Лечебные свойства одуванчика википедия

Кто в данном случае виноват, пока не очень ясно. А вот ответ на вопрос “Что делать?” здесь практически очевиден — использовать ВСЕ составляющие концепции интернета вещей при создании систем мониторинга окружающей среды. Причем среды, окружающей не только города и населенные пункты, но и предприятия, являющиеся потенциальными загрязнителями атмосферы, воды и почвы.

Рискну предположить, что вложения в эти IoT-проекты достаточно быстро окупятся за счет штрафов с загрязнителей окружающей среды. Да и здоровье граждан немаловажно. Некоторые даже утверждают, что оно бесценно.

Однако ближе к делу. 5 января в ряде СМИ появились (со ссылкой на данные “Мосэкомониторинга”) сообщения типа того, которое вы видите ниже.

Интересно отметить, что на сайте “Мосэкомониторинга” какого-либо оперативного сообщения о возникновении в городе нештатной ситуации не было. Самое свежее новостное сообщение, которое все зимние каникулы висело на сайте этого ведомства, вы видите ниже. Оно датировано 19 декабря прошлого года и рассказывает о том, что разрешение на выбросы вредных (загрязняющих) веществ теперь можно оформить в электронном виде.

Рискну предположить, что данное сообщение интересно далеко не всем горожанам, а лишь тем, кто руководит предприятиями-загрязнителями и тем, кто отслеживает новости, связанные с внедрением в госучреждениях систем электронного документооборота (СЭД).

Основная же миссия “Мосэкомониторинга” – вовсе не выдача разрешений на выброс в атмосферу города вредных веществ. Напомню, что это ГПБУ (государственное природоохранное бюджетное учреждение) было создано в июне 2001 г. по решению Правительства Москвы и находится в подчинении Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы.

Основная деятельность данного ГПБУ — осуществление государственного экологического мониторинга на территории столицы. При этом информация готовится на основании данных автоматических станций контроля загрязнения атмосферы (АСКЗА) и на основании результатов рейдов передвижных экологических лабораторий. В случае выявления превышений установленных нормативов информация направляется в федеральные или региональные органы исполнительной власти для принятия мер реагирования. Впрочем, сведения о превышении установленных нормативов при желании можно найти и на сайте “Мосэкомониторинга”. Но сделать это, увы, не так просто, как хотелось бы…

• каким образом осуществляется экологический мониторинг на территории города Москвы, где расположены пункты наблюдения за состоянием различных природных сред, по каким показателям и с какой периодичностью проводятся наблюдения;

• подробную информацию о состоянии атмосферного воздуха, поверхностных водных объектов, почв, зеленых насаждений, уровней шума на территории города;

• подробную информацию о загрязняющих веществах, присутствующих в атмосферном воздухе, поверхностных водных объектах, почвах города Москвы, источниках их поступления и воздействии на здоровье людей.

Обратите внимание: “можно узнать” и “легко можно узнать” – разные вещи. Иногда очень даже разные.

Для полноты картины необходимо добавить , что столичная система мониторинга атмосферного воздуха начала создаваться (по решению Правительства Москвы) ещё в 1996 г. Естественно, она непрерывно видоизменяется и совершенствуется. Судя по сайту ведомства, в настоящее время информация об уровне загрязнения атмосферного воздуха поступает в данную систему с 56 автоматических станций контроля загрязнения атмосферы (включая мобильные АСКЗА). АСКЗА расположены во всех округах Москвы, на разном удалении от центра города и охватывают различные функциональные зоны. Среди прочего, станции мониторинга размещаются на территориях вблизи автомагистралей, в том числе на Третьем транспортном кольце. Также организован мониторинг атмосферного воздуха на территории Новой Москвы.

На АСКЗА круглосуточно (в режиме Non-Stop), измеряются средние двадцатиминутные концентрации 26 химических веществ и метеорологические параметры, определяющие условия рассеивания примесей в атмосфере (скорость и направление ветра, температура, давление, влажность, вертикальная компонента скорости ветра).

Согласитесь, что снимаемая с этих датчиков информация имеет не такой уж большой объём, чтобы её оперативная обработка и представление в удобном графическом виде являлись непосильной техническую задачей. Трудности здесь скорее не технические, а организационные.

