Корень одуванчика в японской

Физическая среда. Человек — это физическое существо, живущее в определенной среде обитания. Для того чтобы выжить, людям необходимо вступить во взаимодействие с окружающей средой. К числу главных адаптивных механизмов, имеющихся в их распоряжении, относятся социальная организация и технология.

Однако, помогая людям приспосабливаться к одной окружающей среде, они не обязательно подойдут для адаптации к какой-то другой. Если окружающая среда по какой-то причине изменяется, ее обитатели, выработавшие определенный тип адаптации к ней, должны отреагировать на эти перемены — провести соответствующие институциональные изменения, выработать новые формы социальной организации и новые технические изобретения. Засуха, наводнения, эпидемии, землетрясения и прочие стихийные силы вынуждают людей вносить изменения в свои жизненные стили. Кроме того, сами человеческие существа оказывают значительное воздействие на свою физическую среду. Захоронения вредных отходов, кислотные дожди, загрязнение воды и воздуха, истощение водных ресурсов, эрозия верхнего плодородного слоя почвы и наступление пустынь — ущерб, нанесенный людьми экосистеме. Следовательно, человек связан со своей окружающей средой цепью сложных взаимных изменений.

Население. Изменения численности, структуры и распределения народонаселения также сказываются на культуре и социальной структуре общества. Например, поколение беби-бума оказало существенное влияние на музыкальные вкусы и политический климат западных обществ. «Старение» общества создает серьезные проблемы, в частности все больше людей ожидает своего шанса для продвижения по службе, но вакансий появляется меньше, чем людей, которые желают их занять.

Конфликты — форма взаимодействия людей в борьбе за ресурсы или ценности. Интересы индивидов и групп противоречат друг другу; их цели несовместимы. Не удивительно, что конфликт становится источником социальных изменений. Для достижения своих целей в ходе такой борьбы члены группы должны мобилизовать свои ресурсы и возможности. Например, во время войны население вынуждено отказаться от привычного образа жизни; приходится терпеть неудобства военного положения. Конечно, конфликт также предполагает переговоры, достижение компромисса или умение приспосабливаться, что приводит к возникновению новых институциональных структур. Однако история показывает, что результатом такого взаимодействия редко бывает полное достижение целей участвующих в борьбе сторон. Обычно конечный результат выражается в образовании качественно новой целостной структуры. Устои старого социального порядка постоянно подтачиваются, и он уступает место новому.

Ценности и нормы, принятые в обществе, действуют как своего рода «цензоры», разрешающие или запрещающие какие-то новшества; они также могут действовать как стимуляторы. Как правило, человек готов принять технические нововведения, но сопротивляется переменам в экономической теории, религии или моделях семьи. Это культурное противоречие отражается в нашем применении слова «изобретатель». Для нас изобретатель — это тот, кто создает новые материальные веши, а того, кто является автором нематериальных идей, зачастую называют «революционер» или «радикал» — словами, смысл которых имеет негативный оттенок.

Каждое общество обладает системой ценностей, более или менее устойчивой, совмещающей ценности различного ранга и характера (традиционные/инновационные). Ценностные системы общества складываются на протяжении длительного исторического развития социума, в связи с чем их структура вполне адекватно отражает особенности восприятия людьми действительности и отношения к ней. Соответственно изменение общественного восприятия обязательно связано с изменениями в системе ценностей общества, что позволяет рассматривать исторический процесс как последовательную смену ценностных систем.

Инновации. Открытие приумножает знания, добавляя новые к уже существующим. Например, теория относительности А. Эйнштейна и генетическая теория Г. Менделя — это открытия. В противоположность этому изобретение представляет собой новую комбинацию известных элементов. Так, автомобиль, использующий в качестве топлива сжиженный газ, — это шесть известных элементов в новом сочетании: двигатель, работающий на сжиженном газе, баллон для сжиженного газа, коробка передач, промежуточное сцепление, ведущий вал и кузов.

Инновации — как открытия, так и изобретения — не единичные акты, а кумулятивная последовательность передаваемых из поколение в поколение наращиваемых знаний плюс ряд новых элементов. Следовательно, чем больше культурных элементов, на которых могут базироваться инновации, тем выше частота открытий и изобретений. Например, изобретение стекла дало толчок к созданию линз, бокалов, оконных стекол, лабораторных трубок, рентгеновских трубок, электрических лампочек, ламп для радио- и телеприемников, зеркал и множества других изделий. Линзы в свою очередь способствовали появлению очков, увеличительных стекол, телескопов, фотокамер и т.д. В основе развития такого типа лежит экспоненциальный принцип: по мере расширения культурной базы возможности новых изобретений имеюттенденцию к росту в геометрической прогрессии.

