Одуванчик лечебные свойства цветки

Тайна друдовой рощи

Март никак не мог заснуть. Он клял себя за податливость и мягкотелость. Зачем он согласился на это свадебное путешествие? Что же стало с Лойей? Неужели она погибла? Нет! Никто не видел её мертвой, значит нужно её спасти. Или хотя бы попытаться. Это Закон. Закон номер семнадцать. Мартин вскочил, натянул комбинезон. На пол упал увядший желтый цветок. Он придал юноше еще больше решимости.
Дверь медицинского изолятора предательски заныла. Мартин Кар на цыпочках вышел в коридор. Дежурного врача на месте не было. Охранник посапывал на кушетке, свернувшись калачиком. В одной из палат ритмично поскрипывала кровать и стонала женщина.
— А вот и доктор, — усмехнулся Мартин и вышел из медблока. Что было сил, он устремился к шлюзу.
— Ничего, ничего… — шептал он на бегу. — Я спасу тебя, Лойя! Потерпи. Я не брошу тебя одну! Я обязательно найду тебя и спасу!
Добравшись до шлюза, он натянул скафандр и прихватил с собой еще один баллон с воздухом. Про запас. Двух баллонов должно хватить до утреннего зуммера. Мартин не хотел, чтобы кто-то знал о его ночной вылазке.
Юноша выскочил из лифта и с удивлением уставился на небо. О луне и звездах он читал в школьных учебниках, но никогда не догадывался, насколько это красиво и завораживающе. Он, открыв рот, уставился на оранжевую луну и несколько мгновений не шевелился. Потом помотал головой, словно стряхивая какое-то видение, и направился в лес.
Мартин хорошо помнил то место, где нашел одежду Лойи. Через пару минут он уже был там. Аккумулятор был чуть живой и прожектор на гермошлеме едва мерцал. Март осмотрел все вокруг. Ничего! Даже трава была не примята. Скорее всего что-то схватило Лойю сверху и унесло, не оставляя никаких следов. Но что это? Огромная птица? Какой-то летательный аппарат?
Он присел под деревом, прислонившись к теплому, как ему показалось, стволу. Дерево вдруг затрепетало, зашумело огромными, жесткими листьями и потянуло к юноше гибкие ветви. Мартин вскочил на ноги и выхватил оружие. Еще в школе он с изумлением и затаенным ужасом слушал рассказы учителя о растениях-хищниках, заманивающих и убивающих насекомых и животных. Скорей всего, это дерево было из таких.
Кар отошел на безопасное расстояние и принялся рассматривать пышную крону. Может, это дерево схватило Лойю и держит её среди ветвей? Увы, девушки там не было. Но дерево, как-то странно помахивало листьями, как будто подзывало его к себе.
— Ну, уж нет! – сказал вслух Март. – Нашло олуха. Сначала подманишь, а потом сожрешь. Не выйдет!
Мартин взвалил на плечо запасной баллон и направился вглубь леса.
Яркое, сверкающее блёстками звезд небо серело. Ночь сменили предрассветные сумерки, а лес вдруг начал редеть. Вскоре Мартин выбрался из леса на огромный желто-зеленый луг с высоким, но пологим холмом. Воздуха в первом баллоне еще хватало и это радовало Кара. Он уже потерял надежду найти Лойю и вернуться. Просто брел себе вперед, стараясь насмотреться перед смертью на этот удивительный и прекрасный мир.
Тяжело дыша, он взобрался на холм и остолбенел. Внизу, в ложбине, стояло с полтора десятка человеческих жилищ. Точно таких, какие рисовали в старинных книжках. Окна некоторых из них были освещены. На пороге одного из домов появилась женщина. Обычная женщина в платье с передником и пустым ведром. Он потянулась и пошла в какое-то деревянное строение позади избушки. Мартин не верил своим глазам. Он где-то читал о таких штуках и даже помнил, как они называются. Миражи. Сейчас он подойдет поближе и все исчезнет. Юноша сбежал с холма и уперся в забор ближайшего палисадника. Мираж не растворился.
