Как заготовить одуванчики для печени

— Сборная России, пусть и в усеченном составе, выступает на Олимпийских играх. Вы следили за всеми перипетиями с судами и отстранениями?

— Разумеется. Все это напоминает спланированный сериал. Помните, как пел «Наутилус Помпилиус»: «Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки. ». Это безусловно политика. Никакого отношения к спорту все происходящее вокруг сборной России не имеет. Мы видим заготовленный сценарий провокаций и давления. Задача — всеми силами дискредитировать не столько конкретных спортсменов, сколько в целом спорт в России, Олимпиаду в Сочи, которая для нас является предметом национальной гордости. Но история, уверен, на Играх в Рио не закончится. Уже под сомнение ставится целесообразность выступления наших атлетов в 2018 году в Южной Корее, проведение Чемпионата мира по футболу в России.

— Почти уверен, что Рио — не самоцель, а лишь один из шагов. Основная же мишень — Чемпионат мира по футболу. Разминка была на Евро-2016 в виде всей этой истории с болельщиками, хотя фанаты других команд вели себя гораздо хуже, но осадок остался именно в отношении наших. Во время Игр в Бразилии тоже еще будут, как мне кажется, разные информационные вбросы — какие-нибудь ноты протеста, расследования в отношении уже выступающих спортсменов. Не исключаю, что какой-нибудь Макларен еще залепит новый доклад. Все это похоже на такую раскручивающуюся пружину, конечной целью которой является на самом деле атака на нашего Президента.

— Я внимательнейшим образом посмотрел все доклады, фильм телеканала ARD — это бред. У меня нет сомнений, что через какое-то время мы увидим другие расследования в отношении тех, кто заказывал и исполнял все это. Подобная история не может быть достойна уровня Международного олимпийского комитета и Международной ассоциации легкоатлетической федерации. Так можно что угодно сляпать и сделать некий доклад, резюме которого будет, что правительство США системно участвовало, скажем, во внедрении допинга в велосипедный спорт. Просто по следам скандала с Ленсом Армстронгом — мол, все кровь переливают и препараты принимают.

Другая сторона: нельзя оголтело кричать, что вокруг одни враги, а мы все чистые и хорошие. Конечно, в нашем спортивном хозяйстве много разных вопросов, и много решений принято абсолютно безответственных. Мы ведь знали, что в отношении России развиваются негативные сценарии. Почему тогда работа нашей анти-допинговой лаборатории не была сделана максимально открытой и прозрачной, чтобы ни у кого не возникало никаких сомнений? Ведь если выводишь деятельность в публичную плоскость, претензии предъявить сложно. А у нас спорт — это все закрытая тема. Я, например, не имею ни малейшего понятия, сколько денег тратится на него, кто за эти деньги отвечает. Сейчас, вот, начинают вскрываться всякие неизвестные ранее полукриминальные факты про Родченкова. Чего мы тогда ждем? Мы своим безответственным отношением сами себя загнали в угол, дали повод для псевдорасследований и всякого рода давления.

— В СМИ прозвучали фамилии отстраненных от работы чиновников — заместителя министра, советника. Трудно сказать, насколько этого достаточно. Вот, если, например, Общественная палата России не справилась со своими задачами, которые мы четко определили — социальный лифт для гражданских активистов, нулевые чтения законопроектов и формирование общественных советов при федеральных органах власти, то виноват Бречалов. Не мой заместитель, не кто-то из членов Общественной палаты, а я. Потому что мне доверили руководить ею. И больше никаких комментариев. Непонятно, какие оправдания есть у господина Мутко, и почему он до сих пор не подал в отставку. Возможно, внутри команды кто-то и не справился с поставленной задачей. Одно дело, когда вовремя не подали документы и одного спортсмена сняли, согласен, должна быть персональная ответственность. А если вся страна несколько месяцев живет в негативной повестке, а мы не можем от министра внятных объяснений услышать, даже не знаю тогда, кто должен за это отвечать.

— Я сам спортсмен, занимаюсь триатлоном, и знаю, что часто на злости человек способен сделать больше, чем он может. И это доказал пример Юлии Ефимовой. Ребята-дзюдоисты тоже большие молодцы. Жаль только, что в легкой атлетике мы лишились всей команды. Думаю, 6-8 золотых медалей они реально могли привезти. Результат в прыжках с шестом у женщин навсегда теперь войдет в историю с пометкой «без участия Елены Исинбаевой». Надо держать удар и идти до конца.

