Как и от каких болезней применяется одуванчик

Как и от каких болезней применяется одуванчик

Такое законодательное закрепление прав участников процесса позволит уравнять в правах стороны обвинения и защиты, а компетентным государственным органам предоставит возможность более активно прекращать дела по рассматриваемому основанию. Лица, совершившие преступления впервые, вправе рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности в обмен на выполнение ими условий, перечисленных в законе.

Прекращение уголовных дел в связи с примирением сторон, возможность которого предусмотрена Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами РФ, на практике происходит чрезвычайно редко из-за нечеткости формулировок законодательных норм, регулирующих этот вопрос, – считает автор данной статьи.

В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный тому вред. Возможность прекращения уголовного дела в случае примирения сторон предусматривает и ст. 25 УПК РФ, согласно которой прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Более того, ст. 212 УПК РФ однозначно устанавливает, что при наличии основания, предусмотренного ст. 25 данного Кодекса, уголовное дело прекращается.

Таким образом, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство РФ определяют, что для прекращения уголовного дела в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим необходима совокупность следующих обстоятельств:

2) лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, подозревается или обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести – со сроком наказания до 2 лет лишения свободы (ч. 2 ст. 15 УК РФ), или средней тяжести, за которые предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы (ч. 3 ст. 15 УК РФ);

Однако на практике уголовные дела прекращаются по указанному основанию чрезвычайно редко, и этому в немалой степени способствуют формулировки вышеназванных норм законодательства. Так, в ст. 25 УПК РФ указано, что прокурор, следователь или дознаватель «вправе» прекратить уголовное дело с согласия прокурора, а в ст. 76 УК РФ – что лицо, совершившее преступление, при определенных в данной статье условиях «может быть» освобождено от уголовной ответственности. Как видим, и первая, и вторая формулировка допускают возможность другого развития событий. В такой ситуации для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон необходимо наличие как у участников процесса, так и у представителей правоохранительных органов активного желания использовать предоставленную законом возможность, а его, к сожалению, по разным причинам не проявляют ни те, ни другие.

Что касается участников процесса, то их пассивность в вопросе прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон объясняется элементарным незнанием о такой возможности. Ни в ст. 42 УПК РФ, которая определяет права потерпевшего, ни в ст. ст. 46 и 47 УПК РФ, определяющих права подозреваемого и обвиняемого, о ней ничего не говорится. К тому же действующее законодательство не обязывает лиц, наделенных правом осуществления уголовного преследования, разъяснять потерпевшему, что он вправе подать заявление о прекращении уголовного дела, а подозреваемому или обвиняемому – что в случае примирения с потерпевшим он может быть освобожден от уголовной ответственности. А ведь незнание участниками процесса оснований и условий прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон противоречит не только их интересам, но и требованиям ч. 3 ст. 123 Конституции РФ и ч. 4 ст. 15 УПК РФ о равноправии сторон перед судом.

Пункт 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ предписывает, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Исходя из этой нормы дознаватель и следователь обязаны устанавливать и те обстоятельства, которые освобождают от этой ответственности в связи с примирением сторон. Однако здесь многое зависит от волеизъявления лица, осуществляющего уголовное преследование. Формулировки ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ отдают решение вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон на усмотрение правоприменителя, а оно, как показывает практика, бывает необъективным и несправедливым. Кроме того, возможность применения или неприменения норм о прекращении дела является поводом для вымогательства взяток на всех этапах расследования таких дел.

Надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия осуществляет прокурор, причем его активность в осуществлении уголовного преследования также закреплена законодательно. Так, в соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор вправе отстранять дознавателя и следователя от дальнейшего производства расследования, если ими не приняты меры к установлению обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности. Прокурор также вправе отменить незаконное или необоснованное постановление дознавателя или следователя об отказе в удовлетворении заявления потерпевшего о прекращении уголовного дела за примирением сторон (п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Рассматривая уголовное дело с обвинительным заключением, поступившее от следователя, прокурор вправе принять решение о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 221 УПК РФ). Наконец, прекратить уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных ст. 25 УПК РФ, прокурора обязывают и положения ст. 226 УПК РФ, поэтому перед тем, как утвердить обвинительный акт, он должен удостовериться, что в деле нет указанных оснований.