Диффузия — это процесс, в ходе которого культурные характеристики распространяются от одной социальной системы к другой. Каждая культура содержит минимальное число уникальных особенностей и паттернов, которые присуши только ей. Например, славянская азбука (кириллица) составлена на основе греческого алфавита, который в свою очередь возник под влиянием финикийского. Русские получили христианскую веру от греков Византийской империи, а они — от иудейских сект первых веков н. э., поверивших в Иисуса Христа как мессию. Мы с гордостью рассуждаем о том, что взяли от нас другие народы, но часто забываем о том, что мы получили от них.

Группа факторов, которые можно условно назвать идейно-политическими, также способствуют социальным изменениям. Например, О. Конт рассматривал развитие общества по восходя- шей линии как прогресс идей. М. Вебер считал важнейшим фактором экономического развития религиозные представления, отводя индивидуалистической этике протестантизма решающую роль в становлении духа предпринимательства и последовавшем экономическом скачке в западных обществах.

Смена идеи — не чисто интеллектуальный процесс. Она сопровождается образованием новых социальных движений, которые сами по себе могут рассматриваться как фактор социальных изменений. Социальные движения порождают харизматических лидеров, благодаря незаурядным личным качествам они способны мобилизовывать массы людей на акции социального протеста, которые расшатывают установленный в обществе порядок и могут привести к революционным изменениям.

Политические процессы, происходящие в обществах, сами по себе тоже могут стать фактором социальных изменений. Согласно современным теориям политической революции, функционирование государственного аппарата и природа межгосударственных отношений являются факторами, способными вызвать революцию. Но действия революционеров имеют шансы на успех только тогда, когда государство не способно выполнять свои основные функции по поддержанию закона, порядка и территориального единства.

Трудности, с которыми сталкиваются объяснительные теории, связаны с их собственными недостатками — детерминизмом и редукционизмом: они пытаются свести все многообразие взаимодействий факторов к одному определяющему. Более того, социальные процессы настолько взаимосвязаны, что ошибочно рассматривать их изолированно. Например, между экономическими и политическими процессами, экономическими и технологическими процессами нет четких границ. Технологические изменения сами по себе могут рассматриваться как особый тип культурных изменений.

Причинно-следственные связи между различными социальными процессами изменчивы, и их невозможно раз и навсегда схематизировать. Поэтому возможности какого бы то ни было причинно-следственного объяснения социальных изменений весьма ограниченны. Наиболее общий способ теоретического объяснения заключается в построении модели действующих механизмов таких изменений.

Применительно к однонаправленным процессам развития выделяют следующие механизмы осуществления: накопление, выбор, дифференциация.

Механизм накопления рассматривают некоторые эволюционные теории. Например, они подчеркивают кумулятивный — накопительный — характер знания. Человек способен к инновациям, и он постоянно вносит дополнения в уже имеющуюся систему знаний, отбрасывая устаревшие и неверные знания и заменяя их более адекватными. Поскольку он учится на своих ошибках, он постоянно осуществляет селекцию новых полезных идей и навыков, полученных методом проб и ошибок. Расширение и распространение знаний возможно только в результате специализации и дифференциации. Рост технических и технологических знаний стимулирует накопление капитала, что в свою очередь ведет к росту производительности труда. Рост народонаселения тоже может быть включен в модель кумулятивного развития, так как люди могут повышать свою численность без снижения уровня жизни только благодаря накоплению технических знаний и средств производства, а сам по себе рост численности населения стимулирует новые инновации.

Насыщение и истощение можно считать механизмами криволинейного и циклического изменения. Модели однонаправленного развития предполагают, что изменение в определенном направлении влечет за собой дальнейшие изменения в этом же направлении. Модели развития по кривой или замкнутому циклу допускают, что изменения в одном направлении создают условия для дальнейших изменений в других, в том числе и противоположных, направлениях. Например, рост народонаселения создаст угрозу состоянию экологической среды и часто ведет к истощению природных ресурсов и снижению экономического уровня.