— Давайте посмотрим на сайт РФС. Насколько он информативен для фанатских сообществ? По моей оценке, там нет контента, который позволил бы говорить о системной работе с болельщиками. Нужно повышать культуру коммуникации с фанатскими движениями. На их сайтах как раз много разнообразной исчерпывающей информации, но хорошо бы перед матчем, перед турниром обращаться к фанатам, разъяснять некоторые важные моменты. Тема болельщиков тоже потенциально опасна с точки зрения нападок на Россию в преддверии ЧМ-2018, и хорошо бы это предусмотреть. Возможно, имеет смысл провести открытые слушания в Общественной палате. Я приглашаю к диалогу господина Мутко и все фанатские движения на нашу площадку. Правда, мне почему-то кажется, что раньше это сделает Валерий Газзаев. Надо самим выработать кодекс этики или кодекс чести — название тут абсолютно неважно, но это должна быть не бумажка, а реальная программа. Слава богу, в Париже обошлось без серьезных жертв, а то было бы вполне резонно задать вопрос о том, способна ли Россия справиться с крупным турниром.

— Когда будет реальный риск остаться без чемпионата мира президент РФС так и скажет: «Я не виноват, это клубы не доработали». На ком ответственность за бренд России на Евро-2016? Как идентифицируют в Европе болельщиков? Как фанатов «Спартака», ЦСКА или «Зенита»? Кто об этом будет помнить. В прошлом году Газзаев обратился в Общественную палату, чтобы мы провели в Москве и еще нескольких городах слушания по проблемам российского футбола и его реформированию. Там звучал вопрос о том, чтобы сделать паспорт болельщика. По процедуре регистрации документ не очень сложный, но сразу понятно, кто выезжает, были ли к этому человеку какие-либо претензии. Таким образом, можно вопрос поведения болельщиков в той или иной степени контролировать. Вот только Мутко на этих общественных слушаниях не было. Я его, в отличие от многих министров, в наших стенах ни разу не видел. Были представители всех ведущих клубов. Не могу сказать, что предложения Газзаева или его коллег были какими-то невыполнимыми — напротив, вполне стройная, понятная программа реформирования футбола от детско-юношеского до профессионального. Я сам футбольный болельщик, ездил на разные турниры — еврокубки, чемпионаты Европы, и не могу к этой теме оставаться равнодушным.

— Мне очень обидно, что она запомнится, в первую очередь, поступком Кокорина и Мамаева. Я видел, как играл Акинфеев, Дзюба, Березуцкий и Игнашевич. Футболисты старались. Но элементарным отсутствием культуры и уважения к болельщикам Мамаев и Кокорин усугубили и без того нерадостную ситуацию вокруг команды и ее результатов. Венгры проиграли бельгийцам со счетом 0:4, а после, всей командой подошли к трибунам и попросили прощения. А у нас полкоманды подошло, другая — ушла в подтрибунное помещение, а потом фотографии выкладывают. Человеку надо объяснить, если это не очевидно изначально, что ему выпала честь выступать за сборную России, а значит, сколько бы денег ни было на банковском счете, определенные морально-этические нормы надо соблюдать. Вплоть до серьезных финансовых санкций. Возможно, в контракты стоит четко прописывать вопросы этики — пользование социальными сетями, те же твиттеры, инстаграмы.

— Сами футболисты часто приводят в пример другие сборные, фанаты которых поют песни и поддерживают, несмотря на результат.

— Когда после поражения от Уэльса Акинфеев подошел вплотную к трибунам, ему тоже в основном кричали: «Игорь — молодец!». Все на человеческом уровне, понимаете? Когда я прочитал интервью Слуцкого, в котором он рассказывает, как футболисты зашли в номер и сказали: «Мы — г. », понял, что человеку, как минимум, небезразлично. Почему-то я уверен, что хорватов, испанцев — футболистов любой другой страны критикуют не меньше, и на 10 плачущих у автобуса будут еще 10 критикующих, но общий фон у них другой. У них футболисты постят в соцсети слезы болельщиц, а у нас ждут того самого в комментариях — вот и вся разница. У нас люди ведь добрые и отзывчивые, даже где-то чересчур толерантные, но когда человек зарабатывал и копил на не самую дешевую поездку, чтобы поддержать команду, а эта команда даже его не благодарит, как он должен реагировать?

