Корень одуванчика его полезность

Зеркальное отражение

В случае с моим знакомым предпринимателем непросто угадать, почему с ним поступили так его дети, с которыми до времени были добрые компаньонские отношения. Возможно, не сумели они с супругой «с младых ногтей» привить детям уважение к мнению и желаниям родителей. Возможно, не взрастили прекрасный цветок под названием «благодарность». Возможно, говорю.

Он сидит передо мной, непривычно обескураженный, и вспоминает: «Когда-то мне надо было дождаться очередной зарплаты, чтобы купить им арбуз. Я приносил его домой, они были такие счастливые… Не думал, что когда-то они так поступят». Он – преуспевающий до сего дня предприниматель, они – его дети, не только повзрослевшие, но и ставшие его ближайшими компаньонами. Они его «кинули», как сейчас принято выражаться. Мягко «постелили»: «Папа, всё, что тебе нужно для жизни, у тебя будет», да «жестко спать» – дали понять, что как компаньон он им больше не нужен. И так ему было действительно «жестко спать», ибо фирма – его «детище», в которое он вложил душу. Мне было обидно за него. Я знал, что сама компания и ее более чем успешное развитие – его заслуга практически на все сто. И он не мог понять, почему это очевидно для него и для меня, но только не для его сыновей.

Я смотрю на него, слушаю. В мыслях крутится шаблонное: «Сам же виноват. Не дал детям правильное воспитание, не научил быть благодарными, избаловал». Но не говорю: шаблон на то и шаблон, что всегда скользит по поверхности, не заглядывая в глубину. А вся суть-то, она в глубине.

В его истории, конечно же, нет того драматизма взаимоотношений «отцов и детей», который наблюдается во многих других семьях. Дети его не бьют, не выгоняют из дома, не оформляют в дом престарелых. Но, несомненно, в ней есть и нечто общее для всех подобных историй…

Родителям не понаслышке известно, что отношения «ребенок–родитель» в течение жизни трансформируются неоднократно. Причин и факторов, обуславливающих подобные трансформации, множество, и об этом – всё изобилие сочинений педагогов и психологов. Многие из них обращают особое внимание на первые три-четыре года жизни ребенка. Характер воспитания ребенка именно в этот период играет определяющую роль в формировании личностного фундамента. Иными словами, «сердце дитяти подобно мягкому воску, на котором так же легко может запечатлеваться образ Бога, как и образ сатаны»[1]. Конечно, ошибочно считать, что последующее воспитание уже не сыграет никакой роли, – такие соображения подходят больше к отроческому возрасту, когда, действительно, воспитывать в классическом смысле этого слова уже поздно, – но черты характера, поведенческие стереотипы и иные фундаментальные константы формируются именно в первые несколько лет жизни человека. И формируют их в ребенке именно родители или (при отсутствии таковых) его воспитатели. Причем происходит это не вербально, а путем передачи опыта, своих жизненных стереотипов.

Очень важно об этом думать и говорить. Уже состоявшиеся родители могут поискать здесь корни тех проблем с детьми, перед которыми они неожиданно для себя столкнулись сегодня. Иные должны взять это себе на вооружение как драгоценное предостережение на будущее. Но говорить об этом надо. Говорить о том, что Бог доверил нам ребенка, подобно еще бесформенному куску глины, в котором сокрыто великое сокровище. Из этого «куска глины» Он поручил нам высечь прекрасный образ, предупредив нас о том, что этот образ будет похож на нас самих. И поэтому первое, над чем мы должны задумываться, приступая к сему «ваятельному творчеству», – соответствует ли наш собственный духовный облик тому прекрасному образу, который мы стремимся «слепить». И если поймем (дай Бог), что во многом не соответствует, то воспитание своих детей придется начинать с самих себя. Быть может, и задолго до появления на свет самих детей. Блажен, кто так и поступит.

Если от высокой теории всё же немного спуститься к конкретике, становится особенно заметно, как мы, по обычаю, «за лесом не видим деревьев». Мы читаем произведения известных педагогов, ходим на разнообразные семинары, укрепляясь в уверенности, что своих-то детей мы воспитаем как должно. Но при этом в реальной жизни оказываемся двоечниками, всегда учащимися и ничему не научающимися. Простой пример. Вспомним, о чем и – что очень важно – как мы ведем наши повседневные домашние разговоры в присутствии своих малышей. С точки зрения педагогики, даже если малыш еще ничего не понимает, очень важно, о чем и каким образом разговаривают при нем взрослые. Наверное, риторическими будут звучать вопросы: говорим ли мы при детях о ком-либо с осуждением? раздражаемся и повышаем ли при детях голос? произносим ли при них грубые и/или скверные слова? говорим ли при них о предметах духовных или исключительно о своих материальных проблемах? Увы, практически каждый, не покривив душой, ответит: да, конечно, и осуждаем, и ругаемся, и гневаемся, и… И это, увы, лишь цветочки! Именно здесь, в семье, по выражению одного древнего нехристианского учителя Квинтилиана, «дети видят и слышат ежедневно такие вещи, с которыми они в продолжение всей своей жизни не должны бы быть знакомы… и злосчастные малютки становятся порочными прежде, чем они начинают знать, что такое порок». Так чего же мы хотим? В ответ порой приходится слышать: «Мы не знали, что это так важно. Они ведь еще совсем маленькие и ничего не понимают!» И это будет ответ двоечника, ибо не только понимают, но и как губки впитывают и тон осуждения, и звучание дурных слов, и тем более дух раздражения и злобы. Впитывают и усваивают как компоненты своего будущего духовного устроения (то бишь характера).

И всё же позволю себе предположить, что дело не только (скорее, не столько) в нашем пресловутом незнании каких-то законов педагогики. Чаще всего мы как раз знаем и понимаем, что «нехорошо так при детях», и… ничего не можем с собой поделать. «Меня тоже так воспитали в свое время, и ничего уже не изменишь», – успокаиваем мы самих себя, перекладывая эту ответственность уже на своих родителей. Но давайте всё же не будем торопиться так рассуждать. Вспомним, что речь идет о будущем (временном и вечном) нашего ребенка, которое во многом зависит персонально от родителя. Мы «с пеленок» начинаем «снаряжать в дальний путь» свое чадо, и мудрый родитель позаботится о том, чтобы у сына или дочери всегда были под рукой «духовные сокровища»: терпение и мужество, чистота речи и честность, выдержка и доброжелательность. Позаботится об этом уже тогда, когда ребенок еще не умеет рассуждать, но уже хорошо видит и слышит.

В случае с моим знакомым предпринимателем непросто угадать, почему с ним поступили так его дети, с которыми до времени были добрые компаньонские отношения. Возможно, не сумели они с супругой «с младых ногтей» привить детям уважение к мнению и желаниям родителей. Возможно, не взрастили прекрасный цветок под названием «благодарность». Возможно, говорю.

Я веду свою малолетнюю дочь с занятий, и она рассказывает мне, как только что одна мама кричала на свою пятилетнюю дочку, одевая ее в раздевалке. И как дочка, подражая маме, отвечала ей тем же. «Папочка, почему они так кричали?» И я, не зная, что ей ответить, говорю: «Доченька, надо за них помолиться. Обязательно помолиться».

Источник: http://www.pravoslavie.ru/75513.html