Когда выкапывают корень одуванчика

В своем 13-м послании Федеральному собранию президент предельно ясно посоветовал чиновникам «не прятаться в служебных кабинетах, не бояться диалога с людьми», открыто разговаривать с ними и «поддерживать их инициативы, особенно когда речь идет о таких вопросах, как благоустройство городов и поселков, сохранение исторического облика и создание современной среды для жизни». А еще рекомендовал поддерживать НКО и волонтеров.

Соседка моя, Ирина Ивановна, волонтер, благотворитель, НКО и активный гражданин в одном лице. С весны до глубокой осени она возделывает свой маленький сад. Точнее, палисадник у нашего подъезда.

Утром Ирина Ивановна бежит в университет читать лекции студентам, а во второй половине дня, переодевшись из строгого костюма в джинсы и кроссовки, берет в руки садовые инструменты и ухаживает за розами в палисаднике. Других цветов Ирина Ивановна не признает.

Когда 16 лет назад мы въехали в новостройку, на месте палисадника сквозь комья глины пробивались неприхотливые живучие одуванчики. Управе было не до красот и точечного благоустройства, и функции коммунальщиков взяла на себя Ирина Ивановна. Но сделала это деликатно. 12 этажей, по четыре квартиры на площадке. С дотошностью педагога Ирина Ивановна выяснила у каждого соседа — не против ли он, если у подъезда будет разбит розарий. «Нет, нет, какие деньги? О чем вы!» — терпеливо повторяла Ирина Ивановна 12 раз по четыре раза.

Соседи удивлялись, пожимали плечами — да пусть делает. А в первую после этого разговора весну ахнули — под окнами распускались цветы, место которым в ботаническом саду, а не в палисаднике типовой многоэтажки.

Розы Ирины Ивановны своим видом и ароматом пробудили в соседях крепко спавшую гражданскую активность. Кто-то привез землю, кто-то саженцы, кто-то покрасил ограду. И вскоре на наш розарий приходили посмотреть со всего района.

Единственный раз пришлось обратиться к властям, когда какие-то злодеи стали выкапывать кусты по ночам. Просили немного — установить камеру. Не допросились. Скинулись и установили на свои. А до этого организовали дежурства. В общем, самое что ни на есть гражданское общество в отдельно взятом подъезде.

Это я к чему. А к тому, что когда Москву начали украшать арками с пластиковыми цветами, гигантскими зелеными головами и шарами над проезжей частью, меня никто не спросил — а хочу ли я этого. И Ирину Ивановну не спросили. А зря — у нее вкус есть, хоть она лингвист, а не дизайнер.

Мой друг архитектор-урбанист говорит, что Москве нужны кураторы, творческие конкурсы и концепция. И что можно все сделать профессионально и красиво, только нужно захотеть. Ну и обратная связь нужна с теми самыми горожанами, для которых это делается. Но горожан почему-то не спрашивают.

Меня не спросили, когда в один день снесли у дома цветочный ларек (года три назад), крошечный павильон, где продавали билеты на общественный транспорт (год назад), и киоск с газетами (месяц назад).

Стало ли пространство у моего дома после этого красивее? Ничуть. А вот жизнь мне усложнили. Даже когда под окнами моей спальни строили церковь на территории парка, меня не спросили. Я вовсе не против, но спрашивать-то надо. Есть, конечно, портал «Активный гражданин», но он совсем про другое.

Мы часто обсуждаем с другом-урбанистом, во что превращается Москва. А превращается она в неудобный для горожан китчеватый задник для селфи. Золото на голубом, розовое на желтом, да побольше, да погуще. Чтобы аж скулы сводило от красоты.

«Наверху всё за нас решили и предложили то, что сами придумали, — вздыхает друг-урбанист. — А ведь в Москве много творческих и профессиональных людей, которые могут показать людям, живущим в городе, что такое современный дизайн и современная архитектура».

И тут в послании президента я слышу фразу: «К сожалению, порой эти вопросы решаются кулуарно, и когда так происходит, действительно хочется спросить: «Вы уверены, что то, что вы предлагаете, исходя только из тех представлений, которые в служебных кабинетах возникают, это самое лучшее предложение? Не лучше ли посоветоваться с людьми, спросить у них, как они хотят видеть улицы, свои дворы, парки и набережные, спортивные и детские площадки?»

Господа чиновники, поверьте, лучше спросить, лучше посоветоваться. Кстати, Ирина Ивановна могла бы и не советоваться — саженцы редких и очень недешевых роз она покупала на свою зарплату. Кладбищенские пластиковые цветы, которыми вы завесили всю Москву, приобретены в том числе и на мои деньги. Я исправно плачу столичные налоги уже не один десяток лет и хочу, чтобы ими распоряжались разумно и чтобы мне от этого было красиво и удобно.

Построение гражданского общества, конечно, возможно и в рамках одного подъезда. Пассионариев, несмотря ни на что, хватает во все времена. Но если им немного помочь — хотя бы просто прислушаться и не мешать, мы можем через какое-то время оказаться в совсем другом городе. С красивыми цветниками, а не гранитными клумбами с однолетниками, крошечными пекарнями в шаговой доступности, где продают вкусные булочки, а не резиновые батоны, как в супермаркете, и маленькими магазинчиками у дома, где продавщица знает тебя по имени и спрашивает, что сегодня в школе получил твой ребенок.

Источник: http://izvestia.ru/news/649444