— Абсолютно. Подписался бы под предложением Слуцкого о введении потолка зарплат. Возраст можно обсуждать — 21, 23 года. Клубам надо договариваться между собой в этом вопросе. Возьмем пример того же Кокорина — да «ломает» его играть. Представьте, что у вас контракт в год 350 миллионов рублей, вычитаете подходный налог — для ровного счета получим 300. Кладете их на счет, получается 25 миллионов в год только на процентах, это по 2 с лишним миллиона рублей в месяц. Предположу, что по молодости, без семьи и детей, он просто не знает, куда их потратить. Понятно, что он в этом не виноват — получает ровно столько, сколько готовы ему платить.

— Есть понятная схема в бизнесе: приходит в банк классный продавец, готовый продавать любой банковский продукт. Ему никогда не предложат огромную фиксированную зарплату. Его доход, да, будет немаленьким, но он сложится из хорошего оклада плюс проценты за реализацию тех самых продуктов. Мало того, на эти позиции берут амбициозных людей, для которых условные 180-200 тысяч рублей фиксированной зарплаты в месяц отнюдь не самоцель. Им интересно продать больше, быть на рынке лучшими. А здесь что? 10 матчей — 2 гола за «Зенит» в сезоне прошлом, 0 голов пока в этом. Поясните арифметику. Особенно, если речь идет о государственных деньгах.

— Уверен, что это единственный правильный выход. Поэтому, к слову, у меня по Мамаеву, выступающему за «Краснодар», вопросов никаких. Сколько считает нужным Сергей Галицкий, столько и платит. Единственный правильный пример клуба с государственным финансированием, который я знаю, это казанский «Рубин», где выстроена система детско-юношеского футбола вплоть до небольших поселений. В клубы должны приходить частные деньги. Регион может участвовать какой-то долей, но лучше даже не деньгами, а инфраструктурой — стадион, средства массовой информации, иная поддержка. Есть пример НХЛ, НБА — целые спортивные системы, где государственных денег и близко нет. Точнее, они там появляются только под выборы — фото с Майклом Джорданом за пару дней добавило Джорджу Бушу сразу на 7 или 8 процентов голосов на выборах.

— Не идет речь о том, что надо все разрушить до основания и строить. Надо вводить все поэтапно. Для начала участие региональных бюджетов и госкомпаний стоит ограничить, в частности, тех же РЖД и «Газпрома». Есть множество примеров в Англии и Испании команд, которые принадлежат болельщикам. У них нет астрономических бюджетов, но они выступают и всегда полные трибуны.

— Можно. Если я владею клубом, я заинтересован в рачительном расходовании средств, в красивой упаковке своего футбольного продукта. К примеру, появилась в моем маленьком клубе юная звезда, надо, чтобы каждый второй житель города купил футболку с его именем. Это маркетинг. И этим живет весь мир. У нас этого нет. Года три-четыре назад у нас только начали появляться фирменные клубные магазины в аэропортах и на улицах города. А как по-другому работать? Откуда будет бизнес? Посмотрите годовые отчеты ведущих клубов — для них маркетинговые составляющие существенная часть бюджета, они продажами футболок трансферы отбивают. Но зачем придумывать краудфандинг, маркетинг и прочее, если тебе падает кусок бюджета.

— Безусловно. Стыдно, что чемпионат России по легкой атлетике в Чебоксарах проходит при пустых трибунах, когда там выступают мировые звезды Исинбаева и Шубенков. Нам пора научиться делать из спортивного мероприятия престижное шоу. Посмотрите на чемпионаты США по плаванию и легкой атлетики — трибуны ломятся от количества зрителей. Для внутреннего рынка его значение едва ли не такое же, как у чемпионата мира. И нам надо учиться соревнования проводить так же. Сейчас есть целое поколение легкоатлетов, которые четыре года готовились к главным стартам в жизни, почему не дать им возможность проявить себя? Давайте сделаем Кубок Вызова или аналогичный турнир, куда можно было бы пригласить всех звезд. Чтобы тому же Шубенкову было приятно выигрывать под овации полных трибун болельщиков и должное внимание телевизионных камер. Акцент сейчас должен быть направлен на развитие внутренних чемпионатов и стартов у нас в стране, чтобы мы не зависели от внешней повестки.

По материалам: www.oprf.ru