Настойка из корней одуванчика на водке применение

У общественности, правозащитников и политиков сложилось несколько версий убийства Бориса Немцова и хода его расследования. Ведущий «Коммерсантъ FM» Анатолий Кузичев обсудил их с экспертами в рамках программы «Действующие лица».

Игорь Каляпин, руководитель правозащитной организации «Комитет против пыток», член СПЧ: «Пытки и применение силы далеко не всегда одно и то же. У сотрудников правоохранительных органов есть право в определенных ситуациях проявлять силу. Что называет пытками Дадаев, понять трудно».

«Несколько лет назад наша организация совместно проводила обширное социсследование в нескольких городах, в том числе опросы проводились в местах лишения свободы. 40% осужденных говорят, что к ним применялись пытки. Нам удается доказать факт применения пыток примерно в каждом десятом случае. Это совсем не значит, что в остальных случаях люди врут».

Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги: «Кто может поручиться, что это именно чеченский след? Мозаика не складывается, все равно остаются вопросы. Есть еще множество версий. А если выяснится, что этот чеченский резонанс был ошибкой? Фактов нет. Почему фанатики стреляют в спину? Фанатики так не делают. Я здесь не вижу какую-то последовательную цепь. Постоянно возникают противоречия. Я не уверен, что доберутся и до реальных исполнителей, и уж тем более до заказчиков. То, что говорят, что виноват Рамзан Кадыров, который их оправдывает, тоже не вяжется. Все версии рушатся. Когда люди готовятся к такому теракту, они заранее готовят пути к отступлению. Но их задержали уже через несколько дней. Это странно».

Владимир Джабаров, первый зампред комитета Совета федерации по международным делам: «Мне кажется, говорить о чеченском следе вообще неправильно абсолютно, потому что, если эти люди, которых задержали, действительно окажутся виновными, это не говорит о том, что в этом виноваты чеченцы, там национальность могла быть любая. Более того, я считаю, что вообще сейчас некорректно об этом говорить, потому что идет следствие. Даже с той информацией, которая просачивается в СМИ, нужно быть очень деликатными и осторожными, потому что еще непонятно, какие доказательства имеются, и что будет получено в результате расследования этого убийства. А то, что уже правоохранительные органы и спецслужбы задержали конкретных лиц подозреваемых, и некоторым предъявлены обвинения, я считаю, это успех, очень быстро сделано для такого громкого политического убийства. Там разные есть версии, что сделали непрофессионалы, либо сделали, чтобы публично показать, наказать Бориса Ефимовича хотели, неважно, главное, чтобы шло расследование. Мне кажется, сейчас не время поднимать шум именно в отношении расследования, потому что это только мешает, это оказывает давление, во-первых, на следственную группу, и это нервирует следователей, потому что им приходится отвечать еще и представителям Следственного комитета на неудобные вопросы».

«Меня трудно заподозрить в какой-то особой симпатии к чеченскому народу, потому что я никаких корней там не имею, но я хочу сказать: нам нельзя допускать того, что когда-то мы допустили, ведь в годы войны было очень много чеченцев, которые сражались за родину, десятки, стали героями Советского Союза. И когда после этого их выселили, в общем-то, мы знаем, к чему это все привело, мы нанесли тогда тяжелую обиду чеченскому народу и другим репрессированным народам. И сейчас повторять ту же ошибку, мне кажется, не стоит».

Александр Черкасов, член правления правозащитного общества «Мемориал»: «На Северном Кавказе продолжается вооруженный конфликт малой интенсивности. Чеченские силовые структуры — формально часть российских силовых структур. Полки «Север» и «Юг» — структуры внутренних войск МВД, которые, к удивлению многих, подчиняются не главкомату внутренних войск, а контролируются властями Чеченской Республики.

Когда подполковника ФСБ Байсарова в ноябре 2006 года расстреливают при попытке задержания, и при этом участвуют люди нефтеполка — это никого не возмутило. Это значит, что все эти годы за пределами Чечни, да и за пределами России чеченские силовые структуры ведут операции.

Что для них нормальная работа? Они борются с подпольем. Уже много лет перед нами, гражданами России, и перед российским руководством есть данность, что в ходе борьбы с терроризмом или за власть кто-то выбывает из этой борьбы. Никакой вывод за этим не делается.

Другое дело, что последнее убийство сильно от этого отличается. Во всех прочих случаях дальше уголовного дела, в котором погребены показания, ничего не шло. Обычно ставилась жирная точка. А тут задержания, аресты. Это значит, что это последнее убийство отличается от других. Все прочее было в контексте контртеррористической операции. Это, наконец, дошло до Москвы, до тех, кто до этого давал карт-бланш чеченским боевикам».

По материалам: www.kommersant.ru