Одуванчик и его применение

К непубличным коррупционным преступлениям можно отнести во всех случаях: подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК); злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК); коммерческий подкуп (ст. 204 УК); провокация коммерческого подкупа с целью шантажа (ст. 304 УК). При наличии корыстной или иной личной заинтересованности к таковым, видимо, можно отнести превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК).

Процесс развития и постоянного совершенствования общества непрерывен, из чего следует, что мы находимся постоянно на пути решения проблем. Одни проблемы нам удается решать быстро, другие медленнее и не так как нам бы хотелось. Проблема коррупционной преступности в обществе сегодня стоит наиболее остро. Коррупция процветала и будет процветать при тоталитаризме, авторитаризме и демократии. Коррупцию можно изобличить и искоренить там, где господствуют плюрализм, терпимость, нравственность, свобода слова и торжествует принцип личной безопасности. Такие условия может гарантировать только подлинная демократия. Наша страна находится на стадии переходного периода, поэтому, с одной стороны, появилось больше возможностей, направленных на борьбу с коррупцией, а с другой стороны, коррумпированность общества не стала меньше.

Опросы общественного мнения показывают, что наши граждане даже не имеют четкого представления о коррупции. Проведенные Институтом социологии НАН Украины в марте 1999 года исследования показали, что каждый пятый из опрошенных отождествляет коррупцию со взяточничеством (20%), 16% респондентов считают, что коррупция – это злоупотребление властью или служебным положением, 13% — сводят содержание коррупции к хищению должностными лицами государственного или общественного имущества с использованием своего служебного положения[1]. Из приведенных данных видно, что мнение населения неоднозначно.

Обратившись к первому официальному источнику — Словарю русского языка, можно найти следующее определение коррупции: коррупция – это подкуп, взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей[2]. Это определение также не дает нам четкого ответа, что понимается под коррупцией.

Коррупция (от лат. corruption – подкуп) – процесс, связанный с прямым использованием должностным лицом прав, связанных с его должностью в целях личного обогащения[3]. Итак, содержание коррупции определяется совокупностью разнообразных деяний (действия и бездействия), совершаемых за незаконное вознаграждение в виде незаконного получения имущества, услуг или льгот имущественного характера лицом, уполномоченным на осуществление государственных функций, путем использования своих должностных полномочий. Такой вывод подтверждается определением коррупции, содержащимся в Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией. «Коррупция, – говорится в этом документе, — это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях[4].

Это определение коррупции мы считаем правильным, хотя оно представляется слишком широким. Нужно более узкое и точное определение этого понятия. В Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятом Генеральной Ассамблей ООН 17 декабря 1978 г ., сказано, что понятие коррупции должно определяться национальным правом[5]. В России есть проект Закона «О борьбе с коррупцией», в котором (статья 2) дано определение коррупции. Под коррупцией здесь понимается «не предусмотренное законом принятие материальных и иных благ и преимуществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, или лицами, приравненными к ним, путем использования своего статуса и связанных с ним возможностей (продажность), а также подкуп указанных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами этих благ и преимуществ»[6].

В России в настоящее время нет нормативного акта, в котором прямо бы говорилось о том, какие преступления следует относить к коррупционным. Коррупционное преступление – общественно опасное деяние, которое непосредственно посягает на авторитет и законные интересы той или иной, прежде всего государственной, службы и выражается в противоправном получении государственным, муниципальным либо служащим коммерческой или иной организации (в том числе международной) каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении последним таких преимуществ.