Мартин Кар с удивлением рассматривал неизведанный мир. Такой несуетливый и уютный. Из-за дома показалась женщина. Та самая с ведром. Оно было наполнено какой-то белой жидкостью. Внимательно рассмотрев пришельца, она поспешила в дом. Еще через некоторое время на крыльцо выскочил седой, грузный мужчина в одних трусах. Он держал в руках бластер. Точно такой же болтался на поясе Марта. Старик что-то крикнул, но Кар не услышал и показал жестом, что ничего не понимает. Мужчина подошел к гостю вплотную и щелкнул тумблером на нагруднике его скафандра.
— Ты пришел снизу? – громко раздалось в шлемофоне Мартина.
— Да. Я ищу свою жену. Вчера она исчезла здесь, на поверхности.
— Рано или поздно все исчезают, — пробурчал старик. – Как тебя зовут?
— Март, — ответил юноша и добавил. – Мартин Кар.
— Не сынок ли Ронволда Кара? – заинтересовался хозяин избушки.
— Это мой отец. Он умер семь лет назад.
— Болезнь Халлинка? Она убивает всех в подземелье. Это из-за кондиционеров.
— А вы откуда знаете? – удивился Мартин.
— Я доктор. Бирк Малах к твоим услугам, — старик слегка поклонился.
— Вы живы? Как же вам удалось?
— Как всем остальным, — усмехнулся доктор. – Но вернемся к твоей жене. Где она пропала?
— Совсем недалеко от шлюза. Шагах в пятидесяти. Я обещал вывести её на поверхность. Она всегда мечтала увидеть Солнце и живые цветы. Это был мой свадебный подарок, — Кар умолк и потупился. – Я не смог её удержать. Она сняла скафандр и побежала в лес. А вскоре позвала на помощь. Все, что от неё осталось, лишь рваная одежда.
— Что ж, — вздохнул доктор. – Печальная история. Но у вашей сказки счастливый конец, поверь.
— Лойя здесь? Вы нашли её? — Мартин схватил Бирка за руку.
— Нет-нет, молодой человек. Ты сам её нашел, только не знаешь об этом. Теперь нужно только ждать.
— Ждать чего? Сколько? – не понял юноша.
— Ждать когда зацветет друд. Года полтора, — улыбнулся доктор и обнадеживающе хлопнул Марта по плечу.
— Друд?
— Это дерево. То самое, возле которого ты нашел одежду жены.
— Я ничего не понимаю, гран Бирк. Вы говорите какими-то загадками, — Март замотал головой в гермошлеме.
— Пойдем-ка, присядем. Я расскажу тебе все.
Они прошли во двор и уселись на небольшую скамейку под окном избушки доктора.

Лифт со скрипом поднимался на поверхность. Иногда он вздрагивал и почти останавливался, но тут же с рывком стремился вверх.
— Лойя, мне это всё совсем не нравится. Мы должны были кого-то предупредить, — проговорил парень в шлемофон скафандра.
— И кто бы нам позволил подняться? Март, не переживай. Всё будет хорошо, я уверена, — ответила ему девушка. Изящество её фигуры легко угадывалось под мешковатым скафандром. – Полжизни отдам, только бы посмотреть, что там, наверху.
— Лойя, милая, ты же знаешь, что многие пытались подняться, но никто так не вернулся.
— Март, любимый! А может быть, никто не захотел возвращаться в колонию? – настаивала девушка. – Мы уже двести лет живем под землей и не знаем, что там наверху. Я бы хотела хоть одним глазком поглядеть на Солнце, на Луну, на цветы, на деревья. Мне бабушка рассказывала…
— Ты веришь в бабушкины сказки? – усмехнулся Мартин и ехидно передразнил молодую жену. – Солнце, цветы, деревья… Там опасно, любимая!
— Но ты же взял оружие! – беззаботно ответила Лойя. – Ты же защитишь любимую, правда?
— Угу, — промычал парень.- Черт меня дернул согласиться на это путешествие!
— Но ведь это твой свадебный подарок, — обезоруживающе улыбнулась она. – То, чего я хочу больше всего на свете. Ты же обещал, что выполнишь самое заветное моё желание.
— Обещал, — обреченно согласился молодожен. – Только я тебя прошу, осторожно и недолго. Пару минут и обратно в лифт. Хорошо?
— Повинуюсь, о мой господин! – Лойя стрельнула глазками и показала ему язык.
