Можно ли есть корень одуванчика

Последние дни Сеть и СМИ потряхивает вопрос о списанных с чужих трудов диссертациях и о поддельных кандидатах и докторах наук (забавно: то же самое и в Германии, причем на уровне министерском). Нередко пишут об этом лица, не имеющие никакого представления ни о научной работе, ни о порядке защиты научных трудов и присвоения степеней. Договариваются до того, что «вот в советское время» такого не было.

Чушь! В советское время поддельные кандидаты и доктора наук также изготавливались в немалых количествах. Другое дело, зло выросло числом и стало более откровенным — так, почти все пороки современного нашего общества существовали в советское время и просто получили ныне куда большее развитие. (Умножение старого зла и изживание добра и есть «прогресс», если уж пошел разговор о философии истории).

В советское время ржа шла двумя путями. Первый: постоянно снижался уровень требований к защищаемым диссертациям. В этом прямо противозаконного ничего и не было (кроме подношений председателям и членам ученых советов со стороны чаще всего товарищей с жаркого юга, отчего-то особенно падких до незаработанных званий-почестей). Однако влияние снижения требований на нравственность научного сообщества нельзя недооценивать. Второй путь — о котором толкуют ныне: списывание с чужих работ. А как разновидность — сочинение диссертаций на заказ. Моя соседка заработала себе подобным образом на кооперативную квартиру.

Ничего нового в поддельных степенях нет. Задолго до того, как почетно и выгодно стало иметь ученую степень, подделывали сведения о благородном происхождении, получении орденов или ранений и так далее. С 1991 года прямо в подземных переходах начали продавать поддельные дипломы о высшем образовании. Некоторые обстоятельства процесс ускоряют. Например, небезызвестный Сердюков степень кандидата экономических наук получил в 2004 году, а доктора — в 2006-м, без отрыва от работы министром (темы кандидатской и докторской в корне различны). Но здесь речь о таланте к науке — а ведь бывает и по-другому.

Как только государство и общество начинают судить не по сути — и вознаграждать не за дело, но по какому-то внешнему признаку, целью немалого числа людей становится приобрести этот признак незаконным образом. А еще кто-то начинает промышлять изготовлением поддельных или лживых бумаг, с той или иной глубиной «проработки». В советское время возникло особое слово — «приписки», когда руководство предприятий и разных органов общества и государства, при невыполнении тех или иных «планов», ложно указывало в отчетности, что планы якобы выполнены. И все благополучно получали премии, грамоты и ордена за успехи в работе. Даже пьесы и фильмы вокруг этого создавали (сразу припоминается «Премия» Александра Гельмана).

Ничем суть приписок к планам производства от поддельного дворянства, купленного студентом зачета или незаслуженной докторской степени не отличаются: во всех случаях речь идет о том, чтобы незаконно получить поощрение или избегнуть наказания. Соответственно, вопрос с поддельными степенями — всего лишь частное проявление куда более фундаментального явления: несовпадения показателя с предметом, о котором он предназначен свидетельствовать, и основанных на этом несовпадении злоупотреблений.

Частные компании при приеме на работу не довольствуются дипломами соикателей, внешним признаком подготовки, но проводят собственные проверки и длительные собеседования — потому что отлично знают цену оценкам даже известных университетов. (Требование о наличии опыта — по сути, разновидность такой проверки.) Стараются судить не по «показателям», но по существу. Однако и сами подвержены тому же пороку: в крупных частных корпорациях бюрократия болеет теми же болезнями, что и государственная, — и только мера запущенности изредка их отличает (на чем и спекулируют доказывающие безусловное превосходство частной собственности).

Куда хуже, однако, когда в игру в показатели играет государство, — масштаб бедствия оказывается куда значительнее, чем в случае с частной корпоративной бюрократией. Не так давно было выдвинуто требование, чтобы через несколько лет Россия оказалась в первой двадцатке рэнкинга Мирового банка Doing Business (ныне мы на 113-м месте). Во исполнение этого решения, направленного на улучшение делового климата в России, Агентство стратегических инициатив учинило «национальную предпринимательскую инициативу» — «Улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации», создает «дорожные карты» в осуществление «инициативы», работает с ведомствами. Беда, что сама постановка вопроса — поднять страну в некоем рэнкинге — лукава в своей основе и, к сожалению, непременно приведет не туда, куда целили. Потому что действительной задачей яляется вовсе не какое-то «место», а приемлемый деловой климат в стране, здоровые условия предпринимательства.

Несомненно, при здоровом деловом климате страны показатели, по которым определяются места в рэнкинге, бывают хороши. А вот обратное, как и со всяким показателем, верно не всегда. Легко представить, что показатели улучшаются, а дела — нет, даже не поминая о приписках. Получение поддельной степени — предельный случай: числится кто-то доктором наук, «заседает в академии» — а сам дундук дундуком. В отличие от простого случая, Doing Business построен таким образом, чтобы его показатели в их совокупности было как можно сложнее имитировать. Однако и это возможно (интересно будет посмотреть в 2018 году, как извернутся с Мировым банком). А главное — сами показатели при поверхностном подходе превращаются в самоцель, фетиш. Тогда как дело не в них как таковых, но в том, чтобы начальство всякого рода не препятствовало предпринимателям. Для этого необходимо разобраться, в чем причина препятствования — и устранять саму причину, а не ее следствия: долгое получение разрешений на строительство или таможенное оформление грузов, дорогое подключение к сетям, «наезды» законных и незаконных проверяющих и так далее. Сама государственная машина без влияния каких-то посторонних агентств должна производить и устанавливать общественно приемлемые действия и порядки.

Простейший пример. Инновационные предприятия первые годы своего существования обычно убыточны: они получают инвестиции, на которые и живут, еще ничего не продавая или продавая недостаточно. Налоговый же инспектор науськан разоблачать «уклонистов», «оптимизирующих» прибыль, и к предприятиям, не «показывающим» прибыль длительное время, относится с понятным предубеждением. Хотелось бы увидеть «показатель», который способен исправить поведение такого предвзятого инспектора! Ведь разобраться без проверки невозможно, а что выездная проверка сама по себе может измотать, если не загубить, любое предприятие, а тем более — еще не оперившееся, требуется ли доказывать?

Возвращаясь к деловому климату, корень трудностей предпринимателей и инвесторов в бюрократизме: использовании государственной бюрократией как общественным классом своего служебного положения в сугубо классовых целях, для извлечения незаработанных доходов. Прописыванием сроков, установлением «правильных» показателей, писанием наилучших инструкций силами международных консультантов — и даже назначением лучших людей уполномоченными по защите предпринимательства системная задача улучшения делового климата не решается. Потому что она находится в противоречии с интересами бюрократии. Если вести дела станет предпринимателям легко, это будет означать, что столоначальникам, таможеникам, правоохранителям и так далее станет голодно по сравнению с нынешним положением. (Самое наглядное сравнение — как если бы удалось побороть коррупцию в ГАИ.)

Соответственно, и бороться надо не за показатели и не за место в рэнкинге. Неоходимо перестраивать саму систему государственного управления, порождающую бюрократизм, и судебную систему (относительная независимость которой еще в начале 2000-х позволяла многим отбивать незаконные требования налоговиков и гаишников, скажем). В частности, решительно сокращать бюрократию численно.

Затруднение в том, что подобное решение вопроса, по существу дела, предполагает, что в «академии» (известной также как «консерватория») заседают истинного ума и достоинства князья. Что и возвращает вопрос, замыкая порочный круг, к поддельным степеням.