Настойка из одуванчиков на водке при боли в суставах

— Я убежден, что кандидатов Ходорковского в составе компартии не будет. И коммунистов в его списке тоже не будет. Почему я так уверенно говорю? Ходорковский уже показал, кто он. Ходорковский уже озвучил, что собирает 20-30 кандидатов, которых поведет. Это капля в море. У нас более 600 кандидатов уже подобраны и проходят испытания на встречах в первичных, местных отделениях. И работают. У нас большие возможности проявить себя в нашей партии. И она открыта для конкуренции. Многие выборные кампании я уже прошел. Но я не знаю людей, которые серьезно могли бы заинтересовать Ходорковского с точки зрения выборной кампании. Для пиара, что вот якобы коммунисты тоже там есть, куда -то поехали на какие-то переговоры, — я не исключаю. Но это пиар. Я знаю, насколько серьезный у нас подбор кандидатов, которые пойдут на выборы самостоятельно с нашей программой.

С чем идут на выборы коммунисты

— Добрый вечер. Программа « Госдума -2016: перезагрузка». В сентябре выборы в нижнюю палату парламента. Обсуждаем предстоящие выборы с ведущими политологами и политиками нашей страны. Наш сегодняшний гость – заместитель председателя ЦК КПРФ, первый секретарь Московского городского комитета КПРФ, то есть глава московских коммунистов, депутат Государственной Думы Валерий Рашкин . Валерий Федорович, добрый вечер. Спасибо, что пришли к нам в гости.

— Я хотел бы еще немного добавить к портрету нашего сегодняшнего гостя. Во-первых, в партийной иерархии коммунистов Валерий Рашкин де-факто делит третье место после Геннадия Зюганова и Ивана Мельникова . Возможно, вы меня поправите. Но, по крайней мере, если посмотреть на сайт КПРФ , то возникает именно такое впечатление. И именно нашего сегодняшнего гостя Валерия Рашкина чаще всего журналисты называют возможным преемником, казалось бы, бессменного Геннадия Зюганова. В общем, фигура в компартии знаковая. Поговорим о предстоящих выборах. И первый вопрос позвольте задать. Кризис. Получается, что в политическом смысле кризис вам выгоден. Потому что он показывает недочеты правительства, а вы – главные оппоненты правительства. Он показывает недочеты и ошибки, может быть, партии власти – «Единой России «. И получается, что это дает вам дополнительные шансы получить большое представительство в следующей Госдуме.

— Мы не радуемся кризису в Российской Федерации. Потому что это мы сами, имеются в виду жители, граждане, избиратели, и то, что дешевеет рубль уже в два с лишним раза, то, что налоги повысили и в карман залезли избирателям, то, что экономика за последний год только буквально упала по объемам на 7 %, и доходность, и наполняемость бюджета снижается, — это нас не радует. Мне часто говорят: а, вы коммунисты, вам чем хуже, тем лучше. Нет, у нас нет никогда такой риторики, мы никогда этому не радуемся.

— Вы здесь правы по оценке – это недоработка тех, кто у власти. Кто имеет доступ к бюджету, кто имеет реальные возможности изменить законодательство – голосовать или не голосовать. У кого есть либо нет этой программы. А мы в альтернативу выдвигаем свои предложения. Мы их не скрываем, не прячем, мы не жадные люди. Мы их озвучиваем и предлагаем, в том числе и действующему правительству – господину Медведеву с его либеральной командой. Берите, реализуйте, будет лучше жизнь.

— Роман, у нас есть комплексный подход к ситуации в Российской Федерации. Наша оценка – в Российской Федерации экономика и социальная сфера в кризисе. Кто-то его прятал, некоторые называют правительств Российской Федерации аквалангистами. Они все ищут, где дно. Другие говоря, я тоже улыбаюсь этому: ну вот, нашли дно очередного кризиса. Кризис взял лопату и начал копать дальше. Шутки шутками, но ситуацию мы считаем кризисной. И считаем, что необходимо принимать решительные, жесткие и быстрые меры для того, чтобы страну вывести из кризиса. Первое – это, конечно, все, что связано с экономикой. Я – автор законопроекта, который лежит в Госдуме. Он называется «О социально-экономическом положении, выходе и из кризиса и госпланировании». Там есть приоритеты в промышленной политике. То, что делали Маслюков вместе с Геращенко , с Примаковым . Приоритеты в отраслях. Есть перерабатывающая промышленность, станкостроение, есть сельское хозяйство. Есть ограниченные средства сегодня в том числе и Резервного фонда, которые надо направлять целевым порядком, что делал Примаков вместе с Маслюковым .

