Когда собирают корень одуванчика осенью

Группа Brainstorm презентовала новый альбом

20 мая состоялся российский релиз нового альбома латышской группы Brainstorm «7 Steps Of Fresh Air». Диск был записан вместе с продюсером Алексом Сильвой в берлинской студии Hansa Studio, где в свое время работали U2, Depeche Mode и Дэвид Боуи. БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с фронтменом Brainstorm РЕНАРСОМ КАУПЕРСОМ о творческих травмах, «чувстве “Аватара”» и детских песнях.

20 мая состоялся российский релиз нового альбома латышской группы Brainstorm «7 Steps Of Fresh Air». Диск был записан вместе с продюсером Алексом Сильвой в берлинской студии Hansa Studio, где в свое время работали U2, Depeche Mode и Дэвид Боуи. БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с фронтменом Brainstorm РЕНАРСОМ КАУПЕРСОМ о творческих травмах, «чувстве “Аватара”» и детских песнях.

— Да, интересно узнать, что же такое “традиционный” Brainstorm. Наша группа появилась за 14 лет до того, как родилась песня «Maybe», и все это тоже был Brainstorm. Традиционный Brainstorm — это «Maybe», «Thunder Without Rain», «Ветер». Ну, хорошо, на двух последних альбомах — «Шаг» (2009) и «Чайки на крышах» (2012) — мы все же немножко поэкспериментировали. И поняли, что то, как мы сами чувствуем музыку, и то, как мы чувствуем самих себя в музыке, зафиксировано на альбоме «Four Shores» (2006). Мы решили вернуться к этим корням.

Я помню, что в период выхода альбома «Чайки на крышах» вы много говорили в интервью о нетрадиционном подходе к сочинению песен, о мозговых штурмах, которые вы устраивали, о том, как продюсер Дэвид Филд заставлял вас каждый день записывать свои мысли… Вы использовали эти методы сейчас?

— Использовали в том смысле, что создание песни для группы остается коллективной работой. Как это происходит? Мы собираемся вместе, каждый вытаскивает свой iPhone или iPad, и мы начинаем показывать друг другу фрагменты, ритмы, грувы, то, что мы написали, пока каждый занимался своими делами: кто-то грибы в лесу собирал, кто-то еще что-то делал. Мы первые слушатели, и мы же первые критики. И вот мы начинаем клеить. У одного получился хороший куплет, у другого — хороший припев. Потом ищем такой вариант, чтобы удобно было для вокала: не слишком высоко, не слишком низко. Несведущий человек даже не представляет себе, сколько шагов нужно сделать, чтобы дойти до самой песни.

— Это название родилось у нас в Берлине, в студии. Получилось так, что я неудачно пробежался утром и сломал ногу в трех местах. И после этого мне нужно было жить максимально близко к студии. А наш барабанщик уже жил над студией — в Hansa Studio есть такие апартаменты, этажом выше. И я там тоже поселился. В этом же доме находился итальянский ресторанчик, и иногда бывало, что за целый день единственными шагами свежего воздуха были семь шагов до этого ресторанчика и обратно. И у нас даже родилась такая пословица: «Hungry? Seven steps of fresh air!»

— С обложкой интересная история. Она полностью отличается от первоначальной идеи. В период творческих сессий, которые предшествовали записи альбома, мы жили в одном отеле, и из окна у нас было видно одно из тех маленьких неожиданных произведений искусства, каких много на улицах Берлина. Это произведение представляло собой мальчика, идущего по канату, и из окна казалось, что этот мальчик балансирует над городом. В какой-то момент мы поняли, что наш альбом — рассказ об этом мальчике. То есть о нас, о наших друзьях — о людях, которые как раз балансируют по жизни над городом. Мы живем в городе, в квартирах, нам нужно платить налоги, нам приходят счета за свет и газ, и в то же время у нас есть свои мечты, то, о чем мы фантазировали, когда мы были маленькими. Мы балансируем между тем, что надо, и тем, что хотим. Нам показалось, что этот мальчик должен быть на обложке. Мы его сфотографировали. Но когда мы делали буклет для альбома, этот мальчик почему-то не уложился на обложке. И остался только в наших головах. Знаете, как hidden track на альбоме, секретная песня. Hidden boy. А обложку в итоге сделал наш друг — молодой дизайнер. И смысл этой картинки, я думаю, мы будем разгадывать со слушателями во время какого-нибудь специального конкурса. Что дадим в качестве приза?

