Экстракт корня одуванчика применение

Надо сказать, что в большинстве случаев госпитализации детей с подозрением на осложнение вакцинации обусловлены либо предсказуемыми реакциями (56%), либо не имеющими отношения к вакцинации интеркуррентными заболеваниями (35%); среди последних чаще всего встречаются ОРВИ [7]. Среди реакций на вакцинацию необильные аллергические сыпи или обострения имевшихся аллергических проявлений составили менее 20%, причем почти в половине случаев наряду с прививкой дети впервые получали новый вид пищи (шоколад, цитрусовые и т. д.).

Вакцинопрофилактика в ХХ веке стала ведущим методом борьбы с инфекционными болезнями. Ликвидация оспы и контроль над многими тяжелыми инфекциями, обусловливавшими высокую заболеваемость и смертность в первую очередь в детском возрасте, — заслуга в основн

Вакцинопрофилактика в ХХ веке стала ведущим методом борьбы с инфекционными болезнями. Ликвидация оспы и контроль над многими тяжелыми инфекциями, обусловливавшими высокую заболеваемость и смертность в первую очередь в детском возрасте, — заслуга в основном вакцинации. Нетрудно представить, какие бедствия постигнут человечество в случае прекращения прививок или даже временного снижения охвата ими — ведь в 1990-х годах мы пережили беспрецедентную эпидемию дифтерии из-за снижения охвата детей полноценными прививками против этой инфекции на 50-70%. «Возвращение» дифтерии стоило нам более чем 100 000 случаев заболевания, из которых около 5000 оказались летальными. Прекращение прививок против полиомиелита в Чечне привело в 1995 году к вспышке этого заболевания, результат — 150 паралитических и 6 летальных случаев.

Недостаточно полный охват прививками против полиомиелита в рамках программы ликвидации полиомиелита в Доминиканской Республике и Гаити привел в конце 2000 года, после 9 лет полного отсутствия случаев полиомиелита, к вспышке этого заболевания. Она была обусловлена вирусом, происходящим от вакцинного вируса Сэбина первого типа (3% отличий в нуклеотидных последовательностях). Предполагается, что этот вирус, как минимум, в течение 2 лет циркулировал среди недостаточно привитых и постепенно приобретал свойства дикого вируса.

На примере этих и подобных ситуаций можно сделать вывод, что человечество стало вакцинозависимым. Сегодня речь идет не о том, прививать или не прививать, а об оптимальном выборе вакцин, тактике проведения прививок, сроках ревакцинации и экономической эффективности использования новых, большей частью дорогостоящих вакцин. В 1997 году, после 20-летнего перерыва, был принят новый Национальный календарь прививок (Приказ Минздрава № 375), а в 1998 году — Федеральный закон об иммунопрофилактике в РФ. Заложенные в этих документах положения соответствовали рекомендациям ВОЗ как в отношении набора вакцин, так и по методам и срокам их введения. Данные за последние годы показали, что новые правила вакцинации и сокращение противопоказаний позволили существенно повысить охват детей прививками, который достиг 90% в отношении прививок против коклюша и более 95% в отношении других вакцин.

Прошло 3 года, появились новые возможности федерального финансирования вакцинопрофилактики, и календарь был вновь пересмотрен с учетом существующих эпидемиологических реалий. Новый календарь, одобренный Министерством здравоохранения России, планируется внедрить с 2002 года [1].

Новорожденных вакцинировать БЦЖ рекомендуется с 3-го по 7-й день жизни. Такая схема предпочтительнее, чем прививки в какой-либо фиксированный день жизни ребенка, поскольку она позволяет проводить в роддоме вакцинацию нескольких детей в течение одного вакцинального дня, что при небольшом числе родов дает возможность экономить вакцину. Дети, не получившие БЦЖ в первые дни жизни (недоношенные, больные), должны вакцинироваться перед выпиской из отделения 2-го этапа выхаживания.