— То, что вы сейчас сказали за последние две минуты, здесь сидел представитель «Единой России», они говорят то же самое. Просто без оценки Медведева. У нас кризис – кто с этим спорит? Нужно развивать промышленность – кто с этим спорит? В чем разница? Чуть больше конкретики хочется.

— А разница в том, что «Единая Россия» как раз принимает решения. И бюджет в том числе. А мы говорим: вы приоритеты расставили неправильно, ненормально и не так.

— Если говорят о промышленности, то где эти средства и инвестиции? Если они говорят: не хватает денег, — то мы говорим: вот эти законы принесут нам еще 2,5 годовых бюджета. Давайте их примем. Ну, например, они не голосуют за то, чтобы ликеро -водка и табачка были национализировали в государственных руках. И она приносит любому городу, и в Москве в том числе, 40 % в доходную часть. Они говорят: нет денег, давайте пояса затягивать. А мы говорим: да нет, давайте вот этот закон примем. Он лежит в Госдуме. Или, допустим, тот же самый закон об ограничении…

— Как в Норвегии . Капиталистическая страна, я был там в делегации Госдумы. Они смеялись над нами и улыбались. Говорят: вы пришли изучать доходную часть в Норвегии, почему мы так живем богаче, чем в России? Пожалуйста, ликеро-водка и табачка там в государственных руках. И прибыль от производства и продажи идет в бюджет, а не только акцизы и налоги, как у нас. Это разные вещи. Это плюс 40 % доходов бюджета города Москвы. Это большие средства. Возьмите ограничения зарплаты топ-менеджеров в госкомпаниях. Сейчас у нас получают по 2-4 миллиона в день, есть такие руководители госкомпаний. Я их озвучил на пленарном заседании, меня зашикали. Ребята, закон лежит. Мы говорим: давайте и депутат Госдумы, и госслужащий, и мэр в том числе должны получать зарплату, не более чем в 5-7 раз превышающую среднюю по региону. Это нормально. У нас сегодня этого нет. Пожалуйста, эта экономия дала бы 200 млрд. рублей доходной части бюджета. Возьмите в том числе вопрос, связанный с прогрессивной шкалой налогообложения. Тоже закон лежит, тоже я его автор в том числе, наша фракция, который принесет, если его принять, в доходную часть плюс еще 600 млрд. рублей. Еще один пример касается борьбы с коррупцией. Взятки, откаты. Не моя речь – генерального прокурора, что половина годового бюджета в год разворовывается. А это 16 трлн. рублей сам бюджет, разворовываются 8 трлн. Стоит этого? Стоит! Конфискация имущества.

— С другой стороны, вы говорите, что в стране деньги есть, что их надо только уметь найти. А потом возникает вопрос: как ими рачительно распорядиться? Из разговора с вами я понимаю, что самые кристально честные люди сосредоточены в компартии. Они готовы выйти и этими деньгами распоряжаться. А на деле как будет? Люди те же, установки у них те же, внутренние, культурные. Они двадцать последних лет жили тоже в России, в этом социуме, так же воспитывались. Как вы будете поступать, если придете к власти и обнаружите, что деньги есть, а ими надо распоряжаться? Кто будет управлять?

— Спасибо большое. Страна одна, миллионы избирателей, наши жители – одни. Но люди качественно разные. Есть востребованные в определенный период для кадровых решений на руководящие должности. Допустим, в 1991 году были одни востребованы. Люди, которые были падки на деньги, которые наплевали на законы, которые могли равнодушно смотреть на тех, кто погибал. Были разборки и убийства. Это тоже люди. Но были, есть и остаются, я глубоко в этом убежден и я встречаю этих людей, — порядочные и тогда, и сейчас, и в будущем, которые не предают себя, не предают своих родителей, не предают свои убеждения. И грамотные, квалифицированные специалисты в области промышленности, экономики, банковской деятельности. Особенно все, что связано с реальным сектором. Люди искусства. Вот надо сегодня сделать так, чтобы они именно были востребованы. Но это зависит от того, кто подбирает. Вы сказали: если будет также желание и воля избирателей, вот тогда мы будем этих людей и подбирать, и ставить на соответствующие ключевые места. Возьмите тех же губернаторов . Нет никаких секретов. Возьмите Сахалин , целые ОПГ в Коми . Кто их поставил на эти места? Почему их не контролировали? И почему они падки на эти взятки и всякие коррупционные разборки и воровство? Рядом есть другие. Я очень хорошо знал и знаю Виноградова . К нему абсолютно отношусь, знаю, как он работал, знаю его команду. Ну не прилипает, не прилипло. И ведь человек в оппозиции, член партии сегодня во власти, на него смотрят под увеличительным стеклом.

