Мед с одуванчиков целебные свойства

Вот чего нет в рассказе Александра, так это философского спокойствия. Переживает. И, как выяснилось на ярмарке, далеко не у всех пчеловодов характер нордический. По любому вопросу начинают между собой спорить. Но если прислушаться — в таком споре рождается истина, которую и хочет знать покупатель.

Кусачие пчелы и добрые пчеловоды: только в таком сочетании получается правильный мед. На Ярмарке меда в Коломенском ошибиться с выбором почти невозможно.

Повышенная сопротивляемость боли, выносливость, железный характер — «нордический, выдержанный». Эти качества в семье Николая Абакумова передаются из поколения в поколение, вместе с профессией.

— Призвание нужно. В чем оно заключается? Во-первых, терпение. Во-вторых, умение жить не как тебе хочется, а как природа решит. В-третьих, если ты «кочевник», то нужно быть немножко отшельником по натуре.

Николай как раз кочевник. Точнее, владелец кочевой пасеки. Каждый год в начале мая Николай с помощниками ставит ульи в фуру и отправляется в путь по Сочинскому национальному заповеднику. Перегоны только ночные. Пчеловод приезжает на точку, где цветет определенная культура. Например, акация. Как только она отцветает, мед откачивают и едут дальше. Во время таких «кочевий» пасечники живут или в прицепах, или строят летние домики. Смысл всех этих мытарств — получить мед разных сортов.

— Мне работать нравится. Подумаешь, покусали. Семьсот укусов в день — вот это максимум, смертельно. К тому же опытный пчеловод знает, из-за чего кусают. Нельзя выходить на пасеку в плохом настроении. Пчелы добрых любят, — улыбается Абакумов.

Недавно этот добрый человек взвалил на себя новую заботу: организацию Ярмарки меда в Коломенском. Смог объединить около сотни пчеловодов со всей страны, чтобы самостоятельно, независимо от властей и посредников, устроить москвичам праздник меда в полюбившемся месте.

— Мы сами собрали деньги на рекламу. Порядок свой установили. Скидка 10 процентов для пенсионеров и ветеранов — уже традиция. Но еще мы придумали «социальный мед»: он стоит 200 рублей за килограмм. Где в Москве вы найдете такой дешевый мед? А нас такая цена устраивает, мы ее сами и поддерживаем. Так покупают больше…

Куда ни глянешь — всюду бочки и бочонки, чаши, стаканы и блюдца с медом. Двигаясь от одной палатки к другой, словно путешествуешь по России — здесь Сочи, там Алтай. Даже Еврейская автономная область есть. Кто-то тихонько сидит за прилавком, перелистывая журнал, кто-то размахивает деревянным ковшиком, как кадилом, заманивая покупателей. Этих людей из разных уголков страны объединяет одно — их планы на жизнь и работу определяет не суровый начальник, а цветение, скажем, лугового клевера.

Все они зависят от пчел и, как Николай, живут «так, как природа решит». В последние годы природа решила озадачить человечество вопросом «куда исчезают пчелы?». Этот феномен занимает ученых и пасечников Европы и США, а в сети тема развилась в апокалиптическое «сначала исчезнут пчелы, а потом люди».

— Никуда они не исчезают. У пчел все, как у людей — время от времени бывают эпидемии. В разных странах, соответственно, они происходят в разное время, — объясняет Николай. Но для более подробного комментария призвал на помощь Александра, тоже пасечника и ученого-агронома.

