Корни одуванчика когда заготавливать

Несколько лет назад, когда сын был совсем маленьким, они вместе с папой отправились на экологический фестиваль, который проходил в центре Москвы в одном из кинотеатров. Ребёнок удачно поменял старые перегоревшие лампочки на новые, энергосберегающие – такая была акция, затем поучаствовал в мастер-классе «Дизайн из мусора» и из двух картонных коробок и четырёх пластиковых бутылок сделал смешного человечка.

Также они с папой попробовали экологическую еду. Сын вежливо заметил, что она «ничего», а муж выразился жёстче:
– Такое можно съесть только с сильной голодухи!

Я пришла на фестиваль вечером, и мы вместе посмотрели документальный фильм о таянии ледников и о фотографе, который на протяжении многих лет снимает один и тот же пейзаж. С каждым годом пейзаж меняется – мы видим, что ледники становятся всё меньше и меньше, а значит, потепление климата – не выдумка, а реальная проблема. Фильм всех впечатлил. Я решила, что мой родительский долг исполнен – преподала ребёнку хороший экологический урок, и на этом всё. Но я заблуждалась.

Однажды сын объявил нам, что сегодня всемирная акция «Час Земли», цель которой – противостоять глобальному потеплению. И мы непременно должны принять в ней участие, то есть на час выключить дома всё электричество.

Я вспомнила фильм об исчезающих ледниках и поддержала сына. Мы зажгли свечи и сели пить чай, порадовавшись тому, что плита у нас газовая.

Следующая встреча с экологическим мышлением поджидала нас во время путешествия по Подмосковью. Мы заехали на заправку, встали в очередь к колонке, и тут началось…

– Что вы делаете! – закричал сын. – Вы что, решили здесь заправляться? Эта компания ответственна за взрыв нефтяной платформы в Мексиканском заливе! Из-за неё произошла крупнейшая экологическая катастрофа! Она загубила половину Атлантического океана, а вы собираетесь платить им деньги?!

Мы попытались что-то возразить, но ребёнок возмущался всё громче и громче, обвиняя нас в содействии губителям природы. В результате уехали, не заправившись. Нам повезло, что недалеко располагалась заправка другой фирмы.

А вскоре очередной жертвой борьбы за сохранение окружающей среды стали ландыши. Обычно каждый май я покупала маленький букетик и наслаждалась ароматом этих трогательных цветов. Но вот уже несколько лет с тоской прохожу мимо стоящих у метро торговок. Я знаю, что не могу принести эти цветы домой – хватило одного раза.

– Ты что, не понимаешь, что, покупая ландыши, поддерживаешь браконьеров? – заметил сын, когда я при нём собралась купить букетик. – Ты помогаешь людям, которые уничтожают краснокнижные растения!

Он так и выразился: «краснокнижные». Поскольку говорил сын громко, другие потенциальные покупатели ретировались, а тётка, торговавшая ландышами, решила переместиться в другое место.

Удивительно, что под влиянием сына я постепенно стала менять своё отношение к экологии. Недавно вот отправилась на Фестиваль экологической моды, проходивший в Ботаническом саду МГУ. Вокруг меня были сплошь молодые лица: двадцатилетние ребята, школьники-подростки и молодые мамашки с детьми.

На стильном фестивальном бейджике было написано, что он сделан из повторно переработанной бумаги. Молоденькая девушка спросила, как меня зовут, и быстро написала мои фамилию и имя, сделав по ошибке в каждом слове. Она написала: «Грегорьева Наталья». Если к мягкому знаку в своём имени вместо буквы «и» я уже привыкла, то буква «е» в моей столь однозначной фамилии была неожиданна.

Жизнь на фестивале бурлила. В деревянных ларьках продавали разнообразные экологические продукты, косметику и модную одежду. Рядом располагалась открытая эстрада, окружённая вязанками соломы, на которых сидели задумчивые посетители. Людские голоса сливались с пением птиц, ветер шелестел в кронах деревьев и доносил ароматы цветущих кустарников. Временами звуки природы перекрывал чей-то громкий возглас:
– Где же пруд с красноухими черепашками?

– Через пять минут начнётся экологический мастер-класс по росписи сумок, – объявил он, – приглашаем всех! Его проведёт красавица Марина Соловьёва, – молодой человек запнулся. – Она художник, и мы все её очень любим!

К одному из старых деревьев приставили столы, к ним придвинули соломенные вязанки. Марина Соловьёва выложила на столы полотняные сумки, баночки с красками, кисточки и стопку бумаги, которую тут же разметал ветер.

Она достала лимоны и яблоки, быстро разрезала их пополам, и всё вокруг окутал цитрусовый запах. Затем Марина уверенно покрыла краской половинку лимона и сделала на бумаге отпечаток. Это выглядело завораживающе. Лимон было жалко, но чего не сделаешь ради искусства? Правда, нашлись несознательные участники, которые вместо того, чтобы покрыть половинки яблок краской и «штамповать» ими сумку, просто их съели.

– А при чём здесь экология? – спросил кто-то.
– Важно использовать полотняную сумку, – ответила художница, – а не ходить в магазин с пластиковыми пакетами, которые в естественной среде не разлагаются.

Рядом, разбрызгивая краски и воду, неистово творили девушка и юноша лет двадцати пяти. Я приготовилась к худшему – сейчас они меня испачкают. Но всё обошлось.

А в раскинувшемся рядом белом шатре мастерили и продавали бумажные экоручки и блокноты из обрезков; эти изделия пользовались спросом в основном у детей и студентов. Стройная брюнетка лет тридцати пяти, увидев экоручку, недовольно фыркнула подруге:
– Никогда себе такую не куплю. Представляешь, надо подписывать контракт, а я вдруг достаю бумажную ручку!
– А по-моему она очень стильная, – возразила я.
Брюнетка смерила меня взглядом и отвернулась. И тут начался мастер-класс по изготовлению этих самых ручек. Рядом со мной за стол сели две девочки, по возрасту – чуть старше моего сына. Они старательно скручивали основу для ручки, но у одной всё получалось, а у другой – нет.

– Это прямо читерство какое-то! – воскликнула моя юная соседка, разглядывая удачное изделие своей подружки. «Читерство». Я уже слышала это слово от сына.
– Девочки, а что это значит?
– Как объяснить… – на мгновение они задумались. – В общем, играете вы в компьютерную игру и должны перейти на следующий уровень, а потом ещё на один. А читер – это человек, который, используя специальные приёмы, сразу перешагивает через несколько уровней.

Девочки улыбнулись. А я сделала свою ручку из бумаги, купила несколько экоблокнотов из обрезков и почувствовала себя молодой. В ожидании модного показа пошла гулять по Аптекарскому огороду и вновь увидела брюнетку, которой не понравились бумажные ручки. Она с лёгкостью перешагнула через табличку «По газонам не ходить!» и на каблуках – прямо по зелёной лужайке – протопала к зарослям цветущего кустарника. Брюнетка наклонилась к одному из цветков и улыбнулась подруге, которая снимала её на телефон. Люди, стоявшие у газона, молча её осудили. Я тоже. И мне жаль, что постеснялась высказать своё неодобрение вслух.

Дома я разложила на столе свои экологические трофеи – куклу-неваляшку из ситца и соломы, полотняную сумку, проштемпелёванную лимонами, бумажную ручку и блокноты из обрезков. А вечером муж вернулся с дачи. В руках он держал большой букет… ландышей.

http://moya-semya.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=6669:2015-09-06-13-49-19&catid=103:2011-08-18-07-37-18&Itemid=179