Конфликты, соревнование и кооперация также могут рассматриваться как механизмы социальных изменений. Например, марксисты представляли жизнь капиталистического общества как постоянную борьбу между правящим классом, пытающимся сохранить свое господствующее положение, и угнетенным, старающимся радикально изменить существующий строй, а социальные изменения рассматривались как продукт этой борьбы. Аналогичные идеи лежат в основе конфликтологической модели Р. Дарсн- дорфа. Понятие конфликта становится более продуктивным в объяснительном плане, если его дополнить понятием соревнования (конкуренции). В обществе существует множество соперничающих групп. Их конкуренция стимулирует внедрение и распространение инноваций. Например, лидеры незападных государств настроены политически против Запада, но стремятся к заимствованию западной науки и технологии, так как понимают, что только на этом пути достигнут независимости и экономической мощи. Кроме того, конкуренция влечет за собой укрупнение и усложнение соревнующихся организаций. Еще К. Маркс показал, что капитализму присуща тенденция к образованию монополий, неуязвимых для конкуренции. Наконец, понятие конкуренции используют теории, объясняющие социальные изменения действиями индивидов, преследующих собственные интересы. Но в определенных условиях конкуренция побуждает индивидов к сотрудничеству в преследовании своих целей, что было показано с помощью теории игр и других математических методов.

Напряжение и адаптация рассматриваются в структурном функционализме как механизмы социальных изменений. Изменение понимается как ответная приспособительная реакция на возникшее в системе напряжение. Когда происходит изменение какого-либо элемента системы, в ней возникает напряжение между этим элементом и остальными, которое разрешается путем самопроизвольного адаптивного изменения других частей системы. Например, американский социолог У. Огборн показал, что ускоренное развитие технологий вызывает несоответствие между технологическим уровнем общества и его социокультурными составляющими, которые развиваются более медленно.

Целенаправленное и долговременное социальное планирование можстбыть в какой-то степени причиной социальных изменений. В современных обществах возможности такого планирования на краткую перспективу возрастают. Часто запланированные цели не достигаются, а в тех случаях, когда планирование оказывается удачным, оно всегда влечет за собой незапланированные последствия. Чем дольше срок, на который осуществляется планирование, тем труднее достигнуть цели и избежать непредвиденных последствий. Это особенно наглядно проявилось на опыте коммунистических обществ.

Планирование предполагает институционализацию изменений, но институционализация не предполагает планирования. В современных обществах институционализировано множество незапланированных изменений. Чаще всего это бывает в области науки и технологии: та или иная инновация институционализируется, вызывая социальные изменения, которые вовсе не планировались или только отчасти предполагались.

Механизмы социальных изменений вовсе не исключают друг друга. Напротив, некоторые из них явно взаимосвязаны. Например, инновации стимулируются конкуренцией. В одной объяснительной модели социальных изменений может сочетаться несколько механизмов.

Социальная структура и социальное изменение — центральные теоретические понятия социологии, относящиеся к базисным взаимодополняющим характеристикам социальной жизни в целом. С одной стороны, социальной жизни присущи повторяемость, постоянство и непрерывность, а с другой — динамичность и изменчивость. Оба понятия взаимосвязаны. Социальная структура не может изучаться без учета реально происходящих или потенциальных изменений, а социальное изменение как более или менее регулярный процесс немыслимо без понятия структуры. Отрыв этих понятий друг от друга влечет за собой заблуждения. Но в различных теориях акцент может смешаться — то на постоянство структуры, то на динамизм изменений. В последние десятилетия он заметно сместился в сторону изменений. В фокусе внимания социологов разных направлений оказались изменения на различных уровнях-социальная динамика текущей жизни, краткосрочные трансформации, долгосрочные изменения общества в целом.

В современной социологии явственна тенденция к признанию множественности типов социальных изменений. Строго говоря, изменения так многообразны, что само выражение «теория социальных изменений» может рассматриваться как устаревшее и вытесненное самим развитием социологии. Говорить о социальном изменении и о теории социальных изменений означает либо верить в то, что можно найти первопричину изменений, либо считать, что достаточно определить форму изменения, назвав его циклическим, линейным, эволюционным. По-видимому, современная социология осознала, что единственной методологией изучения социальных изменений является анализ конкретных привязанных к месту и времени процессов. Все остальные виды подходов в той или иной степени страдают идеологизмом, препятствующим научной объективности.

Марксистская методология, долгое время господствовавшая в отечественном обществоведении, требовала искать конечные причины и источники общественных перемен в изменениях экономических условий материального производства. И действительно, в очень многих случаях можно (и нужно) проследить зависимость социальных изменений от изменений в экономической сфере. В настоящее время в России, например, происходят огромные структурные сдвиги в экономических отношениях. На этой базе складываются группы собственников, которые формируют определенные социальные общности со своими интересами, позициями. Иными словами, в значительной степени современные социальные изменения в России — результат изменений в экономической сфере.