  • непосредственное нанесение ущерба авторитету публичной службы (государственной службы, службы в органах местного самоуправления, непосредственному исполнению функций органов государственной власти), а также непубличной службы (службы в коммерческих и иных организациях);
  • незаконный (противоправный) характер получаемых государственным (муниципальным) служащим или иным публичным служащим либо служащим коммерческой или иной организации преимуществ (имущества, услуг или льгот имущественного характера);
  • использование виновным своего служебного положения вопреки интересам службы;
  • наличие у совершившего коррупционное преступление признаков лица, принадлежащего к одной из категорий, указанных в примечаниях к ст. 285 и ст. 201 УК РФ, за исключением признаков лица, осуществляющего: активный подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов и пассивный подкуп спортсменов (ст.184 УК РФ); дачу взятки должностному лицу (ст. 291 УК РФ); активный коммерческий подкуп (ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ); провокации взятки или коммерческого подкупа с целью шантажа (ст. 304 УК РФ); подкуп свидетелей, потерпевших, экспертов и переводчиков (ч. 1 ст. 309 УК РФ), которые наказываются вне зависимости от наличия у виновного лица служебного статуса;
  • наличие у виновного умысла на совершение действий (бездействий), объективно причиняющих ущерб интересам публичной или непубличной службы;
  • наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности.

В новом уголовном кодексе российский законодатель разграничил публичные коррупционные преступления (преступления против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — глава 30 УК РФ) и непубличные коррупционные преступления (преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях — глава 23 УК РФ), посчитав, что последние больше относятся к преступлениям в сфере экономики и менее опасны, чем первые, что легко обнаружить, если посмотреть на санкции сопоставимых норм.

Подкуп руководителей федеральных государственных предприятий, по долгам которых в соответствии с гражданским законодательством почти во всех случаях отвечает государство, и злоупотребления частных нотариусов, на которых возложено исполнение публичных функций, формально оказались за пределами защиты уголовным правом публичных интересов и иллюзорно воспринимаются как менее опасные.

Провокация взятки либо коммерческого подкупа (с целью шантажа) и подкуп свидетелей, потерпевших, экспертов и переводчиков отнесены российским законодателем к числу преступлений против правосудия, хотя, несомненно, имеют коррупционную природу.

К публичным коррупционным преступлениям во всех случаях могут быт отнесены: «злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК); получении взятки (ст. 290 УК); дача взятки (ст. 291 УК); служебный подлог (ст. 292); провокация взятки с целью шантажа (ст. 304 УК); подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика (ч. 1 ст. 309 УК), а также воспрепятствование работе избирательных комиссий или комиссий по проведению референдума, соединенное с подкупом (п. «а» ч. 2 ст. 141 УК)». В некоторых случаях (когда это связано с присутствием корыстной или иной личной заинтересованности) к коррупционным преступлениям, как мы полагаем, можно отнести: превышение должностных полномочий (ст. 286 УК); отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации (ст. 287 УК); присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК).

К непубличным коррупционным преступлениям можно отнести во всех случаях: подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК); злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК); злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК); коммерческий подкуп (ст. 204 УК); провокация коммерческого подкупа с целью шантажа (ст. 304 УК). При наличии корыстной или иной личной заинтересованности к таковым, видимо, можно отнести превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК).

Если допустить, что российский законодатель достаточно точно предугадал коррупционную природу всех преступлений, совершение которых, в принципе, может быть связано с эксплуатацией служебного статуса в личных интересах, то число видов коррупционных преступлений (помимо названных) может достигнуть 30 (например: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности; регистрация незаконных сделок с землей; контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения; организация преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений и др.).

Коррупционная преступность не сводится к простой сумме совершенных коррупционных преступлений; она охватывает также и самих коррупционеров.

Статистические оценки этого явления обычно весьма условны и мало что могут сказать о действительном состоянии коррупции в стране. Это может быть отчасти компенсировано результатами научных криминологических исследований.

В 1997 г . в России было зарегистрировано немногим более 16000 коррупционных преступлений в государственной и негосударственной сферах, в том числе таких преступлений, как:

  • злоупотребление должностными полномочиями — 2848;
  • получение взятки — 3559;
  • дача взятки — 2049;
  • служебный подлог — 583;
  • провокация взятки или коммерческого подкупа — 3;
  • воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий — 13;
  • злоупотребление полномочиями — 832;
  • злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами — 10;
  • коммерческий подкуп — 470[7].

На каждые 100 тыс. человек населения России сегодня выявляется около 10 коррупционных преступлений, что, разумеется, говорит не столько о масштабах коррупции, сколько о самой эффективности правоохранительной системы и о степени расхождения в представлениях о коррупции законодателя, чиновничества и населения.

По материалам: law.edu.ru