Корень одуванчика показания применения

Председательствующий на процессе по делу Зиринова в Ростовском военном суде отклонил два десятка ходатайств защиты. Адвокаты не смогли допросить вызванных в суд экспертов и изучить с присяжными итоги ряда исследований, которые подтвердили бы невиновность подсудимых. Ключевые экспертизы после «парада отказов» защита выложила в открытый доступ.

Три судебных заседания по так называемому «делу Зиринова», которые прошли в Северо-Кавказском окружном военном суде на прошлой неделе, стали рекордными по количеству отказов стороне защиты. Адвокаты Зиринова и других подсудимых заявляли около трех десятков доказательств, присяжным разрешили озвучить примерно четверть.

Отказы посыпались уже в понедельник, 11 июля. Самый громкий из них — председательствующий отклонил ходатайство о возобновлении дела Амара Сулоева, умершего от рака в Анапе, в рамках текущего процесса. Возобновление дела, посчитал Олег Волков, приведет к развалу скамьи присяжных и затягиванию суда.

В этот же день суд не разрешил защите повторно вызвать в суд «соглашенцев» Андрея Мирошникова и Дмитрия Сапожникова, на словах которых и строится дело. Председательствующий также отказался исключить их показания из перечня допустимых доказательств. Роман Кржечковский в ходатайстве ссылался на норму закона, по которой показания обвиняемого в одном уголовном деле не могут служить доказательством вины другого человека.

12 июля адвокаты планировали допросить эксперта-криминалиста Владимира Филиппова. Судмедэксперт с 15-летним стажем работы был готов представить картину убийства Садовничего и Иванкиной, которая отличалась от версии следствия.

На следствии Сапожников заявлял, что он выстрелил в спину гендиректора санатория «Малая бухта», который поднимался по лестнице. Жертва упала на лестницу лицом, после чего Сапожников выстрелил в спину еще раз, а потом сделал «контрольный» в голову.

Судмедэксперты пришли к выводу, что картина преступления была другой: сначала выстрел в грудь, причем жертва стояла лицом к киллеру, затем выстрел в спину, и только после этого — в голову. Подтверждения двух выстрелов в спину при исследовании тела погибшего не найдено.

«Считаем, что если бы первый выстрел был произведен в голову, то смерть наступила бы мгновенно, и причинить ему огнестрельные раны или левой передней поверхности груди, или задней поверхности туловища. не представилось бы возможным. Если бы первый выстрел был произведен в область спины слева, то он упал бы лицом вниз, и причинить ему повреждение передней поверхности груди слева не представилось возможным»,— говорится в материалах экспертизы. Они выложены в сеть.

Судмедэксперт поставил под сомнение и место убийства супружеской четы. Исходя из результатов исследований, убивший Иванкину выстрел в затылок привел к обильному кровотечению. Однако никто из свидетелей не говорил о том, что в „Селене“ замывали кровь. Не упомянул о ней и допрошенный в суде управляющий кафе. Хотя он рассказал, что перед началом сезона в 2002-м ковролин перестилали, а не заметить такое количество крови было бы сложно.

Председательствующий после протеста гособвинения отказал в допросе Владимира Филиппова. Защите также не удалось добиться допроса специалиста по оружию.

Главный эксперт системы МВД с 30-летним стажем, автор множества научных работ Василий Лесников мог рассказать присяжным о специфике пистолетов Макарова и 6П9. Сапожников и Мирошников заявляли в показаниях, что убивали Садовничего, Иванкину и Набиева из пистолета Макарова. Когда во Франции был найден 6П9, они отказались от «Макарова», показав, что использовали именно 6П9.

Подельники объяснили изменение показаний тем, что перепутали оружие — «стволы» имеют одну базу. Эксперт по оружию подчеркнул: спутать их невозможно даже человеку, который с военным делом не связан.

«Описанный комплекс различий в своей совокупности достаточен для отнесения этих пистолетов к разным маркам и моделям при визуальном или тактильном восприятии не только профессионалом, но даже и лицом, поверхностно знакомым с огнестрельным оружием»,— гласит вывод Лесникова.

Защита также выложила в интернет документы с выводами относительно оружия, из которого убивали Набиева: деформаций пули, которые свидетельствовали бы о применении глушителя, нет. А ведь 6П9 — это пистолет именно для бесшумной стрельбы, у него есть и встроенный, и съемный глушители.

«Эксперт установил, что убийства 2002 года (Садовничий, Иванкина), убийство 2004 года (Салман Набиев) были совершены из разных пистолетов, что также в корне противоречит показаниям и Мирошникова, и Сапожникова, и этот пистолет не 6П9. Также эксперт указал, что пистолет, из которого стреляли в Садовничего и Иванкину, имеет больший износ, чем пистолет, из которого получил выстрел Набиев, что также противоречит версии следствия»,— прокомментировала бумагу адвокат Анна Ставицкая.