Однако большой эмпирический материал, накопленный социологией, показывает, что причины и источники реальных социальных изменений нельзя сводить только к экономическим факторам, эти причины и источники гораздо сложнее, многообразнее, а иногда даже не поддаются строгому детерминистскому объяснению. Более того, во многих случаях именно изменения в социальных структурах, институтах, их функциях служат толчком для экономических, политических и других изменений.

Видимо, можно утверждать, что источниками социальных изменений могут быть и экономические, и политические факторы, а также факторы, находящиеся внутри сферы социальных структур и институтов. К последнего рода факторам можно отнести взаимодействие между разными социальными системами, структурами, институтами, а также общностями на уровне групп, партий, классов, наций, целых государств и т. д. Одной из форм такого взаимодействия является конкуренция. Так, конкуренция между фирмами нередко ведет к повышению не только чисто экономической эффективности, но и к решению многих социальных вопросов для работников, особенно высококвалифицированных. Здоровая конкуренция в экономике, технике, политике, науке, других сферах общественной жизни служит важным источником социальных изменений вообще и в этих сферах в частности.

В еще большей степени решению множества социальных, экономических и политических проблем способствовала классовая борьба, прежде всего рабочего класса, а также крестьянства, служащих, других слоев общества за свои экономические и гражданские права. Наибольшего размаха эта борьба достигала в XIX и первой половине XX в. В значительной степени ее результатом во многих странах Европы, Америки и других регионах стало повышение жизненного уровня рабочего класса и других трудящихся, сокращение рабочего дня, многочисленные меры социальной защиты низко- и даже среднеоплачиваемых слоев населения.

Наиболее очевидным влияние технологических факторов, т. е. научно-технического прогресса, на социальную жизнь общества и изменения в ней стало со времени промышленной революции XVII-XVIII вв. Паровая машина, а вместе с ней паровозы и пароходы, почти все фабричное производство, приводимое в движение с помощью парового котла, а несколько позднее электричества, коренным образом изменили жизнь европейцев и американцев, а вслед за ними и всего того мира, который пользовался этими машинами и механизмами. С одной стороны, это вело к консолидации и интеграции внутри различных общностей — социальных групп, классов, профессиональных общностей, а также к изменению характера взаимоотношений между ними, обострению конфликтов и борьбы между группами и классами, между государствами (наполеоновские войны, франко-германская, англо-бурская, русско- японская и ряд войн, которые вели в Западном полушарии Соединенные Штаты Америки, Первая и Вторая мировые войны, военно-техническое противостояние СССР и США в годы «холодной войны»). С другой стороны, новая техника беспрецедентно расширила возможности общения, обмена информацией и культурными ценностями, по существу изменила весь характер коммуникаций между людьми, явилась той базой, на которой сформировалась вся система массовой информации. Отныне иное качество приобрели такие процессы, как горизонтальная и вертикальная социальная мобильность, все социальные перемещения. Глубочайшие социальные последствия имели такие научно-технические достижения, как изобретение телефона и телевизора, автомобиля и самолета, компьютера и баллистической ракеты.

В литературе существует несколько попыток классифицировать способы и формы воздействия научно-технических достижений на изменения социальной жизни людей. Американские социологи К. К. Каммайер, Г. Ритцер и Н. Р. Йетман в своей «Социологии» выделяют три способа, посредством которых технология детерминирует социальные изменения в обществе.

Первый: изменения в технологии создают проблемы социального порядка, которые требуют определенных действий со стороны людей. Существенные технологические изменения влекут формирование новых социальных норм, ролей индивидов и целых трудовых коллективов, профессиональных групп, а зачастую и новых ценностей. Так образуется культурный лаг, т. с. разрыв между существующими ценностями, нормами, ролями и новыми требованиями, обусловленными новой технологией. Люди должны постоянно изменять свою нематериальную культуру, чтобы приспосабливать ее к материальной, т. е. к требованиям быстро меняющейся технологии. В данном случае авторы основывают свои рассуждения на концепции американского социолога первой половины XX в. У. Огборна, который выдвигал идею культурного лага, утверждая, что материальная культура изменяется значительно быстрее, чем нематериальная.

Второй: новая техника, новые технологии создают новые возможности для индивида и групп в их деятельности, общении и т. д. Так, новые возможности социальной коммуникации созданы благодаря телефонизации, распространению телевидения. Компьютер радикально меняет характер рабочего места, число требуемых рабочих, квалификацию работников, делает необходимым формирование совокупности новых знаний и умений, которые прежде не требовались. Компьютеризация существенно меняет подходы к образованию, методы и методику преподавания многих дисциплин. Она оказывает значительное влияние на функционирование фактически всех социальных институтов. В целом же компьютер открывает большие новые возможности, но не все из них могут служить благосостоянию людей.