— В России вот какая ситуация: в 2010 году пчелы действительно массово умирали. У многих пасечников буквально за одну неделю погибли целые пчелиные семьи. Эта эпидемия была вызвана жарой — повысилась температура в водоемах, среда способствовала размножению бактерий и пчелы заражались через воду. Такой масштабной эпидемии в России не было последние 30 лет! — в голосе Александра чувствуется неподдельное волнение. — В прошлом году также пошло заражение лимфы у пчел. Истончались «сосуды» и разрыв органов происходил на лету. Вот некоторые пчеловоды и начали думать, что пчелки «уходят» — мертвых пчел в ульях они не видели. Но это потому, что пчелы умирали прямо на лету. В этом году все более или менее наладилось. Пасечники пчелок лечат. Но предотвратить эпидемию невозможно, порой к этому надо относиться философски…

Вот чего нет в рассказе Александра, так это философского спокойствия. Переживает. И, как выяснилось на ярмарке, далеко не у всех пчеловодов характер нордический. По любому вопросу начинают между собой спорить. Но если прислушаться — в таком споре рождается истина, которую и хочет знать покупатель.

— Возьмите у меня мед. Пять дней назад откачали. Только дураки зимой мед покупают. Его же собирают весной и летом! — зазывает нас Татьяна, представляющая осетинские пасеки.

— Да что вы говорите! У меда нет срока годности. Дома у меня есть бочонок с медом, которому 15 лет. Дед мой еще делал. И ничего, вкусный, кушаю с удовольствием. Главное, правильно хранить: при комнатной температуре и в сухом месте.

Опрос других пасечников показал, что прав в этом споре Михаил. Другой опрос зашел в тупик: определить, какой мед самый вкусный и полезный, оказалось невозможно. Каждый кулик нахваливал свое болото: пасечники из Сочи рассказывали об уникальности каштанового меда, куряне превозносили свой гречишный мед, алтайцы — высокогорное разнотравье. Ясность внес Николай Абакумов:

— Лучшего меда нет вообще. Главное, чтобы он был натуральным. Мой кавказский мед ничем не хуже башкирского. И тот, и тот — лучшие, потому что со своих пасек.

— Я вам сейчас расскажу, как натуральный мед определить. Нужно ложку меда развести в воде. И капнуть йода. Посинеет вода — значит, химию купили…

На Коломенской ярмарке «химии» нет. Раз собрались по собственному почину, ронять свой авторитет в глазах коллег и покупателей никому не хочется. Нахваливая целебные свойства своего товара, не обманывают. Тут все, как в аптеке.

— Возьмите меда малинового, вам и цитрамон будет не нужен, — уверяет бабушку продавец из Алтайского края. Мы уже готовимся жалеть доверчивую старушку: пообещай ей, что килограмм меда все болезни излечит, она этот килограмм и купит.

Но наш скепсис оказался неуместным. Сами продавцы предпочитают лечиться медом — конечно, если болезнь не слишком серьезная. Каждая баночка меда на прилавках сопровождается длинным списком недомоганий и болезней, при которых показан тот или иной сорт. Нет ни одного сорта меда, который бы не помогал победить какой-нибудь недуг. Возьмем, к примеру, всем известный липовый мед — его собирают во всех областях России. Он полезен при заболеваниях дыхательных путей (ангина, насморк, ларингит, бронхит, бронхиальная астма), при воспалении желудочно-кишечного тракта, при болезнях почек и желчного пузыря и как средство, укрепляющее сердце. Кого на ярмарке ни спроси — все эти чудесные свойства признают.

Да и большинство покупателей здесь «грамотные», знают о меде не меньше производителей. С видом сомелье они деловито переходят от одного прилавка к другому, пополняя свою корзину только определенными сортами меда.

— Я всегда беру каштановый и из белой акации. Во-первых, оба сорта очень полезны для крови и сердца. Во-вторых, не люблю, когда мед сахарится. А из всех медов только эти два сорта не кристаллизуются, потому что содержат мало сахарозы. Даже людям с сахарным диабетом их есть можно, — делится познаниями Анна Сергеева, постоянная посетительница медовых ярмарок.

В ее сумке, уже порядком заполненной баночками, — не только мед. Вот и мы решили одним медом не ограничиваться и продолжить научно-исследовательский дрейф вдоль прилавков.