В новом календаре сохранен принцип одной ревакцинации — в возрасте 7 или 14 лет в зависимости от сроков угасания реакции Манту. Положение, в соответствии с которым в регионах с высокой заболеваемостью туберкулезом (более 30 на 100 000) дети, ревакцинированные в 7 лет, в случае угасания туберкулиновой пробы ревакцинировались повторно в 14 лет, остается в силе, так что соответствующие регионы могут ввести у себя такую схему ревакцинации.

Согласно новому календарю, всех новорожденных теперь будут прививать от гепатита B в первые часы жизни, что обеспечит надежность профилактики вертикальной передачи инфекции. При такой схеме будут защищены и дети, чьи матери не были протестированы адекватным методом на наличие HBsAg или у которых был получен ложноотрицательный результат. Проведенное Г. С. Фроловой [2] сравнительное изучение двух схем вакцинации (в сроки 0-1-6 месяцев начиная с первого дня жизни и с 4-месячного возраста) в условиях целой административной единицы выявило организационные преимущества первой схемы. Параллельно был снят вопрос о возможном взаимовлиянии вакцин гепатита В и БЦЖ при их введении в периоде новорожденности. Как титры HBs-антител, так и размеры реакции Манту и вакцинальных рубчиков в возрасте 1 года при двух схемах вакцинации не различались, как, кстати, и основные показатели здоровья детей.

Новый календарь предписывает вакцинацию детей от матерей — носителей HBsAg (или перенесших гепатит B в последнем триместре беременности) по ускоренной схеме (0-1-2-12 месяцев), что повышает надежность защиты от заболевания.

Поскольку вакцинация новорожденных повлияет на заболеваемость гепатитом В среди подростков лишь в отдаленном будущем и с учетом того, что пик заболеваемости приходится как раз на подростковый возраст, в новом календаре предусмотрено проведение вакцинации в возрасте 13 лет, то есть до того, как часть подростков попадает в группы риска. Переоценить важность этого шага трудно.

Некоторые изменения внесены и в порядок вакцинации против дифтерии, коклюша и столбняка: интервал между прививками АКДС (а также полиомиелита) первичной серии увеличен до 6 недель, что позволит совместить третью прививку этой серии с третьей прививкой против гепатита B в возрасте 6 месяцев. С учетом высоких показателей охвата прививками против дифтерии в последние 5-7 лет была исключена дополнительная доза вакцины (АД-М) в возрасте 12 лет, ранее предусмотренная календарем 1997 года.

В новом календаре отсутствует и третья ревакцинация против полиомиелита в возрасте 6 лет, поскольку сейчас к этому возрасту подошли дети, многократно прививавшиеся во время национальных дней иммунизации. Эта ревакцинация будет проводиться в 16 лет, поскольку дети от 8 до 16 лет недостаточно охвачены прививками против полиомиелита и не получали туровых вакцинаций. Первая и вторая ревакцинации против полиомиелита сближены во времени — интервал в 2 месяца (вместо 6 месяцев в календаре 1997 года) более оправдан с точки зрения возможной конкуренции вакцинного вируса с энтеровирусами.

Вакцинация против краснухи в возрасте 1 года и 6 лет была включена в Национальный календарь 1997 года, однако из-за отсутствия отечественной вакцины и фондов на закупку зарубежной она практически не проводилась. Да и ВОЗ не рекомендует проведение этой вакцинации, если нет возможности обеспечить должный охват прививками, так как это лишь может привести к росту заболеваемости среди взрослых, что крайне нежелательно [3].

При отсутствии иммунизации большинство детей переносят краснуху и становятся невосприимчивыми к ней; тем не менее среди женщин детородного возраста образуется достаточно высокая неиммунная прослойка, что и создает угрозу развития синдрома врожденной краснухи (СВК) — грубых нейросенсорных дефектов. Посещение яслей и детских садов большинством детей в СССР способствовало повышению иммунной прослойки (более 95% беременных женщин в 70-х годах имели антитела против краснухи), тогда как в современной России преимущественно домашнее воспитание привело к уменьшению заболеваемости краснухой среди детей и резкому снижению доли иммунных женщин детородного возраста (среди школьниц она не превышает 60-65%).