— Владимирский губернатор, который был четырежды. Он дважды избирался, дважды назначался. И у него показатели были неплохие. Если бы было за что – давно бы посадили. Мы из оппозиции, люди, кадры, которые приходят во власть и имеют доступ к бюджету, а в основном же воровство идет где – там, где бюджетные средства, где природные ресурсы есть и оффшорные все эти вещи и дела. Давно бы поймали и посадили. Поэтому таких людей, типа Виноградова, типа Левченко Сергея Георгиевича, которого сейчас избрали и который работает в Иркутской области. У него 60 % и в оппозиции доверия. Типа Локоть Анатолий, который третий город в стране по численности, и работает. И они под контролем. Но я считаю, это мое личное мнение, эти люди кристально чистые, честные, которые умеют подбирать коллектив, как магнитики привлекают к себе. И умеют хозяйствовать.

— При всем уважении к тем людям, о которых вы сказали, согласитесь, что это, скорее, исключение. Это не мое мнение, об этом говорят огромное количество простых людей. Коммунистическая партия в новейшей российской истории, начиная с 1999 года, находится постоянно в оппозиции. С одной стороны, кто-то скажет: да, у них нет никаких рычагов. С другой стороны, по мнению многих, это очень удобная позиция. Ответственности – никакой, критиковать можно красиво, каждый день, каждый год, делать это максимально эффектно. И получается, что мы видим за последние 16 лет партию, которая просто красиво каждый день критикует. И всё. А вы власть-то готовы брать в свои руки?

— Готовы. И, вы знаете, когда были первые выборы губернаторов после назначения, после Ельцина , была череда выборов. И тогда говорили о «красном поясе», и тогда говорили о массе людей, которые авторитетны. И их избирают люди. Прерывали этот процесс. Мы говорили: не надо, давайте дальше. Давайте пусть выбираются и показывают свои результаты. Я могу перечислить очень многих тогда. И Максюта в Волгоградской области. Сравните сегодня. Я недавно был в Волгограде . У меня слезы и комок в горле, что сотворили с городом и с областью. Это был чистейший город. С традициями, с традициями Великой Отечественной. Там люди с совестью. Большинство. Прекрасные были. А сегодня там глядеть не на что.

— Не дают, нет. Вы же понимаете, прервали процесс. Процесс демократичный, выборный. Стали назначать. А назначает кто? Одно лицо. Назначает кто? Президент. Назначает кого? Кто рядом. Процесс прерван. Мы говорим: ненормально, неправильно. Зачем? Мы готовы брать на себя ответственность. И нигде, где наши люди пришли к управлению, нигде они не бросили, не сказали, что «ничего не получается, я уйду». Везде находят варианты решений сложнейших вопросов. Скажите, для чего сегодня фильтр в губернаторских выборах? А для того, чтобы опять рычаг давления на отбор кандидатов, которые пойдут на выборы? Слабенький, не слабенький. Возьмите у нас последние выборы в Нижнем Новгороде .

— А почему вы тогда продолжаете с ними сотрудничать? По многим ключевым законопроектам вы вместе с «Единой России» вносите эти законопроекты, вы поддерживаете ключевые решения. С одной стороны, вы говорите «нас обижают», а с другой стороны, на следующий день жмете руку, обнимаетесь и работаете рука об руку.

— Насчет ключевых решений, в том числе и законодательных органов, вы не правы. я категорически это заявляю. Все, что связано с бюджетом.

— Совместных с «Единой России» – не более 2-3 процентов. У нас свои альтернативные законы, свои внесения, своя аргументация. И то, что даже правительство вносит, мы голосуем даже в первом чтении против.