— Если у вас маточное молочко есть, никакого меда не надо. Не зря его королевским желе называют, — совершенно конфиденциально сообщила Ольга Серейкина, пчеловод из Краснодарского края.

Нам уже стало казаться, что мы попали на ярмарку очень болтливых пчеловодов-заговорщиков, готовых раскрыть тайные знания первому встречному. Очевидно, флер таинственности способствует продажам. И удивительным — для непосвященных — открытиям. Ведь маточное молочко — действительно секрет.

— Это вещество называют маточным молочком, потому что это единственный корм, который дают матке — главной пчеле. Молочко — секрет, выделяемый из горла молодой пчелы. На вид как сметана, только кремового цвета. Это мощнейший энергетик, восстанавливающий силы. Но самое интересное в молочке то, что оно само определяет, что в организме плохо работает. На клеточном уровне. Находит болезнь, распознает и лечит, — с нескрываемой гордостью за пчел рассказывает Ольга.

Сомневаться в правдивости ее слов давно не приходится. В Японии, после трагедии Хиросимы и Нагасаки, велись масштабные исследования по восстановлению организма. Медики пришли к общему выводу: нет продукта, который бы больше способствовал регенерации организма, чем маточное молочко. Сейчас в Японии королевское желе раздают бесплатно в больницах, школах и детских садах.

Чтобы получить 10 граммов молочка, пчеловоду приходится тратить силы, сопоставимые с получением тонны меда. Потому и цена соответствующая: за стандартный пузырек с 16 или 18 граммами королевского желе просят от 800 рублей. Но хватает его на полтора месяца. Употребляют молочко по-разному, но чаще всего смешивают с медом. Принимают по чайной ложке в день и живут, по заверениям пасечников, до ста лет.

Золотой блеск меда оставил в тени не только королевское желе. К недооцененным сокровищам относятся перга, пыльца, забрус и пчелиный воск. С пыльцой все относительно понятно: это собственно цветочная пыльца, из которой потом пчелы делают мед. На ульях ставят специальные пыльцеуловители, и когда пчела сквозь них пролетает, «фильтры» задерживают пыльцу внутри. Мед и пыльца обладают одним набором свойств, но в пыльце концентрация активных веществ намного выше. Потому она считается более эффективной. По этой же причине следует соблюдать осторожность: мед относится к аллергенным продуктам, а пыльца может оказаться бомбой мгновенного действия.

Более деликатное «лекарство» — перга, которую еще называют «пчелиным хлебом». Смесь меда, воска и пыльцы. Перга, как и пыльца, — чемпион по полезным свойствам.

Но если хочется идеального сочетания меда и пользы — есть одна хитрость, мало известная в далеких от пчеловодства кругах. Покупайте так называемый «забрус» — особый мед, которым пчела запечатывает соты. Исследования показали, что забрус является высокоэффективным средством при лечении бактериальных и вирусных заболеваний. Он не вызывает аллергии у людей и «привыкания» у микробов.

— Воск помогает пищеварению и отбеливает зубы, — мигом отвечает на наш вопрос Ольга из Башкирии. Ее белоснежная улыбка — лучшая реклама и воска, и меда, и Башкирии разом. Ольге всего 25 лет, но о пчеловодстве она знает все. Такая вот необычная страсть у молодой девушки. Оля переживает, что в России мед все еще не оценили по достоинству.

— По заграничным «ГОСТам» добавление сахара в мед — нормальное явление. А российский мед совершенно натуральный, в Европе его называют «био-продуктом». Кроме того, на Западе мед фильтруется для понижения аллергенности. То есть проходит тепловую обработку. В результате он становится просто десертом, сладостью. Полезные свойства у такого меда практически отсутствуют. Вот попробовали бы они наш мед…

— Пока рано об этом говорить, Оля, — прерывает ее Николай Абакумов. — Мы только два года назад смогли выйти на такой уровень, чтобы страну свою накормить. В России бы культуру меда сохранить удалось. А о Европе потом подумаем.