Когда нужно выкапывать корень одуванчика

Любовь Духанина: В образовании не стоит увлекаться постоянными реформами

Сдача ЕГЭ – серьезный стресс для ребенка. Детей и их родителей беспокоит однократность попытки. Ведь если что-то не так сложилось на экзамене, просто переволновался, то следующую попытку можно предпринять только через год. Фактически год теряется в карьерном развитии. И это, конечно, серьезное психологическое давление. Для того чтобы защитить от него детей, я предлагаю разрешить детям сдавать экзамены несколько раз. Если мы разрешим ребенку сдавать несколько раз, разрешим выбирать лучший результат, то психологически ситуация станет более легкой. С прошлого учебного года мы начали применять практику проведения досрочного этапа сдачи ЕГЭ. Кроме того, школьникам предоставили возможность потренироваться в сдаче экзамена в условиях, максимально приближенным к ЕГЭ, в Центре независимой диагностики. Я уверена, мы на верном пути.

День знаний 1 сентября – особенный, волнительный день, и для кого-то школа – лишь воспоминания, а для кого-то – предмет ежедневных забот. Система образования России все еще находится в состоянии реформирования, в поиске наиболее эффективных форм и методов обучения школьников и студентов. Директор общеобразовательной школы «Наследник», доктор педагогических наук Любовь ДУХАНИНА рассказала журналисту «НГ» Тамаре КАШИРИНОЙ о проблемах современной российской школы, наиболее актуальных для учеников, их родителей и учителей.

Любовь Николаевна, как провели лето наши школьники и наши школы? Есть ли связь со школьным сообществом во время отпусков и каникул?

– Мы не расстаемся и во время каникул. А этим летом нам удалось решить очень важную задачу. В апреле этого года московское отделение «Единой России» предложило обсудить возможность создания бесплатных летних лагерей на базе московских школ. Причина простая – мы знаем, что не у всех родителей сейчас есть возможность отправиться вместе с детьми на отдых или отправить детей в лагеря и базы отдыха. Дети остаются в городе, и, как они проводят свободное время, родители проконтролировать не могут. Просиживать целыми днями у мониторов компьютеров – тоже не выход из положения. Поэтому возникло желание организовать отдых детей в Москве, но так, чтобы им было интересно и время провели с пользой. В обсуждении инициативы «Единой России» приняли участие 300 тыс. родителей школьников. Инициативу поддержало правительство Москвы. В результате была организована программа летнего отдыха «Московская смена», участниками которой стали более 50 тыс. московских школьников в течение трех смен – по одной на каждый летний месяц. Отдых был организован на базе 300 школ и социальных учреждений. Наши дети смогли посетить различные театры, музеи, поучаствовать в спортивных соревнованиях и различных мастер-классах. Было организовано качественное трехразовое питание. И все это за счет бюджета столицы. Мы уже обсуждаем программу «Московская смена – 2017» в сети Интернет – каждый может высказать пожелания и предложения по содержанию программы.

– Одна из наиболее актуальных задач российской школы, требующих своего решения, не имеет непосредственного отношения к учебному процессу – это обеспечение школьников медицинским обслуживанием. Сейчас медицинская карта перестала быть обязательным документом. Учителя не обладают необходимыми навыками в сфере медицины, а действующие законы запрещают учителю даже иметь информацию о состоянии здоровья ребенка. Решить проблемы призваны медицинские кабинеты при школах. И если образовательные учреждения Москвы в основном находят возможность выделить отдельное помещение для медицинского кабинета, то обеспечить работу медика в этом кабинете на постоянной основе – вне компетенции учебного заведения. Проблема заключается в том, что врачи зачастую приходят в школьный медицинский кабинет по утвержденному графику: раз в неделю на несколько часов, так как основное их место работы в поликлинике, и учебные заведения они посещают по расписанию. Данные различных опросов дают такую информацию: от 5 до 8% школ на сегодняшний день не имеют вообще никакого медицинского работника. Это недопустимо. От получения травм на уроках физкультуры или, например, химии никто не застрахован. Ребенок может отравиться, получить ожог. Конечно, делается все возможное, чтобы подобные происшествия не случались, но школа и детский сад должны быть готовы в любой момент прийти на выручку ребенку. Очень важно, чтобы дети имели возможность получить медицинскую помощь в течение всего времени, пока они находятся в учебном заведении.

Вопросы, связанные с ЕГЭ, – одни из наиболее обсуждаемых. Ждут ли нас какие-то изменения в процедуре проведения и содержании экзамена?

– Уже можно говорить, что наша страна освоила процедуру проведения Единого государственного экзамена. Все годы, когда экзамен находится в штатном режиме, происходят те или иные изменения. Сначала они были связаны непосредственно с процедурой проведения, с необходимостью обеспечения ее прозрачности и открытости. Совершенствовали содержание контрольно-измерительных материалов (КИМ). Старались уменьшить долю так называемой угадайки, когда определенный результат можно получить путем простого угадывания. Постоянно работали над вопросами: что такое КИМ, какие знания нужно контролировать, какие способности может оценить данный экзамен? У экзамена действительно есть плюс, позволяющий детям из удаленных территорий, не приезжая фактически в вуз, быть в него зачисленным. И вузы говорят о том, что количество иногородних абитуриентов, будущих и реальных студентов у них увеличилось. Вместе с тем ЕГЭ остается процедурой, по-прежнему вызывающей очень серьезное волнение как у детей, родителей, так и у педагогов.