— По бюджету – это ключевое, это главный закон в России, которые определяет, как мы будем жить следующий год и хотя бы на трехлетку и пятилетку. У нас свой вариант закона. Мы его внесли. И в этом году у нас альтернативное видение закона, который больше по доходной части в 2,5 раза, чем действующий сегодня. Причем ресурсы есть. И эти средства есть .Другой вопрос – какие приоритеты. Либо они уходят в оффшоры и в частные карманы, либо они придут в бюджет и пойдут на инвестиции, на развитие реального сектора, на помощь, на социальную помощь в том числе. Возьмите тот же самый Резервный фонд, который каждый год пуляют в Америку . Зачем? Под менее процента отдаем, а берем займы под 7-8 %. То есть в три-четыре раза больше. Для чего? Мы каждый раз говорим: надо убрать эту статью из бюджета. Нет. Значит, кто-то заинтересован. Кто-то имеет, на мой взгляд, краник там и заинтересован в этом. Хотя умные головы объясняют, что нет, надо туда, в Америку. А есть Китай . Почему не в Китай? Страна развивающаяся, страна имеет свою банковскую систему, свою валюту. Гарантированно. Мы Центробанку об этом говорили. Я сам был в Центробанке. И мы разговаривали с заместителем руководителя. Говорим: почему нет? Почему обязательно приоритет только Америка? Давайте приоритеты поменяем. В том числе. Но это не самое главное. Самое главное в том, что есть резерв, ресурсы в России – в богатой стране, которые позволят сегодня, приняв пять десятков законов, увеличить бюджет Российской Федерации в 2-2,5 раза. И мы это не прячем за пазуху. Мы даем это право, говорим: давайте это сделаем. Вы сделайте, мы вас будем хвалить. Медведева будем хвалить. Сделайте это! Нет! Там нет политической воли. Там другая программа, вот в этом и дело. Не то что нас обижают. Да нас не обижают. Мы не обижаемся. Мы имеем свою позицию, свою программу и свои кадры.

— Вы неоднократно участвовали в выборах. Прошли не одну кампанию. Сейчас тоже общаетесь с людьми. Люди верят еще в выборы? Готовы они идти голосовать?

— Вы задали очень важный вопрос для страны, для избирателей, для будущего выборной системы. Сегодня, к сожалению, учитывая историю, учитывая фальсификации, учитывая недопущение кандидатов и все остальное, доверие к выборной системе очень низкое. Я его оцениваю не более 7-8 %. Люди, да, приходят на выборы, где-то на автомате где-то из патриотизма, где-то листовку прочитал или свою партию поддержать. Но это ничтожное количество по сравнению с тем, что я хотел бы. Я бы хотел, чтобы более 50 % люди приходили. И выборы тогда были бы легитимны. К сожалению, и избирательное законодательство годами менялось к тому, чтобы отучить людей ходить на выборы. Тогда, на мой взгляд, легче партии власти, которая сегодня у руля, регулировать систему и выбирать тех нужных кадров в состав депутатов, допустим, губернаторов, мэров и глав, которых они без труда могли бы провести.

— То сейчас же как раз партия власти и говорит о том, что выборы будут легитимными, все будет по-честному – только придите, проголосуйте. Вы верите в такую позицию?

— Тренд, озвученное желание сделать выборы честными, чтобы не выгоняли наблюдателей, чтобы членов комиссии не выгоняли, чтобы не переписывали протоколы, чтобы было открытое голосование, избиратель мог прийти и сказать, был он на выборах или не было. Я его поддерживаю сам по себе. Но я считаю, что пока еще партия власти, озвучив, не готова на то, чтобы это случилось. Потому что в сегодняшней ситуации, если будут честные выборы, я не гарантирую, что большинство будет за «Единой Россией. Просто за этот период, участвуя в этих выборных кампаниях, я вижу, как делается все возможное и невозможное, применяя административный ресурс, чтобы в нарушение законодательства провести нужных кандидатов.

— Вы совершенно правы. Она будет работать до определенного предела, когда они увидят, что сохраняют управляемость выбирать нужных кандидатов. Если они увидят, что это у них не получается, я не гарантирую, что они не сорвутся. Я не гарантирую, что они опять не пойдут ва-банк. Я не гарантирую, что они не будут применять ошеломляющие нарушения – потом разберемся. Потом в судах, потом на международные суды. Пятилетка, вторая. Там разберемся. Но чтобы все-таки сохранить вот это. Мне бы не хотелось, чтобы это случилось. Но это желание. А как получится – покажет время.

— Обратный вопрос. Желание у партийцев и у людей, которые готовы были в политику еще недавно идти с большим желанием, оно не отпало, люди идут?