Анализ вышеперечисленных действий прокурора по делу, содержащему основания для освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон, показывает, что при наличии этих оснований уголовное дело не «может быть», а «должно быть» прекращено. К сожалению, большинство прокуроров, вероятно, из-за отсутствия времени столь глубоко российское законодательство не анализируют. Более того, некоторые из них даже имеющийся в деле незаконный и необоснованный отказ дознавателя в удовлетворении заявления потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон оставляют без внимания и направляют дело в суд.

Подтверждением сказанному является уголовное дело по обвинению К. в покушении на кражу шубы. Потерпевшая в ходе дознания неоднократно заявляла, что примирилась с обвиняемым, никаких претензий к нему не имеет, поскольку причиненный ей ущерб возмещен, и в связи с этим просила прекратить дело. Такая же просьба содержалась и в письменном заявлении потерпевшей. Тем не менее дознаватель отказал в его удовлетворении, обосновав отказ тем, что вина обвиняемого в совершении преступления доказана (получается, что если бы вина не была доказана, дознаватель мог бы прекратить дело).

Совершенно очевидно, что в этой ситуации прокурор, утверждая обвинительный акт, не выполнил требований ст. ст. 1, 25, 37, 73, 212, 226 УПК РФ. Кроме того, этими своими действиями он увеличил без всякой на то необходимости нагрузку на государственного обвинителя и на судей, а также расходы из государственного бюджета на проведение судебных заседаний, притом что потерпевшая уже все сказала по делу и подала письменное заявление о его прекращении.

В результате государственный обвинитель оказался в суде в очень затруднительном положении. Не имея никаких законных оснований для отклонения заявленного в суде ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, он все возражения против прекращения дела свел лишь к характеру содеянного обвиняемым и общественной опасности этого деяния. Однако эти обстоятельства не предусмотрены законом в качестве условий или оснований для отказа в применении ст. 76 УК РФ и освобождения обвиняемого от уголовной ответственности.

Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, совершенное К. (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ), относится к категории преступлений небольшой тяжести. При его задержании он сам рассказал работникам милиции о том, как на нем оказалась женская шуба и где может находиться потерпевшая. Материалами дела было установлено, что К. впервые привлечен к уголовной ответственности, имеет постоянное место жительства и работы, где положительно характеризуется, ухаживает за престарелой матерью. За время военной службы он неоднократно бывал на Кавказе в «горячих точках» и имеет благодарности от командования. Потерпевшая написала заявление с просьбой о прекращении уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым. Гражданский иск по делу заявлен не был.

Учитывая изложенное, мировой судья, руководствуясь ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, но государственный обвинитель продолжал упорствовать: он внес апелляционное представление с просьбой отменить постановление судьи и направить дело на новое рассмотрение. Данная просьба была мотивирована тем, что требования ст. 25 УПК РФ по делу в полном объеме не выполнены: потерпевшая в судебном разбирательстве не участвовала; сведений о том, что ей заглажен весь причиненный действиями обвиняемого вред, не имеется.

Указанные обстоятельства мало того, что не являются основаниями для отмены решения мирового судьи, они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Так, в суде была оглашена телеграмма потерпевшей, в которой она сообщала, что находится в командировке, поэтому в суд явиться не может, и просила рассмотреть дело без ее участия. При этом потерпевшая еще раз заявляла о своем согласии на прекращение уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым.

Что касается доказательств заглаживания всего причиненного потерпевшей вреда, которых требовал в апелляционной жалобе государственный обвинитель, то ст. 73 УПК РФ предписывает стороне обвинения доказывать характер и размер вреда, причиненного преступлением. Однако потерпевшая, представляющая эту сторону, сама просила прекратить уголовное дело в связи с примирением с обвиняемым, а государственным обвинителем не было представлено никаких доказательств об ином, кроме попытки похитить шубу, характере и размере причиненного потерпевшей вреда. В такой ситуации у этого обвинителя нет никаких оснований требовать представления каких-либо сведений о том, что потерпевшей заглажен весь причиненный ей преступными действиями обвиняемого вред.