Поскольку прививки против краснухи направлены в первую очередь на снижение риска заражения этой инфекцией беременных женщин, первоочередной задачей, относящейся к элиминации СВК, является защита девушек и женщин детородного возраста, а перерыв передачи краснухи путем массовой вакцинации детей младшего возраста представляет отдельную проблему. В соответствии с этим в новый календарь наряду с вакцинацией детей 1 и 6 лет включена вакцинация против краснухи девочек-подростков (13 лет) — эта прививка будет проводиться до того времени, когда к этому возрасту подойдут дети, вакцинированные в раннем детстве и перед школой.

В отношении краснухи ВОЗ поставлена задача снизить к 2010 году частоту СВК до 0,01 на 1000 родов, эпидемического паротита — до 1 на 100 000 человек [4], что вполне реально, если учесть схемы вакцинации, заложенные в новом календаре. С этой точки зрения крайне важно перейти на использование дивакцины корь-паротит (отечественная вакцина проходит испытания) или тривакцины корь-паротит-краснуха (M-M-P II, приорикс), которые зарегистрированы в России. Это позволило бы не только сократить число инъекций, но и обеспечить высокий уровень коллективного иммунитета ко всем трем инфекциям.

Корь — еще один кандидат на элиминацию средствами иммунопрофилактики. Региональный Комитет ВОЗ поставил цель элиминировать корь в Европе к 2007 году или ранее, а сертификацию в каждой стране провести к 2010 году. Достичь этого планируется путем снижения доли лиц, восприимчивых к кори: до 15% — среди детей 1-4 лет, до 10% — среди 5-10-летних, до 5% — среди 10-14-летних и взрослых, достаточных для прекращения передачи кори. Для этого требуется, как минимум, 95%-ный охват прививкой детей в возрасте 1 года и 6 лет. Ускорить элиминацию кори поможет массовая вакцинация всех детей школьного возраста и подростков, не получивших двух доз вакцины. Соответствующая программа для России находится в стадии подготовки.

В национальном календаре расширен перечень прививок, проводимых по эпидпоказаниям. Наряду с защитой профессиональных групп риска от особо опасных инфекций (чумы, туляремии, сибирской язвы, бешенства, лептоспироза, бруцеллеза, лихорадки Ку, брюшного тифа) у некоторых групп населения в ситуациях риска предусмотрено проведение прививок и от других управляемых инфекций, не входящих в календарь прививок. Так, предусмотрена вакцинация детей начиная с 4 лет против клещевого энцефалита в эндемичных местностях, против гепатита А — детей на территориях с заболеваемостью свыше 100 случаев на 100 000 человек, против менингококковой инфекции — среди детей старше 2 лет и взрослых, проживающих в очагах инфекции, а также в организованных группах при двукратном росте заболеваемости. Прививки против гепатита В предписаны медицинским работникам, детям в закрытых учреждениях, при семейных контактах с носителем HВsAg. Большое значение будет иметь и вакцинация против гриппа лиц старше 60 лет, лиц с тяжелыми хроническими заболеваниями, часто болеющих детей, школьников, медицинских работников, военнослужащих и работников сферы обслуживания. Вакцинация детей, контактировавших с больными корью и дифтерией, дополняется аналогичной мерой в отношении контактов по эпидемическому паротиту.

Как видно из примечаний к национальному календарю, в целях упрощения вакцинации и снижения ее травматичности для ребенка предусматривается одновременное введение всех вакцин, положенных по возрасту. Исключение сделано для вакцины БЦЖ с целью избежать контаминации ею шприцов и игл, используемых для внутримышечного и подкожного введения других вакцин, что может вызвать развитие БЦЖ-ита.

В прививочном календаре России нет прививки против инфекции, вызываемой Hemophylus influenzae типа b, которая введена в календарь прививок в большинстве развитых и в ряде развивающихся стран. Эта инфекция вызывает тяжелый гнойный менингит, пневмонии, эпиглоттит. Недавние исследования, проведенные в России, показали [5], что этот возбудитель обусловливает до 40% всех менингитов у детей в возрасте до 6 лет и примерно 10% тяжелых пневмоний, так что Минздрав РФ рекомендовал проведение прививок этой вакциной, которая из-за высокой цены не включена в национальный календарь.