— Да, в специальном контейнере. Я думаю, это хороший камень. Когда я смотрю на него, у меня появляется «чувство “Аватара”». Помните, в «Аватаре» — парящие камни? Что-то из будущего. Люди будущего, люди, которые сбалансировались в пользу свежего воздуха.

— Ренарс, я знаю, что у вас выходил детский альбом «Sasauc Smieklus Izklidu Us» («Созови смех утерянный»), который пока не выпускался в России. Я как молодой отец очень переживаю по этому поводу^ у нас мало хорошей новой детской музыки.

— Все это началось семь-восемь лет назад. Мы с Brainstorm записали пару песен для одного мультика. А потом я был в гостях у наших друзей, художницы Индры и ее мужа — врача. И эта художница говорит: «Слушай, у нас есть пятилетний сын Филипп, и он никак не может выучить алфавит. Я написала такой забавный стишок, в котором каждое следующее слово начинается со следующей буквы алфавита». Ее стихотворение получилось немного абсурдным, если переводить на русский язык, это было бы так: «Круглое яблоко печет тапочки для груши». И весь рассказ такой гипернереальный. И она говорит: «Если у тебя будет время, мог бы ты написать мелодию?» Я приехал домой, сел за рояль, и через три минуты у меня была песенка. Я сыграл ее Индре по телефону, ей очень понравилось. И в конце концов мы записали эту песню, а ребята сделали для этой песни мультик. Индра сделала книжку. Потом родилась театральная постановка. И весь этот проект называется «Алфавит шутки ради». Он стал нереально популярен! Книжка стала бестселлером, в прошлом году она продавалась лучше, чем «Гарри Поттер». Театр на этих спектаклях всегда полон. Просмотры этого мультика в YouTube превышают любые просмотры Brainstorm. Иногда ты годами работаешь, чтобы создать что-то, и потом люди либо принимают это, либо нет. А тут «Алфавит шутки ради» — и такой успех. Но это все предисловие, я просто хотел рассказать, как у меня складываются отношения с искусством для детей. Что же касается альбома «Sasauc Smieklus Izklidu Us», то дело было так. Я встретился с прекрасной латышской поэтессой Инессой Зандере, чтобы подготовиться к одному концерту. Мы думали о том, что нужно сыграть песни из мультика и из «Алфавита», но в итоге мы с Инессой решили, что детям нужны новые песни. Важно понимать, что, несмотря на то что Brainstorm не пишет песен специально для детей, многим детям наши песни нравятся. То есть буквально дети подходят на улицах, в магазинах и говорят: «Эй, я тебя знаю, мне нравится песня “Что ты тянешь”!» Это значит, что дети слушали эти песни вместе с мамами и папами. И поэтому я не хотел, чтобы детский альбом был слишком «ути-пути», для малышей. Я хотел, чтобы это были просто десять хороших песен, записанных живьем. Так оно и есть: контрабас, аккордеон, барабаны, клавиши, дудки, арфа. Я хотел, чтобы было серьезно и красиво. Никаких скидок на то, что это для детей, никаких самоиграющих синтезаторов. Это не тот случай, когда весь альбом записывают за четыре часа.

— Если бы наш постоянный соавтор Сергей Тимофеев, который переводит наши тексты, согласился сделать русские версии этих песен, я был бы очень рад представить этот альбом в России.

— Пока мы начинаем показывать эти песни на родине. Лето у нас уже распланировано, и летом мы сыграем в России только на «Нашествии». А полноценные презентации нового альбома Brainstorm в России возможны осенью.

— А вообще такая вещь, как тур Brainstorm по России, возможна? Сейчас ведь не лучшая экономическая ситуация, многие гастроли откладываются до лучших времен.

— Я думаю, возможны разные решения. Барин задумал арбуз за $100 продать — он его никогда не продаст. Потом погуляет по рынку и увидит, что продать можно за $5. Ну, хорошо, давайте, что теперь, бесконечно с этим арбузом носиться? Нам же хочется играть концерты, хочется, чтобы песни звучали для людей. В Латвии тоже был кризис, и мы его спокойненько так прожили. В нормальный год мы играем 50 концертов. Нам много не нужно.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/2736110