Одуванчик для лица польза

Сервис «Яндекс. Деньги» прекратит принимать средства на «политические цели». Изменения в условия пользовательского соглашения будут внесены в ближайшее время, сообщили в пресс-службе компании. Там, в частности, пояснили, что закон требует от сервиса ограничить использование электронных кошельков в целях и способами, которые, с точки зрения правовых норм, могут быть расценены неоднозначно. При этом юридические лица по-прежнему смогут использовать платежную систему «Яндекса» для сбора пожертвований от частных лиц в любых объемах, отметили в компании. Ведущий Петр Косенко и политический обозреватель «Коммерсантъ FM» Дмитрий Дризе обсудили ситуацию с политологом Владимиром Слатиновым.

Петр Косенко: В официальном сообщении, которое было распространено «Яндекс.Деньгами», говорится, что ограничения на сбор средств в политических целях — это стандарт для российского рынка онлайн-платежей. Такие же ограничения существуют, например, у Qiwi и PayPal. Знаете ли вы что-то об этом?

Владимир Слатинов: Я, честно говоря, не владею детальной информацией по этому поводу, но думаю, что здесь, скорее, есть простор для толкований. Понятно, что в одних ситуациях можно толковать соответствующие нормы, скажем так, в пользу заинтересованных лиц, а в других случаях — не в пользу заинтересованных лиц. Так что, я думаю, что мы имеем дело с классической возможностью избирательного правоприменения.

Дмитрий Дризе: Иными словами, вопрос с Навальным решен, никаким спарринг-партнером он не будет. Скорее всего, приговор по «Кировлесу», который мы ждем, будет обвинительным. И ситуация со сбором средств — один из фрагментов политической борьбы с Навальным. Так ли это?

В.С.: Вы знаете, я бы не был так категоричен. Мне кажется, что все-таки вопрос пока еще остается открытым. Но здесь речь о другом: понимаете, нынешняя система стремится максимально все контролировать. Перед такими важными выборами, как президентские, это тем более существенно. И политический ресурсный контроль, в том числе над своими оппонентами, это очень важный инструмент в разворачивающейся сейчас фактически президентской кампании. Если даже гипотетически предположить, что Навальному все-таки позволят участвовать в выборах, ему уже сейчас дают понять, что политический ресурсный контроль сохранится, и, соответственно, он должен исходить из этого, чтобы не было никаких случайностей или неожиданностей.

В.С.: Если он слишком активно раскрутится, соберет слишком много денег, организует слишком активную агитацию — понятно, что он не повлияет на результаты выборов с точки зрения победы основного кандидата, если этот кандидат будет тот, о котором все говорят, — то он может нанести существенный репутационный ущерб власти, особенно в лице продвинутых общественных групп и в лице международного общественного мнения. Хотя его влияние сейчас не так велико, как раньше, но тем не менее. Репутационный ущерб — это, пожалуй, главный риск. Плюс ко всему, не исключено, что вот такая активная деятельность Навального может стать риском повышения конфликтности внутри элитных групп. Так что Навальный все-таки несет в себе определенные риски для власти.

Д.Д.: Но вам не кажется, что этими запретными мерами конфликт раскручивается еще больше, и Навальный к себе привлекает внимание как оппозиционный кандидат, которого давят, то есть, он добивается своих целей — ему нужно показывать, что он гонимый, что он главный оппозиционер. Не является ли это ошибкой? Может быть, если его хотят сдержать, это сделать каким-то другим способом?

В.С.: Это классический такой сюжет, когда желание политического контроля и определенная пристрастность к оппозиционерам скорее работает на их раскрутку. Так что, думаю, действительно власть здесь совершает определенную ошибку. Но ведь и власть, мы понимаем, многолика. Я думаю, что все-таки та группа, которая работает в направлении если не ликвидации Навального как оппонента, то сдерживания его, она в этом смысле действительно делает медвежью услугу.

В.С.: Во многом — да. Я еще раз повторяю: главная характеристика нынешней политической системы — это максимизация контроля. И чем больше контроль, тем больше хочется его установить, в том числе и над теми свободными нишами, которые сейчас есть. Вот есть маленькая ниша свободного относительно сбора средств, так давайте мы ее тоже начнем контролировать или вообще прикроем. А это, естественно, работает, в пользу тех, против кого направлены подобные меры. Понятно, что это работает на Навального на площадке соответствующих целевых групп, но все-таки работает.

В.С.: Если кратко, я считаю, что ключевое политическое решение, которое, как мы понимаем, будет влиять на судебное решение, еще не принято.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3200184