Как заготавливать корни одуванчика

На обочине китайской торговли России

В то же время доля импорта Забайкальского края в общем импорте РФ из КНР носит незначительные — менее полутора процентов, — но стабильные значения, варьируясь вторым и даже первым знаком после запятой. Ввезенные из КНР товары на территории края практически не используются (здесь остается по неофициальным оценкам около 10%), а поставляются транзитом во внутренние районы РФ. В итоге как поставщик в Китай Забайкальский край в общей российско-китайской торговле никакого значения не имеет. Подлинное значение Забайкальского края для российско-китайской торговли — служить транспортным коридором. Сам край торговлю с Китаем ведет в крайне малых объемах, но построенная еще при царе на его территории железная дорога перевозит большинство грузов других регионов и в другие регионы.

Теперь можно не опасаться того, что Забайкальский край станет сырьевым придатком Китая. В торговле России с Китаем край стал почти ничем

Среди восточносибирских регионов лишь Забайкальский край непосредственно граничит с Китаем. А потому разговоры об уникальных возможностях для развития Забайкалья, связанных со смещением центра мировой экономической активности в страны Азии, в первую очередь КНР, давно набили местным жителям оскомину. Спрос на ресурсы, необходимые для поддержания высоких темпов экономического роста в Китае, в соответствии с большинством прогнозов, в ближайшие 10–20 лет будет постоянно увеличиваться. Имея в виду данное обстоятельство, попытаемся определить место и роль Забайкальского края в торговых связях России с Китаем в последние годы.

Мы свели в таблицу некоторые данные об объемах торговли: с одной стороны, России и Китая, с другой стороны, Забайкальского края и Китая (см. таблицу 1). Сравнивая динамику торговли России и Китая в целом с динамикой торговли Забайкалья с Китаем, нельзя не обратить внимание на следующее обстоятельство — снижение объемов торговли края с КНР началось за год до кризиса 2009 года — уже в 2008 году товарооборот Забайкалья с соседним государством снизился довольно существенно, на 7,1%. Как видно, общее снижение объема торговли произошло из-за катастрофического падения объемов экспорта — сразу на 39,2% в 2008 году. Причиной послужили меры, принятые правительством РФ и направленные на ограничение вывоза круглого леса, который был до этого основой экспортных поставок Забайкальского края. В то же время импорт Забайкалья из КНР в 2008 году продолжал бодро расти, на целых 21,9%, однако этот рост не перекрыл последствий обвального падения объемов экспорта. Поэтому общая динамика торговли Забайкальского края с Китаем и вышла в отрицательную зону уже в 2008 году, за год до общего кризиса.

В настоящее время в торговле Забайкальского края с Китаем наблюдаются две ярко выраженные тенденции: неуклонное снижение объемов экспорта в КНР и быстрый рост объемов импорта. По сравнению с историческим максимумом 2007 года показатель экспортных поставок в 2011 году снизился в 3,8 раза, до 91,6 млн долларов. Это ниже уровня 2004 года. Данных за прошлый год пока нет, но можно не сомневаться, что спад объемов экспорта не остановился. С 2008-го по 2012 год, то есть за пять лет, власти не смогли компенсировать сокращение экспорта необработанной древесины в Китай из-за запретительного повышения экспортной пошлины поставками древесины обработанной или поставками товаров других групп (см. таблицу 2). Данную ситуацию нельзя назвать иначе как фиаско экспортной политики.

Считается, что пилить лес — преступление против нравственности и особенно экологии. А продавать его в Китай почти аморально (хотя больше продавать его некуда). Тут на славу потрудились крикливые экологи, что одно время жили не кисло на гранты международных организаций, специализирующихся на поводах для ссор между Россией и Китаем. Хотя и безобразий в лесном деле было немало. Но, как обычно, вместо того чтобы навести элементарный порядок, начальники принялись гарцевать по пунктам приема древесины, хватать и не пущать, а потом и вовсе умучили экспорт пошлинами.

Наша беда была не в том, что мы много рубили, а в том, что рубили не там, где надо. А там, где надо, не рубили вовсе. В Забайкалье леса стареют по 350 тыс. гектар в год. А на месте стареющего леса восстановление идет трудно. Специалисты знают, что, если вырубить деревья в возрасте 110–130 лет, то там уже через семь лет вырастет молодой лес без смены пород. Если вырубить в возрасте 160–180 лет, то лес восстановится через 12–16 лет — и то уже с помощью человека. На месте пожара лес вырастет только через 27–30 лет, и только с помощью человека. Но когда мы доведем старение леса до 260 лет, он никогда не появится естественным путем.

За пять лет серьезный инвестор в отрасль так и не пришел. Одно дело — возвышенные представления о степени переработки, и совсем другое — проза забайкальской жизни. Существует, правда, пара-тройка ограниченных по масштабу экспортных проектов с легким налетом хлестаковщины. Тем не менее если предположить, что будущие флагманы лесопереработки вступят в строй в течение ближайших лет, они не смогут переработать всю древесину, которую могут дать забайкальские леса в рамках рационального лесопользования.

