Корни одуванчиков против рака

Торговых санкций против России — по крайней мере, имеющих касательство к большинству наших граждан — пока не последовало. И, возможно, и не последует — некоторые страны уже, по сути, открестились от намерений вводить их против России. Опрошенные «Однако» специалисты прокомментировали возможность введения экономической блокады в разных отраслях потребрынка и риски, с этим связанные.

Ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов считает, что в случае введения санкций пострадают все стороны, но до «всеобщей войны» дело не дойдёт.

Введение полномасштабных санкций во взаимной торговле, естественно, скажется крайне чувствительно на всех, включая страны «западной истины в последней инстанции» (слишком всё взаимосвязано в современном мире). В первую очередь вырастут мировые цены экспортных товаров РФ (в сфере агропромышленного комплекса это зерновые, масличные и продукты их переработки) и вырастут внутренние цены импорта (мясо-молочка и др.). При этом мировые цены на товары российского импорта, вероятно, могут снизиться.

До войны на всех фронтах дело вряд ли дойдёт. Санкции будут ограниченными и точечными, но от этого не менее болезненными, так как масса высокотехнологичных моментов связана с импортом и владеют этими технологиями западные компании. Например, семена высокоэффективных гибридов кукурузы, рапса, сахарной свёклы, сои и др. в значительной мере иностранные. Как и эффективные средства защиты растений, уборочная, тракторная и другая с/х техника, оборудование для перерабатывающей промышленности и др. То есть для АПК даже точечные санкции обернутся ростом издержек и снижением эффективности.

Впрочем, председатель правления Мясного союза России Мушег Мамиконян видит ситуацию более оптимистично. А в случае с мясной продукцией, считает он, никаких угроз вообще нет — страны и так привыкли к диверсификации поставок, а доля импортной продукции год от года снижается.

Конечно, Россия зависит от поставок кормов. Но соевый шрот, например, покупается в Бразилии. Есть страны, которые не будут вводить эмбарго в любом случае. Даже если соевый шрот не будет поставляться — экономическая эффективность производства будет ухудшаться, но это не означает, что животные умрут. Будем кормить чем-то другим. Но для Латинской Америки импорт продовольствия — глобальная статья доходов.

Россия последние 10 лет в международной торговле мясом занимала долю около 10%. Это очень большая доля. Сейчас делать так, чтобы Россия отказалась от импорта мяса, невыгодно никому. Также и по другим товарам.

Если говорить о мясном рынке — он ежегодно и не один раз оказывается в разных формах ограничения международной торговли. Это связано со спецификой животноводства — из-за возникновения вспышек тех или иных заболеваний или ветслужбы, или сами страны-импортёры ограничивают ввоз продукции. Поэтому каждая страна время от времени, хочет она того или не хочет, диверсифицирует свои поставки. Ни одна страна ни с одной другой страной мира не связана очень жёстко по поставкам мяса. Поэтому РФ имеет достаточно ровно распределённую долю поставок — из Бразилии, из Евросоюза, из Северной Америки, из Австралии, из Новой Зеландии… Последние годы поставки шли преимущественно из Южной Америки и из Европы. Европа в настоящее время — ещё до всяких санкций — в связи с африканской чумой свиней (АЧС) приостановила поставки мяса в Россию. Но пробел восполняется за счёт других стран. Сейчас Европа закрыта — радуются экспортёры из Канады, например. Диверсифицированные потоки поставок означают, что все поставщики одновременно маловероятно могут прекратить всю торговлю.

Кстати, сегодня Россия импортирует всего около 2 млн тонн мяса — это совокупный годовой показатель, включающий разные виды мяса. В прошлом году импорт снизился на 16% и в этом году, я уверен, упадёт на столько же. Импорт снижается каждый год, потому что растёт хорошо собственное животноводство. Растут и качественные, и количественные показатели, прежде всего по свиноводству. При этом сами мы в год производим в совокупности около 8 млн тонн мяса.

