Лечебные свойства семян одуванчиков

Дым от трехсот юбилейных залпов рассеялся. Но осталось очень много недосказанного, важного не столько для Петербурга, сколько для других российских городов. Еще несколько недель, и юбилейные воспоминания накроет мутная предвыборная волна. Попробуем в меру сил не упустить самое главное.

300-летие северной столицы отмечалось не в течение одного-двух дней (как день строителя или Первомай), недели (как масленица), месяца (как Олимпиада), а в течение года. В новейшей отечественной истории не было опыта столь серьезного празднования городского юбилея. Не исключено, что этот юбилей задает новый формат государственных и городских праздников.

Сериал как явление начал активно распространяться и за пределами телевидения. Так рынок уже оценил большую популярность книг разных авторов, выпускаемых в единой серии. «Серийность» мероприятий, проходящих под единой «шапкой» и отчасти в едином стиле, доказала свое преимущество и в юбилейном Петербурге.

Своеобразный кумулятивный эффект отдаленных во времени дел, перекликающиеся («рифмующиеся») акции, возможность более одного раза и в любое время войти в одну и ту же фестивальную реку – стало действительно огромным плюсом. Автору этих строк пришлось на время главной юбилейной декады отлучаться в Москву и Киев. Однако благодаря многодневности действа отъезд не помешал вдохнуть вышеуказанную атмосферу в значительном объеме.

Чтобы результаты праздника не несли в себе горечь финансовых расходов, не все деньги должны уйти в приемы и фейерверки. Что-то должно обязательно остаться в городе и для пользы горожан, причем на многие годы. На 200-летие Петербурга это был Троицкий мост и больница. На 300-летие – это было в основном восстановленное — площади, замки, скверы, парки.

Два объекта были возрождены буквально из небытия, но они относятся не к сооружениям, используемым в повседневной жизни. Это Дворец конгрессов в Стрельне (бывшие руины Константиновского дворца) и Янтарная комната в Пушкине.

Телекартинки, на которых главы государств, как дети, с восторгом бегали по этой комнате, щупая и поглаживая стены, крутились 1 июня в новостях английского канала BBC и французского TF5 буквально каждые 15 минут. Не удивительно, что очереди в Екатерининский дворец (где этот Янтарный зал и расположен) непомерно выросли уже в июне – это я могу засвидетельствовать как очевидец.

Надо отметить, что телеканалы Москвы, Киева и Лондона зачастую свои репортажи из юбилейного Питера строили по одной и той же схеме: отчет о текущем мероприятии, сюжет про «разбитую» квартиру или подъезд, комментарий журналиста на фоне знакового здания города.

Во многом такой режиссерский ход спровоцирован самим объектом освещения. Санкт-Петербург сейчас может претендовать на звание образцового «города контрастов». На одном конце – кварталы, два века не знающие ремонта, на другом – восстановленные во всем великолепии царские дворцы.

Шум от презентаций и встреч на более-менее высоком уровне, блеск отремонтированных фасадов может серьезно «напрячь» жителей многочисленных аварийных квартир и окраин. А это уже электоральные риски для действующей власти.

В качестве противовеса в ходе 300-летия были использованы три основных метода. Размещение части юбилейных подарков городу в «спальных» районах (аллеи, скверы, художественные скамейки и т.п.), открытие в главную декаду в них же новых социально-значимых точек (крупных магазинов, детских клубов, лечебных учреждений), по возможности, выбор для юбилейного ремонта объектов, так сказать, двойного назначения – для гостей и для хозяев.

Проблема, мягко говоря, разных ощущений от праздника – самая фундаментальная, которую приходится решать организаторам подобных фестивалей. Ибо это вопрос меры включенности в торжества.

И здесь мало помогают прямые трансляции по ТВ и даже «живые» интернет-камеры, установленные в ключевых точках города. «Глядеть» – это все равно не соучаствовать, это даже не быть сопричастным. Глядя в телевизор, можно сопереживать чужой трагедии, но радоваться, глядя на чужой пир, редко кому удается. Включение в юбилей, ощущение его как своего приходит только, если вкладываться в праздник самому. Иначе, видимо, нельзя.

Концерт Розенбаума на Дворцовой площади шел три часа под косым холодным дождем. Главы уважаемых государств вынуждены были отменить протокольную пешую прогулку к Исаакию и Медному всаднику из-за ливня, с которым безуспешно боролись спецсамолеты.

А 27-го мая ветер с залива буквально сдул дымовой экран, который планировал для своего лазерного шоу японец Хиро. В результате 1,5 млн людей, обступивших в полночь по берегам акваторию Большой Невы, мало что увидели и получили право назвать это кульминационное шоу русским эпитетом, производным от имени японца.

Опять же салют доказал, что он в российских условиях – молодец, а заморская наисовременнейшая диковина – другое суворовское слово.

К разряду стихии относятся и футболисты. Традиционно в нашем Отечестве любые политические заказы на футбольный результат приводят к обратному эффекту. Так случилось и нынче. Надежды на то, что питерский «Зенит» добавит положительного настроения землякам, были разрушены серией поражений именно в период главных гуляний. К счастью, эти матчи проходили вне Петербурга.

В ходе юбилейной декады очень чувствовалось, что 300-летие столицы российских императоров задает особый стиль, особый формат всему происходящему.

В этот формат легко вписались мероприятия в императорских – Александринском и Мариинском – театрах, саммиты и подписание российско-американских документов, вручение премий и открытие дворцов.

Крупным срывом стало лишь уже упоминавшееся лазерное шоу, которое, кстати, совершенно не соответствовало невидимому петербургскому протоколу.

Зато все, что проходило по Невскому проспекту, в этот протокол вписывалось легко и приобретало свойство ритуальности. Так, например, трудно представить себе другую улицу, в которой так же органично бы смотрелся парад военных оркестров из 45 стран. Этот парад созвучен и статусу современного военно-учебного центра, и славным боевым традициям Петербурга. Именно в период петербургской столичности русскими войсками были взяты Париж, Рим, дважды — Берлин, не считая менее звучных европейских городов. Впрочем, в свете «наведения мостов» Россия – Европа эти страницы истории не вполне политкорректны.

Празднику, городу и стране очевидно не хватает светских ритуалов. Этого малозаметного, малозатратного действия, но обязательно повторяющегося и потому удерживающего нить времени. Полуденный выстрел пушки с Петропавловской крепости, бой часов на Спасской башне – вот почти все, что связывает нас с многовековым прошлым через реальное действие.

Петербург за время юбилея провел большую скрытую от внешнего наблюдателя работу. Фактически произошел молчаливый, без объяснений, отказ от натужного звания «Петербург — Культурная столица». Зато новым содержанием наполнилось другое расхожее словосочетание. Саммиты, выставки, конференции в межрегиональном и международном формате – это и есть функции в широком смысле Северной столицы.

Заполнены пробелы, реабилитированы годы, фамилии, организации, обживаются заново адреса, дворцы, площади, водные пути (за майские праздники произошло несколько столкновений катеров). Город воссоздал свою непрерывную историю, свободную от купюр. Одним из внешних проявлений этих глубинных процессов стал, например, выбор 50 выдающихся петербуржцев-ленинградцев. Причем многие события так и остались внутренним делом Петербурга.

Год не закончился. Паломничество в город 300-летия только началось. Юбилейная программа будет длиться до декабря. Вводятся в строй гигантские бизнес-центры, в декабре под Питером открывается мегамагазин ИКЕА. Своего рода финалом-апофеозом юбилея станут выборы в Государственную Думу.

Источник: http://gubernia.pskovregion.org/number_146/5.php