Бог послал умным русским в Забайкалье огромные запасы леса и спрос на него в соседнем Китае. По состоянию на 1 января 2011 года расчетная лесосека по Забайкальскому краю на землях лесного фонда была утверждена в размере 18,3 млн кубометров. Расчетная лесосека по данным Государственной лесной службы Забайкальского края была использована на 13,6%. При этом экономически доступная часть расчетной лесосеки, по экспертным оценкам, с учетом сложившихся цен и экспортных пошлин, не превышает 4,5 млн кубометров, то есть около 25% от общего объема расчетной лесосеки. В прошлом максимальный объем заготовки древесины составлял 6,4 млн кубометров в год (1985–1988 годы). Фактически заготовка велась на тех же лесных участках, где работают современные арендаторы. За период 2006–2011 годов на экспорт в Китай было вывезено 9,7 млн кубометров (см. таблицу 3), а сожгли и повредили на корню 10,8 млн кубометров, снизив при этом и без того отрицательную рентабельность лесозаготовок в два раза.

Проблема для забайкальской лесопереработки в том, что ее проекты не справляются с вызовом забайкальской сложности: большая часть зрелой древесины останется перезревать на корню, а пользование огромными лесными богатствами и дальше будет строиться по принципу «что не сгорит, то сгниет». По мнению экспертов лесного дела, оптимально, без потерь, в крае можно заготавливать неистощительным образом в долгосрочной перспективе никак не меньше 6 млн кубометров древесины в год. Но для этого нужно организовать рациональное лесопользование, а это задача, очевидно, в настоящее время невыполнимая.

Остается добавить, что в принципе, значения долей объемов торговли Забайкальского края с Китаем в общем российско-китайском товарообороте довольно мизерные, более того, снижаются с 1,192% в 2008 году до менее процента — 0,756% в позапрошлом, 2011-м. Особенно это касается объемов экспорта в Китай. Вследствие неуклонного падения объемов экспорта из Забайкальского края в Китай на фоне устойчивого роста вывоза товаров в целом из России, доля Забайкальского края в экспорте РФ в КНР с 2008 года сократилась почти в четыре раза до гомеопатических 0,227%, то есть до уровня статистической погрешности. В прошлом году, как можно предположить, несмотря на отсутствие точных данных, сокращение доли забайкальского экспорта в российских поставках в Китай продолжалось.

В то же время доля импорта Забайкальского края в общем импорте РФ из КНР носит незначительные — менее полутора процентов, — но стабильные значения, варьируясь вторым и даже первым знаком после запятой. Ввезенные из КНР товары на территории края практически не используются (здесь остается по неофициальным оценкам около 10%), а поставляются транзитом во внутренние районы РФ. В итоге как поставщик в Китай Забайкальский край в общей российско-китайской торговле никакого значения не имеет. Подлинное значение Забайкальского края для российско-китайской торговли — служить транспортным коридором. Сам край торговлю с Китаем ведет в крайне малых объемах, но построенная еще при царе на его территории железная дорога перевозит большинство грузов других регионов и в другие регионы.

Таким образом, место Забайкальского края в российско-китайской торговле неуклонно снижается. Роль края все более ограничивается транзитными функциями. Часто приходится слышать, что пункты пропуска на территории края обеспечивают более 60% сухопутного товарооборота в российско-китайской торговле, но это не имеет существенного значения для экономического развития региона. По сути, китайская торговля и ее выгоды просто едут мимо Забайкалья. Приходится признать, что, несмотря на территориальную близость Забайкалья к Китаю и странам Азии, на его богатейший ресурсный потенциал, хозяйство края вовсе не спешит воспользоваться растущим спросом со стороны Китая — ключевой движущей силы развития мировой экономики.

Сопоставление индексов физического объема валового регионального продукта в основных ценах и стоимостного объема экспорта Забайкальского края в КНР в долларах показывает разнонаправленную динамику (см. график). Это дает основания полагать, что экономический рост в Забайкальском крае никак не связан с поставками продукции забайкальских предприятий в соседний Китай. Вследствие комплекса, надо думать, внутренних вопросов, связанных с отсутствием эффективной экономической и промышленной политики, очевидной разобщенности усилий государства и бизнеса, отсутствия систематического подхода и хронического недостатка финансирования, освоение природных ресурсов Забайкалья в условиях растущего китайского спроса происходит нерационально, бессистемно и фрагментарно. Реализация проектов либо откладывается, либо носит неравномерный характер, что не позволяет обеспечить полноценное развитие региона.

http://expert.ru/siberia/2013/07/na-obochine-kitajskoj-torgovli-rossii/?n=171