– Обучение в старших классах в большей степени сегодня похоже на натаскивание. Родители, переживая за результаты экзамена и не получая должной подготовки их детей в школе, активно ищут репетиторов. Репетиторство приняло уже колоссальный размах. И к нему обращаются не только для одиннадцатиклассников – уже появились репетиторы в начальной школе. Это говорит о том, что образовательные программы, которые сейчас реализуются, не в полной мере соответствуют возможностям ребенка. А те требования, которые государство предъявляет в момент экзамена, не соответствуют реально реализуемым программам. Фактически предметы по выбору (химия, физика, биология) требуют серьезной подготовки на профильном уровне. Поэтому если ребенок учится в обычной общеобразовательной школе и у него один или два часа в неделю химия, то для того, чтобы показать на экзамене результаты, близкие к 100 баллам, семья этого ребенка вынуждена нанимать репетиторов и давать больший объем знаний.

– У нас на получение аттестата влияют два экзамена – русский и математика. И если русский в большей степени соответствовал школьной программе, то экзамен по математике был фактически на профильном уровне. Именно поэтому три года назад я предложила разделить программу по математике на базовый и профильный уровни. Сейчас этот нюанс министерством учтен. И уже два года мы сдаем экзамен по математике на базовом и профильном уровне.

Специфика экзамена требует от ученика не только знаний, но и навыков их демонстрации в специфическом формате. В ходе учебного процесса такая подготовка не предусмотрена. Поэтому родители вынуждены нести значительные финансовые затраты на репетиторов для подготовки к профильным экзаменам. Ради положительной статистики по ЕГЭ и ОГЭ школы зачастую настоятельно просят отстающих учеников продолжить обучение в другом учебном заведении после окончания 9-го класса.

– Я считаю, что единый экзамен в обязательном порядке должны сдавать только те, кто по окончании школы планирует поступать в вузы. Остальным нужно предоставить возможность получить аттестат без ЕГЭ, но оставить право при желании сдать экзамен в будущем.

Сдача ЕГЭ – серьезный стресс для ребенка. Детей и их родителей беспокоит однократность попытки. Ведь если что-то не так сложилось на экзамене, просто переволновался, то следующую попытку можно предпринять только через год. Фактически год теряется в карьерном развитии. И это, конечно, серьезное психологическое давление. Для того чтобы защитить от него детей, я предлагаю разрешить детям сдавать экзамены несколько раз. Если мы разрешим ребенку сдавать несколько раз, разрешим выбирать лучший результат, то психологически ситуация станет более легкой. С прошлого учебного года мы начали применять практику проведения досрочного этапа сдачи ЕГЭ. Кроме того, школьникам предоставили возможность потренироваться в сдаче экзамена в условиях, максимально приближенным к ЕГЭ, в Центре независимой диагностики. Я уверена, мы на верном пути.

Но и не стоит увлекаться постоянными реформами – ведь даже здоровое дерево не приживется на плодородной почве, если его каждый день выкапывать, чтоб проверить, как развиваются его корни. Мы должны как можно скорее определить оптимальный вариант и с ним работать.

На различных форумах и конференциях в учительском сообществе обсуждается проблема отчетности в школах. Отчитываются и учителя, и учебные заведения. Как это влияет на качество учебного процесса?

– Мы не должны забывать о главной задаче учителя – развивать способности детей, учить, воспитывать. Но и современному учителю тоже необходимо время: на самоподготовку, знакомство с новинками в своей профессии. А еще важно успеть полноценно отдохнуть, чтобы прийти в класс бодрым и с хорошим настроением. Ведь эмоциональный настрой передается детям, и от этого тоже зависит качество учебного процесса. Но сегодня, кроме своей основной деятельности, учителям приходится тратить немало сил и времени на отчетность. Об этой проблеме в нашем государстве знают на самом высоком уровне и стараются ее решать. Однако прошло уже более полутора лет со времени президентского поручения об оптимизации отчетности образовательных организаций, а школьная бюрократия не только не ослабила давления на учителей, но и укрепила свои позиции. Отчетов по запросам различных ведомств стало больше, а времени на работу с детьми – меньше.

Конечно же, в любой работе без этого не обойтись. Но о чем только не приходится учителю отчитываться: о работе клубов патриотической направленности и проведении Всемирного дня сердца, о потреблении тепловой энергии и антикоррупционной деятельности, «об укрытых преступлениях на территории школы» и «о выполнении мероприятий с занесением на сайт». Доходит до того, что педагоги оставляют детей в классе читать учебники, а сами уходят с уроков, чтобы срочно отправить очередной отчет. Учитель превращается в мелкого клерка, у него больше нет времени работать с детьми.

Об этой проблеме учителя мне говорят практически на каждой встрече. Необходимо максимально сократить административную, бумажную нагрузку на педагогов и образовательные организации в целом. И об этом говорил президент России на заседании Госсовета по образованию. Я вижу решение этой проблемы в следующем: необходимо ввести трехлетний мораторий на проверки школ, к которым у комиссий нет замечаний, сформировать единый перечень обязательной информации, которая должна быть опубликована в открытом доступе. Ведомства смогут брать нужную им информацию с сайтов и не будут требовать ее в срочном порядке с учителей. Избавившись от бумажной волокиты, преподаватели смогут больше времени уделять ученикам.

– У нас есть и общие задачи. Учебный процесс нужно сделать интересным для ребенка, дети должны идти в школу с радостью. Учебное заведение должно быть территорией, где юный гражданин находится в полной безопасности и получает всестороннее развитие – и интеллектуальное, и физическое. Для этого нужно объединить усилия школы, семьи и государства. Вовремя выявлять возникающие проблемы, находить возможности их обсуждения, принимать выверенные решения, не требующие постоянной коррекции.