«Парад отказов» 12 июля дополнило исследование, выполненное геодезистами. Оно касалось места обнаружения тел Садовничего и Иванкиной. Как рассказал адвокат Сергей Южаков, в материалах дела подсудимые, давшие признательные показания, назвали разные координаты точки, где они якобы захоронили убитых. Трупы же нашел следователь в абсолютно другом месте.

«Такой разброс координат якобы одного и того же „места захоронения“, „показанного“ разными обвиняемыми, не может не вызвать вопросов и сомнений в достоверности таких доказательств. Именно поэтому защита просила суд исследовать с участием присяжных изыскания специалистов, чтобы присяжные заседатели могли более объективно судить о достоверности доказательств обвинения, которые оспаривают подсудимые, ссылаясь на оказанное на них давление и вынужденное подчинение их сотрудникам правоохранительных органов при проведении этих следственных действий»,— прокомментировал важность своего ходатайства Сергей Южаков.

Геодезисты поставили под сомнение точность всех координат, представленных в материалах дела. Согласно выводам экспертов, следователи использовали оборудование, которое не слишком заслуживает доверия.

«Координаты точек, обозначенные в запросе, определены с неизвестной точностью неспециализированным и несертифицированным оборудованием (навигатор, айфон). Координаты представлены с округлением до целой секунды, что еще больше понижает точность выноса точек на местности»,— говорится в обнародованной адвокатами экспертизе.

При этом ошибочно в материалах дела указано даже место, где сами следователи нашли тела. В соответствии с обвинительным заключением, Садовничего и Иванкину обнаружили в районе поселка Варваровка. Но указанные в документах координаты находятся в окрестностях поселка Супсех — это почти 5 км от Варваровки.

Координаты, указанные на допросах Шолоховым (Сапожниковым), отстоят от фактического места обнаружения тел на 13 км. Асланян в показаниях ошибся на целых 25 км, а озвученное Тильгеровым место захоронения тел находится в 3 км от той точки, где нашли трупы. Защита увидела в этом прямое подтверждение того, что подсудимые вообще не знали, где захоронены тела. На видеозаписях следственных экспериментов фигуранты переспрашивают у следователей, что именно они должны сказать.

В среду, 13 июля, судья не разрешил озвучить присяжным еще одно доказательство невиновности по эпизоду с убийством Садовничего и Иванкиной. Это была справка о том, что электричество в летнем кафе «Селена» подавалось с 30 апреля по 1 октября.

Олег Волков отказал в изучении еще одного документа, который наносил удар по показаниям Сапожникова. Так, свидетель сообщил, что в этот день Зиринов сидел на заднем сидении «Нивы» и смотрел через открытое окно задней двери. Однако у этой модели, говорится в ответе официального дилера ВАЗа, только две двери, и стекла на них не опускаются.

13 июля защита также планировала представить доказательство невиновности Зиринова во «французском» эпизоде. По версии следствия, Зиринов отправил во Францию Мирошникова и Сапожникова для убийства бывшего анапчанина Рубена Назаряна. Бизнесмен якобы подозревал Назаряна в убийстве своего дяди, Николая Испирьяна. В соответствии с материалами дела, план сорвался, подельники вернулись домой. Перед этим они закопали пистолет, полученный от Зиринова, в городе Жьен.

На связь с адвокатами подсудимых вышел сам Рубен Назарян. В своем письме он напомнил, что переехал на ПМЖ во Францию в 1996 году, за год до смерти Испирьяна. Свои отношения с дядей Зиринова Назарян описывает как теплые, а дело депутата называет «подставой».

«Каких-либо показаний против Сергея Зиринова во Франции я не давал. Я считаю, что кто-то использовал мое имя, чтобы дать показания в отношении Сергея Зиринова. Я убежден, что Зиринов не посылал никаких людей, чтобы меня убить, так как у него нет никаких причин для этого. Я далек от мысли, что французская полиция занималась подлогом»,— пишет Назарян в заверенном нотариусом письме.

«У нас есть оружие, из которого, по версии обвинения, убили Садовничего и Иванкину. Это письмо является важнейшим доказательством. И сторона обвинения не хочет, чтобы это письмо оглашали по одной простой причине: Зиринов не передавал оружия»,— так прокомментировала отказ Марина Андреева.

За три дня защите удалось озвучить лишь несколько документов и допросить двух свидетелей. Они подтвердили алиби Анастаса Тильгерова и Евгения Александровича на момент убийства Садовничего и Иванкиной.

Адвокаты подсудимых подчеркнули, что позиция председательствующего вызывает у них как минимум недоумение. Ведь следствие в момент передачи дела Зиринова в суд во всеуслышание заявляло об исчерпывающих доказательствах вины всех подсудимых. Если расследование проведено настолько качественно, как это представляется следствию, то гособвинению не должно составлять труда разбить в пух и прах все собранные защитой материалы в рамках соревновательности сторон. Вместо этого прокуроры тратят силы на то, чтобы вообще не допустить представления доказательств защиты присяжным.

Планировалось, что прошедшая неделя станет последней в судебном следствии, однако во многом из-за «парада отказов» этого не произошло. Процесс продолжится в среду, 20 июля.