Корни одуванчика лечебные когда собирать

— Бывало, но всех находили быстро, до утра. Поэтому важно регистрироваться на КПП. Большинство воспринимают это нормально. Но на 100 туристов найдутся 2-3 недовольных платой в 60 рублей за посещение природного парка.

Участковый инспектор природного парка «Иремель» Сергей СИРОТИН превратил Тюлюкский контрольно-пропускной пункт в сказочную опушку. Туристов, направляющихся к Большому Иремелю, встречает избушка на курьих ножках с бабой Ягой. На поляне рядом с КПП поселились кобры, лиса, русалка и другие сказочные персонажи, вырезанные из дерева.

— Со стороны Тюлюка на Большой и Малый Иремель всегда было больше всего туристов и происшествий. Все тропы хорошо видны, промаркированы, но люди всё равно теряются. Почему так происходит?

— Мы с вами сейчас поднимаемся в хорошую погоду. Только гром грохочет, но он может так неделями грохотать без дождя. Светит солнце, все тропы, маркировки видны, потеряться невозможно. Но стоит сесть облаку, видимость становится нулевой. Причем погода портится в считаные минуты. Тогда люди сходят с троп, теряют ориентиры. Когда в августе Уфа и другие города были как в тумане (метеорологи объяснили это явление отголосками сибирских пожаров), тогда и у нас неделю дымка стояла — ни других гор, ни вершины не было видно. Туристы приезжали, но подняться не могли.

— Когда ухудшается видимость, надо всегда держаться около горы. Они, наоборот, шли от неё на восток, в сторону болот. Поиски начались сразу, как только обнаружили, что не все вышли через КПП. Регистрация идёт в обе стороны. К концу дня мы смотрим, все ли отметились. Найти пропавших в условиях плохой видимости непросто, тем более в тёмное время суток. Если бы они не ушли далеко от Иремеля, мы успели бы спасти их прежде, чем девочка замёрзла. Нас потом проверяла прокуратура. Но претензий к нам быть не могло. Женщина с детьми зарегистрирована, в журнале стояла её подпись, что она ознакомлена с техникой безопасности.

— Бывало, но всех находили быстро, до утра. Поэтому важно регистрироваться на КПП. Большинство воспринимают это нормально. Но на 100 туристов найдутся 2-3 недовольных платой в 60 рублей за посещение природного парка.

— Знаю, что средства, собранные с посетителей, идут, в том числе, на уборку территории. Сейчас вокруг достаточно чисто, вы по пути подбираете мусор, оставленный туристами. Но пока нам не встретился ни один контейнер.

— Мы не ставим их сознательно. Иначе остатки еды будут привлекать мышей, других животных. Недалеко от кордона живет медведь, несколько раз он осмеливался, выходил на поляну к КПП. Думаю, туристы не будут рады такому гостю. Рысь ещё обитает в округе. Слышите? Лисы лают. Зайцев здесь очень много. Поэтому после выходных мы сами обходим территорию, собираем мусор. Просим туристов, чтобы с собой уносили, но таких единицы.

— Всегда трудился в лесу, окончил несколько курсов – спасателя, егеря, лесника. Резьба по дереву — моё хобби. Раньше, когда во время дежурства оставалось свободное время, вырезал всё, что в голову придёт. Вдоль тропы стоят уже несколько десятков моих работ. Сейчас делаю, в основном, фигуры животных, наличники на заказ для дачников. В качестве материала беру сухостой пихты и ели. На кордоне с этим проблем нет. В деревне сложнее, надо договориться с лесорубами, чтобы нашли нужное дерево, привезли, заплатить им за это. Одну фигуру, бывает, месяца два — три делаю. Научился сам, с помощью Интернета. Скачиваю несколько эскизов и по ним вырезаю. Недавно по заказу одного медведя сделал, в Подмосковье увезли, еле-еле в машину загрузили, тяжёлый получился.

— Это, в основном, ели. У них крона как парус, ветру вырвать легче. Берёзы редко падают. 3 января был самый сильный буран в этом году, деревьями завалило все тропы. Приходится распиливать, убирать, чтобы не мешали туристам.

— На Иремель многие поднимаются за исполнением желаний. Вы наверняка по себе знаете, имеет смысл просить о чём-либо гору или нет?

— Желания надо держать при себе. Меня Иремель воспринимает, наверное, уже как часть своей экосистемы. А традиция «просить гору» связана с историей этого места. До 9 века здесь жили язычники, которые считали, что боги живут на горах, поэтому ходили молиться на вершины. Сейчас люди воспринимают это место как древний храм. Часто приезжают женщины, которые не могут зачать ребенка. Через какое-то время они возвращаются, говорят: «Всё получилось».

— Да, здесь периодически проводят разные мероприятия. Каждый год, например, проходит марафон «Здоровый, как лось», на который собираются участники со всей Челябинской области, из Башкирии. В июне к нам приехали больше 500 человек. Они бежали по тропе на гору, не забираясь на вершину. Длина маршрута – 26 км. Участников оценивали по четырём категориям: «здоровый лось», «матёрый лось», «седина лося не портит» и «горная лань». Быстрее всех — за полтора часа — пробежал житель г. Трехгорного. В августе было два слёта – мусульман и православных. В день солнцестояния ежегодно изотерики ставят палатки возле вершины и встречают рассвет. Йоги тоже приезжают. Бывает, идёшь в гору, смотришь, сидит один в позе лотоса. Возвращаешься, он в том же положении, часами могут сидеть так.

— Не часто, но бывает: то руку, то ногу сломают. Первую помощь мы сами можем оказать. Потом до деревни доставляем, вызываем «скорую». В этом году пожилая женщина на обратном пути около КПП сломала лодыжку, в беде не оставили.

— Сейчас он закрыт для посещения, это заповедная зона, на его склоне учёные высадили в прошлом году несколько сотен редкого растения. Пока туристов не пускаем туда. Да и гора усыпана крупными камнями, довольно сложная для подъёма, не каждому под силу. Как-то раз группа молодых людей поднималась, один парень схватился за большой камень, чтобы подтянуться, а он покатился и придавил его. Со спасателями пришлось домкратом этот камень поднимать, чтобы достать тело.

— В этом году природный парк прославился ещё и благодаря квадроциклистам из Татарстана, которые проехались по территории и выложили видео в Интернете. Прокуратура разбиралась. Вас коснулось это?

— Они заехали в парк со стороны Белорецкого района. Там на кордоне оплатили посещение природного парка, местные инспекторы их пропустили, но разрешили доехать только до определенной стоянки, где им нужно было оставить квадроциклы и продолжить путь пешком. Но они не послушались и проехали дальше. На нашей стороне был похожий случай. Женщина увидела на горе три квадроцикла и сообщила нам. Они заехали в природный парк в объезд КПП. Я тут же выехал навстречу. Преградил им дорогу, остановил. Они сказали, что заблудились. Предъявить им я ничего не мог, так как находились уже за пределами парка, где мои полномочия не действуют.

— Когда-то, ещё до создания природного парка, здесь стоял большой металлический крест. Не знаю, кто установил, но выдернуть его было нереально. Кому-то он, видимо, помешал, и его вырезали. Куда его дели потом, мне неизвестно.

Родился 19 февраля 1974 г. в городе Дружковка, Донецкой области. С семи лет живёт в Тюлюке. До основания парка работал инспектором в национальном парке «Зюраткуль», экскурсоводом в местной турфирме. За 16 лет совершил свыше 200 восхождений на Большой Иремель.

http://u7a.ru/articles/society/13038