Настой из одуванчиков польза

В течение 16 лет в Тебердинском заповеднике ведется наблюдение за растительными сообществами, перемещенными в новые условия. По ходу экспермента целые дернины со всеми обитателями переносили из одной альпийской зоны в другую. Далее наблюдали, как растения на перенесенных дернинах реагируют на новые абиотические условия и как идет процесс вселения новых соседей в чужое сообщество. Выяснилось, что хуже всего в новых условиях чувствуют себя доминантные виды сообществ. У всех у них снижаются показатели роста. Также доминанты не вселяются на новые участки. Зато второстепенные виды при уменьшении численности доминантов начинают лучше расти.

На Кавказе в Тебердинском заповеднике, где проходят практику студенты кафедры геоботаники МГУ, уже 16 лет идет весьма трудоемкий, но замечательный экологический эксперимент. В 1989 году на горе Малая Хатипара были выбраны 40 опытных площадок в четырех различных сообществах. Одно сообщество занимало самые высокие места горы – это лишайниковые пустоши. Там растут в основном исландский мох (Cetraria islandica) с куртинами мытника и незабудочника. Ниже них располагалось второе сообщество пестроовсяницевых лугов с овсяницей (Festuca varia). Еще ниже – самое густонаселенное сообщество гераниево-копеечниковые лугов, и у подножия горы – сообщество альпийских ковров с доминантными сиббальдией (Sibbaldia procumbens) и одуванчика Стевена (Taraxacum stevenii). Альпийские ковры произрастают на бедных почвах и в условиях очень короткого вегетационного периода из-за глубокого снежного покрова, который тает только в июне-июле. Со всех 40 площадок дернины определенной площади целиком со всеми растениями поменяли местами. Таким образом, 10 дернин с лишайниковых пустошей отправились на овсяницевые луга, 10 – на гераниевые луга и 10 спустились на альпийские ковры. Оставшиеся 10 дернин просто поменяли местами для контроля выживаемости растений после операции переноса. Такой же обмен по принципу все со всеми осуществили с остальными тремя сообществами. Дернины оборачивали полиэтиленом по периметру, а после пяти лет наблюдений полиэтилен вытаскивали, чтобы выяснить влияние корневой конкуренции (в данной работе этот аспект исследования не анализируется). После этой трудоемкой работы (авторы статьи сообщили, что с работой удалось справиться за две недели! Без студентов, думается, не обошлось) осталось терпеливо ждать и оценивать, как живется растениям на новом месте. Для оценки состояния растений на опытных участках решено было подсчитывать число вегетативных побегов и цветов.

И. О. Тетевина и В. Г. Онипченко, специалисты с кафедры геоботаники МГУ, познакомили читателей с результатами этого длительного и кропотливого эксперимента. Будь он короче, как заметили геоботаники, — а подобные опыты закладываются обычно на пять лет – некоторые важные закономерности обнаружить бы не удалось.

Ясно, что растения на всех площадках в принципе могут реагировать на смену местообитания тремя разными способами: снизить или повысить численность, оставить численность прежней. Кроме того, на перемещенную дернину могут вселяться новые соседи. И вот выяснилось, что растения среднего яруса пестроовсяницевых и гераниево-копеечниковых лугов лучше всего перенесли перемещение. Больше половины видов в новых условиях чувствовали себя лучше прежнего. Но вот доминантные виды в обоих сообществах снизили свою численность. Вывод очевиден: доминантные виды сдерживали рост других растений в своей епархии, зато когда доминантов стало меньше, то все другие получили дополнительные возможности для роста.

Хуже пришлось экстремалам с лишайниковых пустошей и альпийских ковров, пересаженным по соседству с овсяницей или геранью. Большинство видов из этих двух сообществ в новых условиях стал хуже расти, а некоторые, например, незабудочник, совсем исчезли. Видимо, виды экстремальных местообитаний более узкоспециализированы, и потому перенос в другие условия оказался для них губителен. Особенно быстро исчезли доминирующие виды: сиббальдия и одуванчик на перемещенных дернинах альпийских ковров, и незабудочник с мытником из дернин лишайниковых пустошей.

Нужно заметить, что сиббальдия, будучи доминантом в сообществах альпийских ковров, встречалась и на некоторых дернинах гераниево-коппечниковых лугов. Но вот если перемещение из сообществ альпийских ковров очень бедственно сказывалось на ее состоянии, то будучи перенесенной из гераниевых сообществ выше в другие ценозы, этот вид чувствовал себя неплохо. Это говорит о том, что приуроченность к тем или иным условиям может быть не столько свойством вида, сколько результатом приспособленности. Не зря же для сиббальдии, растущей в горах Китая, более благоприятны условия низкого снежного покрова, а для нее же, но на Кавказе – глубокого снежного покрова (см.: Янь У, Онипченко В. Г. Связь снежного покрова со структурой растительности в высокогорьях востока Цинхай-Тибетского нагорья ).

Вселение видов из неродных сообществ наиболее интенсивно шло на перемещенные дернины лишайниковых пустошей и альпийских ковров, меньше – на пестроовсяницевое сообщество и меньше всего вселилось видов на гераниевые дернины. Ясно, что там, где конкуренция ослаблена, там и интервентов больше. Интересно, что доминантные виды не смогли завоевать место на принесенных дернинах. Это подтверждает концепцию, согласно которой доминанты мало способны к колонизации.

Таким образом, доминирующие виды во всех сообществах хуже всего пережили соседство с новыми растениями и новые абиотические условия, они также не смогли внедриться в новые сообщества. Другие растения сумели перестроится в соответствии с новыми условиями и воспользовались возможностью нарастить свою численность. Для третьих, приспособленных к узким экстремальным условиям, любые другие условия оказались губительны.

Источник: http://elementy.ru/genbio/synopsis?artid=175