— Никогда. Я думаю, человеческое общество так устроено, что, выработав правила общественного бытия, в том числе внедрив систему выборную, и кто попробовал политику в своей жизни, он уже будет этим заниматься. Все равно вера в лучшее, вера в то, что все-таки это тот самый механизм, который без социальных потрясений, без уличных боев может привести к тому, что кадры будут меняться по желанию избирателя, все-таки в это лучшее все равно люди верят и будут верить.

— В новейшей истории Коммунистической партии Российской Федерации есть один очень спорный момент, который обсуждается. Коммунисты это отрицают, оппоненты их считают, что это неправда. Речь идет о взаимодействии, о сотрудничестве компартии с нашим скандальным олигархом. Речь идет о господине Ходорковском . Ходорковский говорит, что да, я поддерживал КПРФ. КПРФ это отрицает. Упоминаются конкретные фамилии людей, которые сначала работали на Ходорковского, а потом по спискам компартии прошли в Госдуму. Я сейчас не хочу вспоминать 2003-й год или 90-е. Я хочу вспомнить и поговорить о предстоящей избирательной гонке. Ходорковский заявил, что будет его список. КПРФ как относится к этим заявлениям, к Ходорковскому? Кандидаты Ходорковского будут в ваших списках? И вообще, так называемая внесистемная оппозиция?

— Я убежден, что кандидатов Ходорковского в составе компартии не будет. И коммунистов в его списке тоже не будет. Почему я так уверенно говорю? Ходорковский уже показал, кто он. Ходорковский уже озвучил, что собирает 20-30 кандидатов, которых поведет. Это капля в море. У нас более 600 кандидатов уже подобраны и проходят испытания на встречах в первичных, местных отделениях. И работают. У нас большие возможности проявить себя в нашей партии. И она открыта для конкуренции. Многие выборные кампании я уже прошел. Но я не знаю людей, которые серьезно могли бы заинтересовать Ходорковского с точки зрения выборной кампании. Для пиара, что вот якобы коммунисты тоже там есть, куда -то поехали на какие-то переговоры, — я не исключаю. Но это пиар. Я знаю, насколько серьезный у нас подбор кандидатов, которые пойдут на выборы самостоятельно с нашей программой.

— А там другая программа. По моему мнению, Ходорковский так же, как Медведев. Ходорковский такой же, как окружение сегодня у Путина . Такой же олигарх. Ходорковский так же приватизировал все за бесценок в свое время. И он ничем не отличается. Сегодня, на мой взгляд, они отличаются тем, что одни сегодня имеют возможность к бюджету прикоснуться и каким-то своим структурам открыть краники этого бюджетного финансирования, а другие – нет. Кланы. Но программа, та самая либеральная программа, которая была озвучена и привнесена нам в том числе инструкторами из Соединенных Штатов Америки, она продолжает сегодня работать. Поэтому нет никакой разницы. И народ вообще-то, в принципе, уже знает. Возьмите их избирательную кампанию в Костроме . С деньгами пришли. Я сам был в Костроме и знаю, как кампанию вели. Но деньги не помогли. Народ уже во всем разобрался. Какая либеральная экономика? Какие деньги, какие фамилии? Поэтому системная, несистемная. Я вообще считаю, ты либо оппозиция со своей программой. А если ты говоришь, что у нас такая же либеральная программа, как у Медведева с его командой, тогда ты не оппозиция. Ты – их же команда. Та же команда. Тогда народу чего их выбирать-то? Они уже во власти.

— Не нужен категорически. Есть система с государственным налогом. Нет никакой необходимости частной компании собирать налоги, получать оттуда кусок пирога да еще доводить до того, что бюджет еще и должен остается им. Есть другая система налогов, дорожные фонды, транспортный налог, которые удовлетворяют. Главное – не в том, что не хватает сегодня денег. На мой взгляд, главное – не надо их разворовывать. Ни для кого не секрет, и прокурор тоже это озвучил, именно в дорожном строительстве не менее 50 % денег уходит налево: взятки, откаты, не тот асфальт, не та щебенка. Вот где большой вопрос. А не там, что надо дополнительно собирать, в том числе с участием частных компаний.

— Генрих пишет: «КПРФ реально никакой альтернативой правительству не является. Не поддерживают разработку новой программы». Юрий из города Кимры : «Валерий, в нашем городе Кимры мэр – коммунист. Но ему ничего не дает делать администрация бывшего мэра Литвинова – ныне под следствием. Помогите Роману Андрееву ». Возьмете под личный контроль обращение?