Лифт остановился, двери с грохотом распахнулись, и в глаза им ударил яркий свет. Молодые люди зажмурились
— Это Солнце? – спросила девушка.
— Наверно, — ответил Март.
— Боже! Какое оно яркое!
Лойя сделала несколько шагов вперед и остановилась.
— Смотри, Мартин! Это же деревья! А на них цветы!
— Это цветы? – удивленно спросил юноша.- А разве деревья цветут?
— Цветут. Весной. Мне бабушка говорила, — почти прошептала она.- Смотри! Это птица? Какая красивая! Прямо переливается вся!
— Лойя, любимая, — неспокойно проговорил Март. – Не нравится мне тут, поехали вниз. Тут опасно!
— Ты, что, не хочешь изучить этот мир? Ведь о нем никто ничего не знает. Мы будем первыми, кто расскажет людям о том, что творится наверху.
— У нас может кончиться воздух в баллонах. Эти скафандры лет двадцать никто не одевал, — привел он еще один аргумент.
— Воздух? Ты посмотри по сторонам, милый, — она развела руки и принялась кружиться на месте. – Здесь живут птицы и насекомые, растут деревья, светит солнце. Что это значит?
Март только пожал плачами под скафандром.
— Это значит, что и мы можем тут жить! Легко и свободно, как эта птичка на дереве, – девушка принялась отвинчивать барашки шлема.
— Стой! – схватил её за руку Мартин. – А если тут высокий уровень радиации?
— Норма! – она ткнула дозиметр в стекло его гермошлема.- Март! Тут всё в норме! Понимаешь? И мы можем снова сюда вернуться. Чтобы жить здесь, а не под землей. Наши дети будут жить под Солнцем!
Лойя сорвала шлем и бросила его на траву. Закрыла глаза и глубоко вздохнула.
— Март! Какой тут воздух! Он так пахнет! Цветы! Это благоухают цветы!
Юноша не сводил с неё глаз. Он в любую минуту был готов подхватить её, надеть шлем и отнести к лифту. А Лойя сорвалась с места и побежала в сад.
— Ну же, любимый! Не бойся, вдохни этот воздух!- крикнула она, но Мартин не услышал. Потянулся к барашку, но тут же отдернул руку. Кто-то должен быть предельно защищен, чтобы спасти других. Это закон номер три.
А девушка уже стянула с себя скафандр. Она упала на зеленую траву, усыпанную желтыми мохнатыми цветами, и принялась по ней кататься. Сорвала цветок, выдавила из стебля белое молочко и попробовала на вкус.
-Горько! – скривилась Лойя и тут же рассмеялась. Потом вскочила и, что было духу, побежала между деревьями.
— Лойя! Стой! – крикнул ей Март, понимая, что она его не слышит. Он бросился за ней, но тяжелый, слежавшийся скафандр сковывал его движения. Девушка скрылась из виду. Мартин достал бластер и поспешил в сад. Пройдя метров сто, он остановился и осторожно поднял стекло гермошлема. Юноша совсем забыл, что оно поднимается. Он набрал в легкие, как можно громче воздуха, который и впрямь благоухал, и крикнул: «Лойя! Лойя, ты где!»
— Я здесь! – раздалось за спиной.
— Иди сюда! – позвал парень.
— Март! – вдруг с тревогой закричала девушка. И уже с ужасом. – Мартин! Помоги!
Юноша закрыл стекло и направился в ту сторону, откуда раздавался крик. Бластер он держал наготове. Кто-то всегда должен быть предельно защищен. Закон номер три.
У невысокого деревца валялась разорванная в клочья одежда Лойи. На ней не было ни капельки крови. Он поднял её куртку и увидел сорванный женой желтый цветок. Март сунул его в перчатку. Он еще несколько минут искал её, но впустую. Воздух в баллоне заканчивался.
-Нужно вернуться и позвать людей на помощь, — решил он. – Мы обязательно должны найти и спасти Лойю! Обязательно!
Мартин ринулся к лифту.

Юноша сбросил скафандр на пол и побежал к Лютеру Стокеру. Этот человек руководил всеми службами безопасности и жизнеобеспечения.
— Гран Лютер! – запыхавшись, крикнул он в приоткрытую дверь кабинета. – Лойя пропала!
