Корни одуванчика от неврозов

Всколыхнувшая общество история о том, как тихий юрист в офисе аптечной компании расстрелял своих коллег, на удивление быстро сошла с первых страниц СМИ. Но вопросы-то остались…

Случившаяся в московском офисе история один в один напоминает те, которые в последнее время довольно часто случаются в самых разных уголках мира. Они заставляют руководителей многих компаний, например, в США проводить для сотрудников специальные семинары, на которых речь ведется о том, как спастись в случае атаки офиса подобными террористами.

И эти семинары – не перестраховка, не блажь, а трезвый расчет руководства, заботящегося о безопасности своих сотрудников от тех, у которых «поехала крыша».

Да и как иначе? К примеру, всего пару месяцев назад сотрудник компании по производству вывесок «Accent Signage Systems» (штат Миннесота) расстрелял своих коллег сразу после увольнения. Потом застрелился сам. Погибли два человека, еще четверо получили ранения. И таких примеров только за этот год можно привести десятки.

Словом, нынче на авансцену подобной трагедии выходит «белый воротничок», безжалостно расстреливающий своих сослуживцев, в заурядном офисе с его жесткой системой внутреннего распорядка жизни. Офисе, где изо дня в день «трутся» плечом к плечу одни и те же персоны, уже порядком поднадоевшие друг другу. Загнанные условиями труда — «встроенности» в работу — люди эти настолько припаяны к рабочему месту в течение 10-12 часов, что гнев, любовь или ненависть выплеснуть им становится уже негде, кроме как там же. Вот они и выплескивают.

В таком случае, расстрел в московском офисе, скорее всего, один из ставших для других стран уже рядовых, повседневных случаев. Просто для нас пока — не привычных.

Бумажно-волокитная и нервно-компьютерная работа в «офисном аквариуме» порождает у человека кучу тревожных симптомов и комплексов. Спасаясь от «синдрома постоянной усталости» (плюс, не всегда нормальные отношения с коллегами и начальством, серьезная неуверенность в завтрашнем дне) офисный люд «лечится» своими средствами: много курит, пьет, а кое-кто – и наркоманит.

А главное – страшная монотонность офисной деятельности, когда сотрудник изо дня в день механически выполняет один и тот же набор операций. Понятно, что потихоньку он начинает от этого сатанеть.

Дома, кроме бешеного количества кофе, компьютерных «стрелялок», сигарет он «встряхивает» себя еще и просмотром программ ТВ, порой еще больше способствующих росту неврастенических нарушений.

Астенический невроз — самый распространенный диагноз у «офисного планктона», когда нервное перенапряжение возникает вследствие психической нагрузки. Часто у офисных клерков нет возможности передохнуть: кончается одно «важное дело», тут же надо приступать к другому, а зачастую несколько дел вести одновременно и т. п.

Разная степень неврастении в таких условиях наблюдается практи­чески у каждого человека, работа которого связана с психологической нагрузкой.

Самому ему на это обращать внимание некогда, а начальству, мягко говоря, тем более наплевать. Вот так и попадают «герои капиталистического труда» в объятия так называемой социопатии. Того самого расстройства личности, при котором страдающий этой «болячкой» готов к любому нарушению социальных норм, повышенно агрессивен, не способен строить отношения с людьми.

При подобном типе психопатии для человека нет проблемы схватиться за оружие и начать расстреливать всех вокруг. Примерно по той самой схеме, которую избрал убийца в московском офисе.

Прежде всего, обратить на это пристальное внимание специалистов. Развивать службы психиатрической помощи, особенно – в крупных городах, где «офисного планктона» больше всего. Внести законодательную норму, при которой работодатели будут обязаны ежегодно организовывать и оплачивать медосмотр своих сотрудников неврологами и психиатрами.

Короче говоря, начать заботиться о психическом состоянии граждан. И это – прямая обязанность Минздрава, который, увы, нынче этой проблемы будто не замечает.

Но если не озаботимся своевременно этой проблемой – нам не удастся, как показывает зарубежный опыт, сдержать рост преступлений тех, кто уже не способен отдавать себе отчет в том, что он творит.