— Да, возьму. Я знаю Романа. Возьмем под контроль. Я не могу не прокомментировать. В нашей стране – моей Родине – к сожалению, еще не сложилась система, когда партия власти «Единая Россия» и их кандидаты – губернаторы, а мэр – от компартии, либо наоборот. Пока не наработали мы этой культуры. Я был в Португалии , где в столице партия власти, а ближайший город возглавляет четыре созыва уже по четыре года коммунистка. И спокойно они взаимодействуют и говорят: мы удовлетворены. Он делает свою программу, я – свою. Меня выбирают, я ее реализую, эту программу. И там нет вот этих – прессы, силовиков, прокуратуры, налоговиков, администрации, которая: ага, ты из другой партии, поэтому давай прессовать. Вот это плохо, я считаю. Но я у нас, я думаю, еще впереди эту культуру власти от разных партий, но работающих на одно благо, как лучше живется гражданам, надо нарабатывать.

— С большим интересом изучаю раздел на сайте КПРФ под названием «Антикоррупционный комитет имени Сталина ». Лик Сталина, дела, все как полагается. Я не могу не спросить у вас, наверное, многих интересует. После того, как власть окажется в ваших руках, посадки будут?

— Конечно, я не юрист, не прокурор. И вообще опыта в советский период этой деятельности у меня не было. Но когда я увидел, какие деньги разворовываются, когда я увидел, кто в основном разворовывает и кто попадает в сферу деятельности прокурора, следствия, — это люди, которые близки к бюджету, близки к природным ресурсам. Там, где халява и где можно без труда накопить средства и быть олигархом, миллионером и миллиардером. Я взялся за этот комитет антикоррупционной борьбы.

— Это мое детище. Я его идеолог. Разработал и делаю каждый год анализ списка коррупционеров. У меня есть «список Рашкина». Но я не только эти списки делаю, а соответственно реагирую на все опубликованные, не опубликованные, но сведения по коррупции. Я отправляю депутатские запросы, требую в том числе и Следственный комитет, прокуратуру взять под внимательное расследование. Потому что любой мэр, любой руководитель, чиновник имеет свои рычаги воздействия на силовиков, чтобы закрыть, замазать дело или что-то. Когда ты его вытаскиваешь на свет, в общество, в СМИ, на контроль депутатский, на слушания в парламенте, тогда уже все, не отвернешься. Это надо доводить до следствия, до суда. Чтобы были посадки. Из списка, которым я занимаюсь уже более семи лет, люди, которые попали в мое поле зрения, из них, на мой взгляд, уже треть сидят за то, что сделали.

— Я не думаю, что они благодарят, но общество благодарит – да. Вот последнее время занимаюсь я, конечно, Сердюковым и Васильевой . Я считаю это просто позорным пятном черным и с точки зрения работы прокуратуры, и Следственного комитета, и судов в том числе. Я считаю, что нельзя допускать такого позорища для страны. Это дискредитирует саму власть, саму систему. Ну не может человек, занимая такую должность, будучи министром обороны, допустить разворовывание миллиардов рублей. Ведь 36 позиций по разворовыванию. Они озвучены мной на пленарном заседании. И все закрыты. И он попал под амнистию. Оказывается, он еще и герой, а она там плясала, пела, пока следствие шло. Это позорище. А сегодня неизвестно где, двух дней не сидела в тюрьме. Мы сейчас уже в четвертый раз инициируем, я в том числе автор, о том, чтобы создать депутатскую парламентскую комиссию по расследованию случаев разбазаривания средств в армии в бытность Сердюкова министром обороны. Где эта прореха? Какое законодательство надо поменять, чтобы больше этого не случалось? На будущее хотя бы. Это как раз работа антикоррупционного комитета.

— Вопрос пришел от Петра с Кубани : «Зачем фракция КПРФ в полном составе в законодательном собрании Краснодарского края вместе с «Единой Россией» проголосовала за отмену льготного проезда пенсионерам в общественном транспорте?»

— Я конкретики могу и не знать. Может быть, я не исключаю ошибки, если такое голосование было. Насколько мне известно, все-таки там не было самого руководителя. Сожалению, система работает, когда мы рассматриваем закон и как голосует фракция вот у нас здесь, в Госдуме, мы подробно по полочкам расставляем, что за, что против, почему не надо голосовать. И тогда уже принимаем решения. Насколько мне известно, был случай, Осадчего, руководителя фракции, не было, и как позицию фракции в этом случае голосовать, они не обсуждали. Я думаю, просто это недоработка.