— Это невозможно, — спокойно ответил Стокер. – Системы наблюдения работают безотказно. Мы можем проследить каждый её шаг. Кроме того, персональный дозиметр работает, как маяк. Найти по его сигналу человека – дело пары секунд.
— Вы не поняли, гран Лютер,- Мартин осекся и покраснел. – Она пропала там, наверху. Её надо найти! Кто-то схватил её! Или что-то… Она сняла скафандр…Вот. От неё осталась только одежда…
— Как вы посмели подняться на поверхность? Это запрещено!
— Простите, гран Лютер, но в Своде Законов Эльмы такого запрета нет, — возразил Март.
— Мартин, вы взрослые люди, — в голосе Лютера зазвенела сталь. – И должны понимать, что решились на опасный и серьезный проступок. Какого дьявола вас туда понесло?
— Это был мой свадебный подарок, гран Лютер, — насупился юноша.- Она всегда мечтала увидеть солнце, траву, цветы… Я исполнил её мечту.
— Ты убил её, идиот! – Стокер хлопнул рукой по столу. – Каждый житель Эльмы с рождения знает, что наверху его ждет смерть.
— Но там очень красиво, гран Лютер. Вы даже не представляете…
— Красота поверхности обманчива. Она скрывает сотни опасностей. Это красота смерти, сынок. Я не могу рисковать людьми! Лойя погибла и доказательство этого ты держишь в руках. Что-то вырвало твою жену из одежды так, что от комбинезона остались одни лохмотья.
— Вы не можете так говорить, гран Лютер, — взмолился юноша. – Нельзя лишать её шанса.
— У неё не было ни одного шанса, — покачал головой Стокер. – Ни одного! Тебе невероятно повезло, Мартин. Ты один из немногих, кому удавалось вернуться. Последним был доктор Бирк Малах. Он три раза возвращался с поверхности, но, в конце концов, погиб. С тех пор никто не решался даже подойти к лифту. Ты должен смириться с этой утратой. Все мы смертны и уходим каждый в свой час.
— Нет! Почему?! А как же Закон номер семь – « Человек считается живым, если нет свидетелей его смерти или останков»? А закон номер семнадцать?
— Человек должен быть спасен, если попал в беду и считается живым, — автоматически проговорил Лютер.- Сынок, эти законы не работают на поверхности. Пойми ты, наконец! Каждый, кто окажется наверху – умрет. Мы не найдем Лойю и погибнем сами.
В отсеке Стокера повисла тишина.
— Зачем она сняла скафандр? – наконец, спросил он.
— Она очень этого хотела. Сказала, что если наверху живут птицы, насекомые и растения, значит, нам тоже ничего не угрожает. Она каталась по траве, срывала и нюхала благоухающие цветы…
— Благоухающие? Ты тоже снимал скафандр? – вскочил Лютер.
— Нет, я только приподнял стекло шлема. Мне нужно было её позвать.
— Немедленно в медблок! Это уже не шутки, Мартин! – Стокер нажал какую-то кнопку и в отсек вбежали три человека в защитных костюмах. Они схватили Мартина за руки и увели в медицинский блок.

Март никак не мог заснуть. Он клял себя за податливость и мягкотелость. Зачем он согласился на это свадебное путешествие? Что же стало с Лойей? Неужели она погибла? Нет! Никто не видел её мертвой, значит нужно её спасти. Или хотя бы попытаться. Это Закон. Закон номер семнадцать. Мартин вскочил, натянул комбинезон. На пол упал увядший желтый цветок. Он придал юноше еще больше решимости.
Дверь медицинского изолятора предательски заныла. Мартин Кар на цыпочках вышел в коридор. Дежурного врача на месте не было. Охранник посапывал на кушетке, свернувшись калачиком. В одной из палат ритмично поскрипывала кровать и стонала женщина.
— А вот и доктор, — усмехнулся Мартин и вышел из медблока. Что было сил, он устремился к шлюзу.
— Ничего, ничего… — шептал он на бегу. — Я спасу тебя, Лойя! Потерпи. Я не брошу тебя одну! Я обязательно найду тебя и спасу!
Добравшись до шлюза, он натянул скафандр и прихватил с собой еще один баллон с воздухом. Про запас. Двух баллонов должно хватить до утреннего зуммера. Мартин не хотел, чтобы кто-то знал о его ночной вылазке.
