Лекарство из одуванчиков для суставов

Внимание! Цена лечения 199 200 руб. Группа строительных компаний ВИС внесет 50 тыс. руб. Телезрители ГТРК «Карачаево-Черкесия» соберут 30 тыс. руб.

Из свежей почты

Внимание! Цена лечения 199 200 руб. Группа строительных компаний ВИС внесет 50 тыс. руб. Телезрители ГТРК «Карачаево-Черкесия» соберут 30 тыс. руб.

Родился Алим здоровым, хорошо развивался. В год и два месяца заговорил фразами, а к двум годам речь стала исчезать. Алим разучился играть и общаться с детьми. В стационар его не берут из-за агрессии, направленной на себя самого: Алим кусает себя и бьет по голове. Он очень возбудим. На просьбы не реагирует, себя не обслуживает и до сих пор ходит в памперсах. Алима готовы принять на лечение в Институте медтехнологий (ИМТ), но я не могу это лечение оплатить — одна воспитываю троих детей. Прошу вашей помощи. Зарема Исрапилова, Карачаево-Черкесия

Невролог ИМТ Ольга Рымарева (Москва): «У Алима органическое поражение центральной нервной системы, задержка психоречевого развития с элементами аутического поведения. Мальчику необходимо курсовое лечение».

Внимание! Цена лекарства 434 800 руб. Жертвователь, пожелавший остаться неназванным, внес 259 080 руб. Телезрители ГТРК «Владимир» соберут 71 тыс. руб.

В год у Софии начали опухать суставы. Дочка не могла ходить, мучилась от боли. У нее диагностировали ревматоидный полиартрит, назначили гормоны, но, как только дозу снижали, боли возвращались. Состояние улучшилось лишь после введения препарата хумира. Дочка начала бегать! Хумирой нас обеспечивала областная больница. Но потом нам пришлось переехать — и состояние дочки резко ухудшилось. Прошлой осенью в тяжелом состоянии София попала в стационар Научного центра здоровья детей (НЦЗД) РАМН в Москве. Ей продолжили лечение хумирой. Но в июле препарат закончился, Минздрав не может его закупить. Я один содержу семью с тремя детьми. Помогите! Дмитрий Мороз, Владимирская область

Педиатр, ревматолог НЦЗД РАМН Татьяна Слепцова (Москва): «София поступила к нам в очень тяжелом состоянии. Хумира — единственный препарат, который ей помогает: уходят боли, воспаления. Терапию хумирой необходимо продолжать».

Дочка родилась с искривленной правой ножкой. С трех недель ее начали гипсовать в больнице, а в четыре месяца провели ахиллотомию под общим наркозом. Я видела, что стопа выправлена не до конца, но врач говорил, что повода для беспокойства нет. Вскоре стопа опять подвернулась. Недавно я узнала об эффективном методе Понсети, нас готовы принять в клинике, где применяют этот метод. Марина растет умницей, хорошо говорит, а вот ходить не может. Помогите оплатить это лечение! Детей у нас двое, живем на одну зарплату мужа, он бригадир на железной дороге. Татьяна Тимофеева, Хакасия

Травматолог-ортопед клиники «Новая ортопедия» Глеб Андрианов (Минусинск): «На фоне неполной коррекции стопы произошел рецидив. Планируется курс этапных гипсований и операция — транспозиция (перемещение) сухожилия».

Пишет вам бабушка Полины. Ее мама, моя дочь, военнослужащая, часто переезжает на новое место службы, и девочка с младенчества у нас. О врожденном пороке сердца у Полины никто не подозревал. Родилась в срок, развита. С пяти лет занимается плаванием, у нее уже первый юношеский разряд. А полгода назад Полина вдруг начала жаловаться на учащенное сердцебиение и боль в груди. Обследование обнаружило дефект межпредсердной перегородки. Операция необходима в ближайшее время, вероятность развития сердечной и легочной недостаточности очень велика. Мы пенсионеры, оплату лечения внучки нам не осилить. Ирина Никифорова, Белгородская область

Заместитель главного врача по кардиохирургической помощи Белгородской областной клинической больницы Святителя Иоасафа Игорь Коваленко: «Без операции состояние Полины может резко ухудшиться. Дефект мы закроем эндоваскулярно, и девочка вернется к прежнему активному образу жизни».