «шубе» побуждает остальных вспомнить свои майонезные грехи: Кейт Чернышова, британка, которая жила в России в начале 90-х годов, рассказывает, как однажды ее угостили блюдом из брюссельской капусты и майонеза. Еремеева делится рецептом фирменного блюда свекрови — это «мясо по-французски». Чтобы приготовить его, необходимо щедро залить мясо майонезом и запекать несколько часов.

Но на всякое пищевое преступление у каждого находится и кулинарный триумф. Россиянин Алексей Евстафьев, который живет в Лондоне восемь лет, рассказывает про мамин рецепт жаренного на вертеле цыпленка. Секрет блюда в том, чтобы намазать курицу майонезом. Карина Болдри добавляет майонез, когда печет печенье или шоколадный торт, также она кладет его в суп. Украинка Оксана Дмитриева, живущая в Великобритании уже четырнадцать лет, рассказывает, что смешивает майонез и сметану для заправки и добавляет его, когда жарит печень, чтобы сделать ее мягче.

Майонез — не единственный атрибут русской кухни, который обсуждали в тот вечер. Суп также считается исключительно важным элементом кулинарного искусства в России, и готовить его по традиции нужно, только если человек болен. И, конечно, не стоит забывать про укроп: его русские, кажется, любят больше всего.

По материалам: www.kommersant.ru