Юноша выскочил из лифта и с удивлением уставился на небо. О луне и звездах он читал в школьных учебниках, но никогда не догадывался, насколько это красиво и завораживающе. Он, открыв рот, уставился на оранжевую луну и несколько мгновений не шевелился. Потом помотал головой, словно стряхивая какое-то видение, и направился в лес.
Мартин хорошо помнил то место, где нашел одежду Лойи. Через пару минут он уже был там. Аккумулятор был чуть живой и прожектор на гермошлеме едва мерцал. Март осмотрел все вокруг. Ничего! Даже трава была не примята. Скорее всего что-то схватило Лойю сверху и унесло, не оставляя никаких следов. Но что это? Огромная птица? Какой-то летательный аппарат?
Он присел под деревом, прислонившись к теплому, как ему показалось, стволу. Дерево вдруг затрепетало, зашумело огромными, жесткими листьями и потянуло к юноше гибкие ветви. Мартин вскочил на ноги и выхватил оружие. Еще в школе он с изумлением и затаенным ужасом слушал рассказы учителя о растениях-хищниках, заманивающих и убивающих насекомых и животных. Скорей всего, это дерево было из таких.
Кар отошел на безопасное расстояние и принялся рассматривать пышную крону. Может, это дерево схватило Лойю и держит её среди ветвей? Увы, девушки там не было. Но дерево, как-то странно помахивало листьями, как будто подзывало его к себе.
— Ну, уж нет! – сказал вслух Март. – Нашло олуха. Сначала подманишь, а потом сожрешь. Не выйдет!
Мартин взвалил на плечо запасной баллон и направился вглубь леса.
Яркое, сверкающее блёстками звезд небо серело. Ночь сменили предрассветные сумерки, а лес вдруг начал редеть. Вскоре Мартин выбрался из леса на огромный желто-зеленый луг с высоким, но пологим холмом. Воздуха в первом баллоне еще хватало и это радовало Кара. Он уже потерял надежду найти Лойю и вернуться. Просто брел себе вперед, стараясь насмотреться перед смертью на этот удивительный и прекрасный мир.
Тяжело дыша, он взобрался на холм и остолбенел. Внизу, в ложбине, стояло с полтора десятка человеческих жилищ. Точно таких, какие рисовали в старинных книжках. Окна некоторых из них были освещены. На пороге одного из домов появилась женщина. Обычная женщина в платье с передником и пустым ведром. Он потянулась и пошла в какое-то деревянное строение позади избушки. Мартин не верил своим глазам. Он где-то читал о таких штуках и даже помнил, как они называются. Миражи. Сейчас он подойдет поближе и все исчезнет. Юноша сбежал с холма и уперся в забор ближайшего палисадника. Мираж не растворился.
Мартин Кар с удивлением рассматривал неизведанный мир. Такой несуетливый и уютный. Из-за дома показалась женщина. Та самая с ведром. Оно было наполнено какой-то белой жидкостью. Внимательно рассмотрев пришельца, она поспешила в дом. Еще через некоторое время на крыльцо выскочил седой, грузный мужчина в одних трусах. Он держал в руках бластер. Точно такой же болтался на поясе Марта. Старик что-то крикнул, но Кар не услышал и показал жестом, что ничего не понимает. Мужчина подошел к гостю вплотную и щелкнул тумблером на нагруднике его скафандра.
— Ты пришел снизу? – громко раздалось в шлемофоне Мартина.
— Да. Я ищу свою жену. Вчера она исчезла здесь, на поверхности.
— Рано или поздно все исчезают, — пробурчал старик. – Как тебя зовут?
— Март, — ответил юноша и добавил. – Мартин Кар.
— Не сынок ли Ронволда Кара? – заинтересовался хозяин избушки.
— Это мой отец. Он умер семь лет назад.
— Болезнь Халлинка? Она убивает всех в подземелье. Это из-за кондиционеров.
— А вы откуда знаете? – удивился Мартин.
— Я доктор. Бирк Малах к твоим услугам, — старик слегка поклонился.
— Вы живы? Как же вам удалось?
— Как всем остальным, — усмехнулся доктор. – Но вернемся к твоей жене. Где она пропала?