— Еще один вопрос, который в ту же тему – относительно независимости компартии в целом. Вы говорите о коррупции, вы разносите эту историю с Сердюковым, вы критикуете правительство, Медведева. Но вы ни разу не произнесли имя нашего президента, который, конечно же, является в том числе лидером партии «Единая Россия» по крайней мере так говорит «Единая Россия». Почему? Это значит, что вы поддерживаете президента и вы тоже партия Путина?

— Абсолютно нет. Я считаю, что президент – он лидер «Единой России». Я считаю, что Медведев и Путин – это одна команда. Он назначает всех министров, он назначает премьер-министра, он его хвалит за работу. Это его программа в том числе, Путина. Если бы по-другому было, не было бы ни Медведева, ни министров, все бы было изменено. Поэтому, я считаю, это одна соответствующая команда. И она отвечает за социально-экономическую ситуацию в том числе.

— Ельцину – это был нонсенс вообще, ошибка нашего государства. И народа в том числе. Человек, который не мог сдержаться перед стаканом водки, и в трезвом состоянии был не много времени, находясь в президентском кресле. Там шла вся головная боль именно от него. И акцент надо было на нег обострять. Там при Ельцине был и Примаков. При Ельцине был и Маслюков. И был Геращенко. И они вынуждены были пойти на правительство, которое за восемь месяцев отодвинуло от края пропасти, от краха Россию. Я в этом глубоко убежден. Хотя был и Ельцин. Там вся беда была в личности господина Ельцина.

— В том числе. Есть разные подходы. На первом месте, я считаю, правительство должно отвечать за ту программу, которую оно не представило. Медведев со своей командой не способен сегодня руководить. Команда одна и та же. Есть разница, когда я говорю о Примакове. Там вынуждены были прислушаться к мнению Зюганова, компартии. И он же советовался: а кого надо поставить? И это наше предложение было по Примакову – в связку коммуниста и беспартийного. Наше предложение. А сегодня наши предложения не учитываются. Сегодня наших предложений нет ни в правительстве, нет в администрации. Сегодня они сами это делают. Поэтому я говорю: это – одна команда.

— А кто же пойдет в правительство от вас, если вдруг возникнет такой вопрос? Я так понимаю, что у вас должен быть сформирован свой взгляд на кандидатов. И любопытно было бы узнать, кто эти люди.

— Зная работу наших членов партии и особенно последнее время, например, мне очень симпатичен Левченко Сергей Георгиевич, который специалист-энергетик, строитель, имеет прекрасное видение на кадровые решения. Притягивает к себе специалистов. Честен, порядочен, имеет авторитет у населения. В оппозиции выиграть более 60 % — это надо иметь колоссальный запас энергии и авторитета.

— Только что избранный, сто дней недавно работал. У него прекрасные показатели за сто дней. Я очень хорошо отношусь к Локоть Анатолию, который более года уже работает. Он подводил итоги за год, у него тоже прекрасные данные и по строительству и вводу детских садиков. Он вышел в лучшие в стране. По вводу жилья – 1,1 кв. метра на человека. Это тоже показатель уже приближается к советскому периоду. Конституция одна и та же, президент тот же. Команды разные, подход разный. И умение работать разное. Я, например, Левченко видел бы и премьер-министром. Набрать команду он умеет и знает.

— Сейчас социологи прогнозируют вас второе место. «Единая Россия» — 50 % сегодня готовы за них проголосовать. На втором месте ответ: «Не стал бы участвовать в выборах». Это 12 %, по данным ВЦИОМ. А вот на третьем месте – КПРФ. Это значит, что на выборах вы займете уже второе место. Давайте представим теоретически, что вы всех порвете, конституционное большинство у КПРФ. Какой первый закон будет принят?

— Первое внимание я бы обратил на экономику. На реальный сектор. Антикризисная программа, которая есть. Демократизация общества, консолидация его в единой команде по реализации этих предложений.

— Естественно, предложения по национализации. Все, что связано с природной рентой. По наполняемости бюджета. Отсюда и самое основное. Все страны выходили из кризиса, если обращали внимание на увеличение покупательной способности населения. Это обобщающий показатель. И рост продолжительности жизни, исходя из этого.