Корень одуванчика от грыжи

Надеюсь, что кто-то что-то перепутал»

«Онкологических больниц много. Есть такие, где врачи чуть менее равнодушны, есть такие, где равнодушны чуть менее, чем полностью. Многие смирились с тем, что их пациенты не получают лекарств, оперируются на допотопной аппаратуре, не имеют возможности сделать КТ. 62-я больница – замечательная,» – пишет Сталик Ханкишиев.

Столичный департамент здравоохранения опроверг информацию об оптимизации Московской городской онкологической больницы №62. На запрос «МедНовостей» о том, соответствуют ли действительности появившиеся в соцсетях сообщения на это счет, в пресс-службе ведомства дали отрицательный ответ.

В конце прошлой недели сильный резонанс в сети вызвала публикация Сталика Ханкишиева, которую популярный блогер разместил в своем Живом журнале. Он рассказал о том, с чем пришлось столкнуться его семье, когда онкологический диагноз поставили дочери Сталика, Карине. За подтверждением диагноза и подбором лечения Сталик обратился и в московскую городскую онкологическую больницу №62, и в немецкую клинику – для получения второго мнения. Рекомендации немецких онкологов оказались идентичны рекомендациям специалистов из 62-й. История с Кариной завершилась благополучно – врачам удалось справиться с тяжелой формой рака молочной железы, диагностированной во время беременности. Сейчас и молодая женщина, и родившийся у нее сын чувствуют себя хорошо.

«Онкологических больниц много. Есть такие, где врачи чуть менее равнодушны, есть такие, где равнодушны чуть менее, чем полностью. Многие смирились с тем, что их пациенты не получают лекарств, оперируются на допотопной аппаратуре, не имеют возможности сделать КТ. 62-я больница – замечательная,» – пишет Сталик Ханкишиев.

Услышав от дочери, что больницу могут закрыть, Сталик обратился к главному врачу 62-й больницы, Анатолию Махсону. «Не то чтобы закрывают – оптимизируют. Наверное, примерно так же, как «оптимизировали» врача-маммолога, из-за отсутствия которого мы пропустили самое начало заболевания моей дочери, почему пришлось потом делать две операции, такую сложную химиотерапию, радиотерапию».

Пост Сталика собрал несколько сотен комментариев. Оптимизация здравоохранения образца 2010-х годов ассоциируется у россиян исключительно с ликвидацией медучреждений. Поэтому новость, связанную с одной из немногих в России больниц, которые онкобольные рекомендуют друг другу, многие назвали трагической и даже преступной.

Пользователи делились мнениями о самой больнице и ее коллективе: «Эта больница на самом деле лучшая, а что самое главное наиболее доступная для обычных людей», «эту больницу нельзя трогать, нельзя оптимизировать, ей можно только помогать», «сюда надо врачей на учебу отправлять, а они закрывают», «Надо спасти от «оптимизации» 62-ю больницу, где от рака спасают других» – это лишь малая толика того, что было сказано в соцсетях за несколько последних дней.

«То, что делают сегодня врачи 62-ой больницы, похоже на чудо. Особенно в наше непростое время. Но они это делают. 62-ая – гордость России. Эту клинику, ее традиции, ее специалистов и ее руководителя надо хранить и беречь, как народное достояние», – написала в ФБ врач-эндокринолог клиники WikiMed Ольга Демичева, комментируя статью в «Российской газете» об уникальных случаях спасения больных беременных женщин и их детей.

«Честно говоря, надо быть сильно не в себе, чтобы додуматься до оптимизации одной из лучших онкологических больниц в стране. Надеюсь, что кто-то что-то перепутал. Говорят, что в МО теперь очень адекватный и думающий министр здравоохранения. Если 62 больница недостаточно эффективна для Москвы, то я бы на его месте сделал все возможное для того, чтобы забрать ее себе, причем целиком, причем как можно быстрее и вместе со всеми специалистами, пока они не разбежались», – отреагировал на новость медицинский директор клиники «Семейная» Павел Бранд.

http://medportal.ru/mednovosti/news/2016/11/28/078mistake/