— Совсем недалеко от шлюза. Шагах в пятидесяти. Я обещал вывести её на поверхность. Она всегда мечтала увидеть Солнце и живые цветы. Это был мой свадебный подарок, — Кар умолк и потупился. – Я не смог её удержать. Она сняла скафандр и побежала в лес. А вскоре позвала на помощь. Все, что от неё осталось, лишь рваная одежда.
— Что ж, — вздохнул доктор. – Печальная история. Но у вашей сказки счастливый конец, поверь.
— Лойя здесь? Вы нашли её? — Мартин схватил Бирка за руку.
— Нет-нет, молодой человек. Ты сам её нашел, только не знаешь об этом. Теперь нужно только ждать.
— Ждать чего? Сколько? – не понял юноша.
— Ждать когда зацветет друд. Года полтора, — улыбнулся доктор и обнадеживающе хлопнул Марта по плечу.
— Друд?
— Это дерево. То самое, возле которого ты нашел одежду жены.
— Я ничего не понимаю, гран Бирк. Вы говорите какими-то загадками, — Март замотал головой в гермошлеме.
— Пойдем-ка, присядем. Я расскажу тебе все.
Они прошли во двор и уселись на небольшую скамейку под окном избушки доктора.

— Много веков назад, дорогой мой Март, люди жили на поверхности. Они загорали на солнышке, купались в реках и морях, срывали плоды с деревьев, влюблялись при Луне. Боже, какая это была прекрасная жизнь! Наши предки трудились, изучали окружающий мир. Вырвались в космическое пространство. Но однажды на Эльму прилетел огромный метеорит.
-Что? – не понял Кар.
— Большой камень из космоса. Глыба изо льда и неизвестной нам породы. Обломок какой-то погибшей звезды,- объяснил старик. — От мощного удара пробудился самый большой вулкан, и всё вокруг заволокло пеплом и пылью. В этой пыли и был смертоносный космический вирус, убивающих людей за считанные часы. Это были страшные времена. Вымирали целые города и даже страны. Люди приняли единственно верное решение – ушли глубоко под землю. Неоднократно фильтруемый, кондиционируемый воздух не содержал никаких опасных вирусов и бактерий. Человечество было спасено…
— Вы хотите сказать, что Лойю убил этот вирус, гран Бирк? – прервал Малаха Мартин.
— Нет. Я уже тебе сказал, Лойя не умерла. Хотя… Слушай дальше, — доктор поднялся и принялся шагать по двору. – В те времена был один ученый. Брэхэм Клик. Он часто поднимался наверх, делал какие-то замеры, проводил эксперименты и однажды изобрел сыворотку от вируса. Это была вакцина, созданная на основе клеток дерева, друда. Профессор Клик заметил интересную особенность. Широкие и твердые листья друда впитывали в себя вирус и уничтожали его. Люди ликовали. Они смогли вернуться на поверхность и начать нормальную, новую жизнь. Два поколения жили на поверхности, а вот третье…
— Что с ним случилось? – не вытерпел Март.
— Оказалось, что сыворотка Брэхэма Клика повредила генокод человека, заменив часть человеческого ДНК генами дерева. Друда. У новорожденных младенцев появлялись такие ужасные признаки мутации, что человечество в очередной раз оказалось на грани вымирания, — Бирк Малах сделал многозначительную паузу.- Но нас снова спасли подземелья. Оказалось, что в этих условиях, без солнца, свежего воздуха и растительности ген друда находится в состоянии спячки. Но как только человек оказывается наверху без защитной одежды, ген просыпается и мутирует с невероятной скоростью, превращая человека в мыслящее растение за несколько минут.
— Вы хотите сказать, что человек может превратиться в дерево? – не поверил Мартин. – Это больше похоже на сказки.
— Мой юный друг, человек не способен придумать то, чего никогда не видел. В этом смысле его мозг имеет предел. Все сказки, так или иначе, когда-то были реальностью.
В данном случае, можете мне поверить, дела обстоят именно так. Я и сам был друдом.
— Вы? Шутите? — усмехнулся юноша.