В “Википедии” в статье “Экологический мониторинг” читаем: “Обычно на территории уже имеется ряд сетей наблюдений, принадлежащих различным службам, и которые ведомственно разобщены, не скоординированы в хронологическом, параметрическом и других аспектах. Поэтому задача подготовки оценок, прогнозов, критериев альтернатив выбора управленческих решений на базе имеющихся в регионе ведомственных данных становится, в общем случае, неопределенной. В связи с этим, центральными проблемами организации экологического мониторинга являются эколого-хозяйственное районирование и выбор «информативных показателей» экологического состояния территорий с проверкой их системной достаточности”.

Золотые слова. Они, видимо, относятся и к рассматриваемой нами ситуации. Обратите внимание: на публикации в СМИ о превышении в 28 раз уровня загрязнения столичного воздуха в районе Марьино отреагировали не сотрудники “Мосэкомониторинга”, а специалисты Роспотребнадзора, в распоряжении которых, видимо, тоже имеются средства контроля окружающей среды.


Источник: сайт Роспотребнадзора, январь 2017 г.

В то же время некоторые СМИ сообщили, что столичные прокуроры начали проверку в связи с превышением количества сероводорода на юго-востоке Москвы. Им предстоит установить источник загрязнения и его последствия.

Теперь смотрите: на сайте «Мосэкомониторинга» особое внимание обращается на то, что данное ГПБУ “не является органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление государственного экологического надзора. В случае выявления превышений установленных нормативов информация направляется по компетенции в федеральные или региональные органы исполнительной власти для принятия мер реагирования”.

И что в результате происходит на практике? Граждане собственными носами чувствуют не очень приятные запахи и начинают обращаться в различные инстанции. Роспотребнадзор и прокуратура, несмотря на зимние каникулы, реагируют на жалобы трудящихся и начинают выяснять ситуацию, дабы выявить и, возможно, наказать виновных.

Ситуацию, при которой население интересуется у властей, чем вызваны необычные состояния окружающей среды, нельзя назвать нормальной!

При правильной постановке дела власти (через СМИ или каким-либо иным образом) должны оперативно доносить до населения информацию о том, что в таком-то регионе концентрация в воздухе такого- то вещества во столько-то раз превысила норму!

Вернемся к сайту “Мосэкомониторинга”. Рискну предположить, что гоcтям и жителям столицы интересны не столько места расположения станций контроля, сколько значения параметров окружающей среды, регистрируемых этими станциями.

На мой взгляд, сайт “Мосэкомониторинга” необходимо оснастить интерактивной картой администативно-территориального деления Москвы (типа той, которую вы видите ниже), на которой каждый из округов оперативно (раз а 20 минут) раскрашивался бы в один из трех цветов: “зеленый” (все 26 регистрируемых параметров в норме); “красный” (хотя бы один из 26 регистрируемых параметров выше нормы), “желтый” (ситуация близка к критической). Кроме того, должен быть инструмент, позволяющий любому желающему посмотреть вид этой карты в любой из интересующих его дней и часов и, при необходимости, выяснить, какие именно параметры в тот или иной интервал времени превышали предельно допустимый уровень и во сколько раз.


Карта администативно-территориального деления Москвы
Источник: Википедия

В конце декабря на нашем сайте появилась публикация “«Интернет вещей» — с чем это едят”. Её автор (Денис Сереченко, директор по развитию бизнеса Huawei Enterprise Business Group в России), среди прочего, совершенно справедливо отмечает: “«Интернет вещей» состоит из трех частей — умных сенсоров, сетевой инфраструктуры и платформы, где обрабатывается информация с датчиков”.

Иными словами, при реализации IoT-проекта “умный объект” (в данном случае, город) мало “обклеить” сенсорами (датчиками). Надо еще обеспечить надежную и безопасную передачу снимаемой с них информации в некий центр обработки данных, где поступающие данные в реальном времени будет анализироваться и отображаться не в виде частных диаграмм и труднообозримых “простыней” с цифрами, а в целостном графическом виде, удобном для восприятия человеком.

Можно ли считать столичную систему мониторинга атмосферного воздуха отвечающей требованиям, предъявляемым к “умному городу”? Рискну предположить, что нет.

Да, эта система регулярно (раз в 20 минут) снимает показания с 56 автоматических станций контроля загрязнения атмосферы (о концентрации 26 различных вредных химических веществ) и где-то эти сведения централизованно хранит. Но алгоритмы обработки и представления этой информации в удобоваримом виде оставляют, что очень прискорбно, желать лучшего.

Ниже вы видите пример представления информации на сайте “Мосэкомониторинга”. Да, они отображают некоторые сведения, снимаемые с конкретной АСКЗА. Но общей картины состояния столичной атмосферы не дают. А все потому, что одной из трех основных составных частей интернета вещей не было уделено должного внимания.