Третий: новые технологии нередко создают новые формы взаимодействия между индивидами и различного рода общностями. Так, широкое распространение грузоперевозок посредством автомобиля индивидуализирует труд значительной части работников, изменяет формы их взаимодействия в производственном процессе с другими работниками. В некоторых отношениях аналогичные социальные последствия имеет роботизация технологических процессов. Общение посредством телефонов, телевизоров, а также других технических средств (ныне — Интернета) стало обычным явлением не только в рамках производственного процесса, но и за его пределами.

Описанные выше способы воздействия технологических изменений на социальные в некоторых случаях пересекаются друг с другом, но в целом они дают полезную картину трансформации одних видов изменений в другие.

Ныне научно-технический прогресс достиг такого масштаба, что требует нового осмысления, новых оценок своих социальных перспектив. Во-первых, созданное и накопленное оружие массового уничтожения (в частности, ракетно-ядерное) при его даже частичном использовании может погубить не только человечество, но и все живое на нашей планете. Во-вторых, в значительной степени научно-технический прогресс привел к беспрецедентному обострению экологической проблемы. Состояние окружающей человека природной среды сейчас таково, что может катастрофически сказаться на самом существовании общества. В-третьих, безудержный рост промышленного производства в последние два-три столетия, особенно в XX в., ведет к исчерпанию природных источников сырья и энергии. Еще некоторое время назад был найден относительный выход из складывающейся ситуации — индустрия должна переходить на так называемые высокие технологии, которые основываются на ресурсо- и энергосберегающих принципах. Высокие технологии стали широко распространяться в наиболее развитых странах мира. К сожалению, ныне в нашей стране о них говорят все меньше.

Существеннейшим фактором социальных изменений в разных странах мира в последние два-три столетия стала идеология. Идеологические доктрины, идеалы, программы явились той программой действий, непосредственным импульсом, которым руководствовались многие политические партии и общественные движения, осуществлявшие радикальные преобразования во всех сферах жизнедеятельности общества. Наиболее значимыми в мировой истории остались Великая французская революция XVIII в., борьба за независимость и утверждение самостоятельности Соединенных Штатов Америки XVIII в., Октябрьская революция 1917 г. в России, китайская революция конца 1940-х гг. и др. Принято считать, что все они совершались под флагом борьбы за реализацию определенных идеологических принципов и ценностей (либерально-буржуазных, марксистско-ленинских, маоистских).

Однако не только такие социальные революции всемирно- исторического значения, но все социальные изменения, обусловленные социально-экономическими и политическими причинами, имеют идеологический характер. Просто нужно иметь в виду, что чем более крупные, фундаментальные, глубокие изменения делаются, тем более заметна в них роль идеологий, которые всегда направлены на изменение существующей социальной реальности или на ее сохранение, защиту. По своей природе идеологии не могут быть нейтральны по отношению к социальным изменениям. Посредством идеологий социальные группы и классы или требуют изменений, или сопротивляются им. Однако эта роль идеологий в социальных переменах не всегда отчетливо заметна. Она заметна тогда, когда осуществляются более крупные, глубокие и фундаментальные преобразования в обществе, и менее заметна, когда осуществляются сравнительно мелкие, неглубокие перемены.

Нужно сказать, что в принципе нет ничего плохого в признании идеологического характера социально-политических и экономических преобразований. (Заметим, что сейчас в России как раз ощущается недостаток общенациональной идеологии, которая могла бы служить базой для формулирования долговременных стратегических целей социальной трансформации общества.) Основная практическая и теоретическая проблема лежит совсем в другой плоскости и заключается в том, что нередко в процессе политической борьбы и всякого рода политических игр, которыми почти всегда сопровождаются периоды социальных преобразований, доминирующей оказывается так называемая партикулярная идеология, т. е. идеология, выражающая интересы не большинства населения, а сравнительно узких групп, и интересы эти могут быть корыстными. Тогда возникает конфликт между этими группами и остальным обществом, который проявляется в идеологической, социальной и политической сферах. Конфликт может достичь такой степени остроты, что возникнут соблазны разрешить его насильственными способами. Вот почему проработанная программа социальных изменений и преобразований должна базироваться на коренных интересах наиболее широких слоев и групп населения, руководствоваться общенациональными целями и задачами, не поддаваться искушению партикулярных, узкопартийных идеологий. Важно найти способы и формы соединения перспективной общенациональной программы, идеалы которой могли бы консолидировать и воодушевить значительное большинство народа, и конкретных разработок, основанных на строго научном, объективном анализе реальности, учете социально-психологических, культурных, духовных особенностей.