— Вовсе нет, — чему-то обрадовался Бирк Малах. – Ты, наверное, знаешь, что я боролся с болезнью Халлинка. Я был уверен, что на поверхности можно найти от неё лекарство, ведь растения содержат массу полезных микроэлементов, обладающих лечебными свойствами. В одну из вылазок на поверхность, я увлекся и забрел слишком далеко, не рассчитав запас воздуха. В конце концов, мне пришлось выбирать: умереть в скафандре от удушья, или сняв его, попытаться добежать до лифта. Я был молод и быстр, поэтому выбрал второе. До шлюза оставалось пару десятков шагов, когда я вдруг почувствовал, как моя кожа превращается в одервенелый панцирь. Пальцы ног начали расти и впиваться в грунт. Еще несколько дней я осознавал себя и мог понять и оценить все, что происходит вокруг. А потом я забылся. Как будто заснул.
— Невероятно, — заворожено прошептал Мартин.
— Тем не менее, это так. Однажды сознание ко мне вернулось. Я лежал под друдом. Голый и мокрый. А надо мной висел разорванный плод, больше похожий на кокон.
— Гран Бирк, вы хотите сказать, что дерево родило вас?- спросил юноша, совсем обалдевший от рассказа старика.
— Скорей оно меня отторгло, — доктор поднял указательный палец. – Я досконально изучил этот процесс и могу с полной ответственностью утверждать, что друду ни к чему человеческий генокод. Он старается от него избавится и делает это таким оригинальным способом. Сначала он зацветает, потом на месте цветка образуется плод. Он растет, созревает и, достигнув необходимых размеров, лопается. Дерево после этого становится лишь деревом, а человек человеком.
— Подождите, вы хотите сказать, что дерево отторгло вас таким же, каким вы были?
— Абсолютно. Точнее, таким, каким я был до того, как стал друдом.
— О боги! – Мартин с удивлением смотрел на доктора. – И вам теперь не опасно находиться на поверхности?
— Само собой. И мне, и другим, — Бирк Малах кивнул в сторону соседей ,подходивших к его забору. – Это потомки тех, кто не успел уйти вниз. Их предки тоже были растениями некоторое время.
— Значит Лойя… — дошло, наконец, до Кара.
— Тоже стала друдом, — закончил старик.- Но через год дерево зацветет, а еще через полгода вернется твоя Лойя. Ты еще не понимаешь, какой прекрасный подарок ты сделал ей в честь свадьбы. Ты подарил ей новую жизнь. Новый, прекрасный мир.
Юноша опустил глаза и его бледные щеки густо покраснели.
— Но почему вы не вернулись, гран Бирк?- вдруг спохватился он. — Ведь люди должны знать, что у них есть возможность выбраться на поверхность.
— Я возвращался. Мы говорили с Лютером Стокером у входа в шлюз. Он сказал мне, что не стоит бередить умы людей всякими сказками. У них есть Свод Законов Эльмы. Они в полной безопасности и под постоянным контролем. И ни к чему им такое большое пространство для жизни. Лучше всего, если я останусь для всех погибшим героем. А иначе – четвертый отсек.
— Четвертый отсек? Что это?
— Это место в медицинском блоке, где содержат всех, кто плевать хотел на Свод Законов Эльмы. И тех, кто говорит правду, в которую трудно поверить. Неужели никогда не слышал?
Парень покачал головой.
— Подождите! – спохватился Мартин. – А я? Что же делать мне?
— На этот вопрос только ты можешь дать ответ. Ты можешь спуститься вниз и вернуться сюда будущей осенью. Только Лойя, вряд ли, захочет жить в полумраке. Но ты можешь остаться здесь.
— Но у меня совсем мало воздуха! – вскочил Мартин Кар.- Или вы думаете, что мне лучше…
— Рано или поздно мы все оказываемся перед выбором, сынок. Иногда, чтобы остаться человеком нужно пройти через нечеловеческое.

Март поднялся со скамейки. Отсоединил опустевший воздушный баллон и подключил запасной.
— Я решил, — твердо произнес он и побрел в сторону леса.
— Если надумал вернуться, помни про четвертый отсек, — крикнул ему в спину доктор.
Добравшись до друда, под которым он нашел одежду Лойи, Март остановился. Открутил барашки гермошлема. Дернул молнии скафандра.
Оказавшись незащищенным, юноша встал неподалеку от любимой и, втягивая носом ароматный воздух, закрыл глаза. Вскоре раздался треск рвущегося комбинезона.

Источник: http://www.proza.ru/2011/03/17/566