Используемые сейчас менингококковые и пневмококковые полисахаридные вакцины слабо иммуногенны у детей в возрасте до 2 лет, на долю которых падает основная масса заболеваний этой этиологии. Перспективы защиты от этих инфекций связаны с созданием вакцин, конъюгированных с белком. Такие вакцины есть, их применение в отдельных странах сопровождается выраженным снижением заболеваемости, однако их массовое распространение станет возможным лишь после снижения цен на эти вакцины. Полисахаридная 23-валентная вакцина пневмо23, зарегистрированная в России, включает в себя основные серотипы пневмококков, вызывающих тяжелые заболевания. Ее можно рекомендовать пожилым людям, а также больным с аспленией, диабетом и некоторыми видами дефицита компонентов комплемента.

Как указано выше, в России достигнут высокий охват прививками, при этом роста неблагоприятных реакций и осложнений не наблюдается. По данным статистики, осложнений, возникших в результате вакцинации, регистрируется немного — в 2000 году были отмечены всего 284 случая [6]. Осложнения могут быть связаны с несоблюдением противопоказаний, нарушением правил и техники вакцинации, плохим качеством вакцины или ее порчей в процессе транспортировки и хранения. За последние 25 лет осложнений, связанных с качеством вакцины, в России не зарегистрировано, в основном отмечались индивидуальные реакции, предсказать которые невозможно. По данным Центра иммунопрофилактики НИИ педиатрии НЦЗД РАМН, серьезные осложнения в результате вакцинации крайне редки. Афебрильные судороги возникают с частотой 1:70 000 введений АКДС и 1:200 000 введений коревой вакцины, генерализованные аллергические сыпи и/или отек Квинке — 1:120 000 вакцинаций. Сходные данные приводят и большинство других авторов. Анафилактический шок, коллаптоидные реакции наблюдаются крайне редко, хотя для борьбы с ними в каждом прививочном кабинете должно быть все необходимое.

Надо сказать, что в большинстве случаев госпитализации детей с подозрением на осложнение вакцинации обусловлены либо предсказуемыми реакциями (56%), либо не имеющими отношения к вакцинации интеркуррентными заболеваниями (35%); среди последних чаще всего встречаются ОРВИ [7]. Среди реакций на вакцинацию необильные аллергические сыпи или обострения имевшихся аллергических проявлений составили менее 20%, причем почти в половине случаев наряду с прививкой дети впервые получали новый вид пищи (шоколад, цитрусовые и т. д.).

О безопасности вакцинации детей с аллергией говорят исследования, проводившиеся М. П. Костиновым [8, 9]. Так, среди детей с атопическим дерматитом, привитых АДС-М в периоде неустойчивой ремиссии, умеренное обострение наблюдалось в 10,5-11,8% случаев, при подостром течении болезни — в 17,9%, при стойкой ремиссии (более 6 месяцев) таких реакций не зарегистрировано. Эти обострения были кратковременными и не отражались на общем состоянии детей и на течении процесса в целом. При введении АКДС у таких детей лишь в 4,3-8,6% случаев отмечалось обострение аллергических кожных проявлений. Введение коревой вакцины сопровождалось появлением необильной сыпи с 1-го по 6-й день у 13,6% детей. Что касается прививок у детей с бронхиальной астмой, у них отмечались лишь единичные случаи кожных аллергических высыпаний и практически не регистрировались приступы астмы. Вакцинация таких детей БЦЖ, вакцинации против полиомиелита, гепатита В, инфекции H. influenzae типа b, менингококковой инфекции не сопровождались аллергическими проявлениями.

Назначение перед прививкой детям с атопическим дерматитом противогистаминных препаратов позволяет снизить частоту кожных проявлений, а проведенное противоастматическое лечение — нарушений проходимости бронхов. Во многих случаях под влиянием назначенного до прививки лечения происходило улучшение состояния и параметров дыхания. При введении вакцины больным астмой, получающим базисную терапию и/или симпатомиметики, увеличение дозы препаратов на 30-50% на несколько дней также оказывало благоприятное воздействие, что указывает в то же время на целесообразность интенсификации терапии.