В апелляционном представлении было также вновь отмечено, что суд при принятии решения о прекращении уголовного дела недостаточно полно оценил данные о личности подсудимого, в том числе тот факт, что преступление было совершено им в состоянии сильного алкогольного опьянения, что суд не принял во внимание общественную опасность преступления, стоимость похищенного, отношение подсудимого к совершенному деянию. Однако все перечисленные обстоятельства, как уже говорилось, не предусмотрены законом в качестве условий или оснований для отказа в применении ст. 76 УК РФ и освобождении обвиняемого от уголовной ответственности. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ еще 10 ноября 1999 г . указывала на это (Бюллетень ВС РФ. 2000. № 10. С. 15–16).

Чтобы окончательно прояснить вопрос с прекращением уголовного дела за примирением сторон и исключить подобное пренебрежение к правам потерпевшего, обвиняемого и подозреваемого, установленным законодательством РФ, необходимо ст. 42 УПК РФ дополнить правом потерпевшего на подачу заявления о примирении сторон по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, а в ст. ст. 46 и 47 УПК РФ включить право подозреваемого и обвиняемого знать об условиях прекращения в отношении них уголовного дела за примирением сторон, установленных в ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ. Кроме того, прежде чем вынести обвинительное заключение или обвинительный акт, следователь или дознаватель должны выносить постановление с обоснованием невозможности в данном случае прекращения уголовного дела за примирением сторон.

Такое законодательное закрепление прав участников процесса позволит уравнять в правах стороны обвинения и защиты, а компетентным государственным органам предоставит возможность более активно прекращать дела по рассматриваемому основанию. Лица, совершившие преступления впервые, вправе рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности в обмен на выполнение ими условий, перечисленных в законе.

И еще один важный момент. Думается, законодатель не случайно указал в ст. 25 УПК РФ в качестве лиц, в отношении которых уголовное дело может быть прекращено в связи с примирением сторон, только подозреваемого и обвиняемого – решение о прекращении уголовного дела по данному основанию должно приниматься до направления дела в суд. В этой связи представляется необходимым заменить в ст. 25 УПК РФ слово «вправе» на слово «обязан», тогда отказ в прекращении уголовного дела за примирением сторон должен будет обосновываться только отсутствием одного или нескольких обязательных условий (обстоятельств), позволяющих прекратить дело (как это сделал, например, Конституционный Суд РФ в своем Определении от 8 июля 2004 г . № 256-О), а не всевозможными домыслами правоприменителей.

При поступлении уголовного дела в суд у суда уже нет никаких причин для того, чтобы не рассматривать вопрос о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ при наличии оснований для прекращения уголовного дела суд обязан по собственной инициативе провести предварительное слушание в порядке, установленном гл. 34 УПК РФ (ст. ст. 227–229 УПК РФ) и по результатам этого слушания по ходатайству одной из сторон прекратить уголовное дело. Заявление потерпевшего или его законного представителя с просьбой прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон и будет рассматриваться судом как ходатайство одной из сторон. Если по каким-либо причинам прекращение уголовного дела по этому основанию не состоялось на стадии подготовки к судебному заседанию, то действующее законодательство предписывает суду прекратить уголовное дело за примирением сторон непосредственно в ходе судебного разбирательства в судебном заседании (ст. 254 УПК РФ). Неисполнение судом данного предписания ст. 254 УПК РФ является основанием для отмены судебного решения в любом случае (ч. 2 ст. 381 УПК РФ).

После внесения в УК РФ и УПК РФ предлагаемых дополнений ни у кого из правоприменителей не возникнет сомнения в том, что при наличии оснований, предусмотренных в ст. 25 УПК РФ, уголовное дело во всех случаях подлежит прекращению в связи с примирением сторон. Его прекращение по данному основанию является не правом компетентных государственных органов, а их обязанностью, и чем на более ранней стадии производства по делу они ее выполнят, тем меньше расходов понесет государство на разбирательство дела. При направлении таких дел в суд лица, утвердившие обвинительные заключения и акты, должны нести дисциплинарную ответственность, причем эта ответственность должна быть предусмотрена законодательно для всех, кто наделен правом уголовного преследования от имени государства.

Источник: http://law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1231942