Производство продовольствия — это очень важные вещи, это связано со здоровьем людей, с биологической безопасностью. Поэтому прерывать какие-то отношения, связанные с торговлей продовольствием, я считаю, очень неэтично. Думаю, до этого не дойдёт. Не надо политизировать мировую торговлю. Это никому не выгодно.

Наиболее неблагоприятными санкциями для российской экономики могут оказаться, прежде всего, ограничения в части внешнеторгового сотрудничества. Вместе с тем по этому пути скорее могут идти США, товарооборот которых с Россией сравнительно невелик — около 35 млрд долл. Для Европы такой сценарий сложно себе представить — внешняя торговля России с ЕС составляет около 400 млрд долл., что подразумевает слишком высокие издержки в случае неисполнения взаимных обязательств. Вполне логично, что представители европейского бизнеса с крупнейшими транснациональными концернами в авангарде выступают категорически против любых ограничений, задевающих экономические отношения, и, естественно, их позиция не может быть не услышана.

Другим инструментом давления теоретически может выступать ограничение заимствований. Однако подобный шаг также формирует дополнительные риски. В ответ на такую политику российские заёмщики могут отказаться обслуживать текущий долг, достигающий сейчас примерно 700 млрд долл. Такой вариант развития событий западные банки, которые в этом случае столкнутся с проблемами достаточности капитала, не устроит. В общем, это тоже маловероятный сценарий.

Поэтому в итоге наиболее вероятными мерами остаётся дальнейшее адресное расширение санкций против высокопоставленных российских чиновников и крупных бизнесменов, причастных к формированию политической повестки, а также приостановка сотрудничества в ВПК и общее широкое информационное давление.

Если гипотетически рассуждать конкретно о рисках сокращения внешней торговли, то учитывая высокую — около 40% — долю импорта в товарной структуре розничной торговли и зависимость от поставок сырья, комплектующих и технологических решений, давление, конечно, может быть очень значительным. Впрочем, непосредственно для сектора продуктов питания зависимость в среднем ниже — доля импорта составляет около 30%, при этом значительная часть поставок идёт из стран Таможенного союза и СНГ.

Рассуждать о возможности или тем более необходимости перехода на полное «самообеспечение» в современных реалиях глобального рынка, конечно, в корне неверно. Скорее можно обозначить точки наиболее высокого риска — сегменты рынка, серьёзно зависящие от импорта.

Помимо мяса (но в последние годы зависимость от импорта существенно снизилась и в среднем оценивается сейчас примерно в 26–27%, меньше всего этот показатель по мясу птицы (около 13%) и свинины (около 30%)), это молоко и молочные продукты. В структуре рынка молочных продуктов в целом доля зарубежной продукции довольно высока — около 30%. Например, в сегменте сыров на импорт приходится около 50%, в сегменте сливочного масла — около 35%, сухого молока — 60% (правда, доля именно европейских поставок здесь очень невелика — прим. ред.).

Доля импортных овощей оценивается примерно в 30–40%, фруктов — примерно в 60–70% (показатель сильно варьируется в зависимости от сезонности). Импортируются преимущественно цитрусовые и бананы, но и в других группах доля зарубежных поставок в зависимости от сезона и конъюнктуры локального рынка может формироваться на очень высоких уровнях. В целом данное направление может быть подвержено значительному влиянию.

Ещё одна очевидная область уязвимости — лекарства. Примерно 75% российского рынка лекарственных средств в денежном выражении формируется за счёт поступлений по импорту. Поэтому давление на сектор может быть весьма значительным. Вместе с тем стоит учитывать, что политика регулятора направлена на рост локализации и повышение конкурентоспособного внутреннего производства.

Как отмечает Максим Клягин, доля импортной продукции очень велика и в таких отраслях, как производство одежды и обуви (доля импорта — 80–90%) и в секторе «электроника и бытовая техника» (показатель варьируется в диапазоне 45–90%). Но надо напомнить, что основной страной-производителем данных товаров является Китай, а вовсе не США или европейские страны.

http://www.odnako.org/blogs/torgovie-sankcii-protiv-rossii-pri-vsyom-zhelanii-boyatsya-nechego/