Цветы одуванчика в медицине

— Наташенька моя была счастлива лишь четыре года, — грустит пожилая женщина. — А потом снова овдовела. У Ричарда обнаружили рак горла.

Пожалуй, каждая глава жизни 84-летней Зои Ивановны достойна отдельной истории. Тяжелое сиротское детство, орден Ленина за ударный труд на заводе, стаж супружеской жизни — более полувека. Но меня эта женщина поразила другим — своим умением пронести добрые человеческие отношения сквозь все превратности судьбы.

— Сыночек у меня рос болезненным, — начинает рассказ Зоя Ивановна. — Когда ему было два года, подхватил скарлатину. Она дала осложнение на сердце — ревмокардит. Из-за этого приходилось всячески оберегать его от нагрузок. А он в семь лет просто загорелся мечтой — летать.

Это случилось после того, как мальчик вместе с мамой съездил на море. Зять хозяйки дома, где они снимали комнату, был летчиком. И однажды он взял Владика в кабину своего самолета.

В 14 лет медики сняли Влада с учета. Желая обмануть судьбу, он изорвал свою толстенную медкарту на кусочки и вступил в ДОСААФ. Карточку потом завели новую, и о его недуге никто не узнал.

— После окончания школы он поехал в Ставропольский край, — продолжает Зоя Ивановна. — Попытался поступить в летное училище. Но, как и следовало ожидать, не прошел медосмотр. Через год снова попробовал стать курсантом. Опять неудачно.

Ластухины проводили сына в армию. В погранвойска. Вскоре сын сообщил, что отличился на границе и в качестве награды за проявленный героизм попросил командование перевести его в авиацию. Владу дали рекомендацию в летное училище Ейска. Так с третьей попытки он все-таки добился своего.

— Влад всегда старался навестить нас на каникулах, — вспоминает героиня статьи. — И когда он был на последнем курсе, написал в письме, что в этот раз приедет не один, а с будущей женой — Наташей.

Ластухины начали готовиться к предстоящему знакомству. Сын сказал, что встречать не надо, доберутся, мол, сами. Родители в ожидании прилипли к окну. Но когда до подъезда их пятиэтажки оставались считанные метры, Наташа наотрез отказалась идти дальше.

— Она боялась, что мы, узнав, что она старше Владика на пять лет и имеет ребенка от первого брака, не примем ее, прогоним, — вздыхает Зоя Ивановна. — Но разве я могла встать на пути счастья своего сына?

Наташу окружили теплом и заботой. Ластухины настояли на том, чтобы пара расписалась в Пензе. Обратно Наташа и Влад ехали уже законными супругами. Четырехлетнюю дочку женщины

— Помню нашу первую встречу с Оксаной, — с теплотой в голосе говорит Зоя Ивановна. — Я приехала к ним в Ейск. Увидев меня, девочка посмотрела исподлобья и тут же опустила глаза, стеснялась. Но когда я сказала ей: «Иди ко мне, внученька моя любимая», — она тут же обвила мою шею ручками.

После получения диплома летчика Влад с семьей уехал в Германию, где прослужил пять лет. За это время у них с Наташей родилась дочка, которую назвали Зоей.

— Когда сын откинул край одеяла, в которое была завернута наша новорожденная кукла, и увидел ее красненькое личико, то растерянно пробормотал: «Как мама после бани», — вспоминает с улыбкой Ластухина.

— Он почти ничего не говорил об этом, — вздыхает Зоя Ивановна. — Щадил мои нервы. Но материнское сердце болело — его не обманешь. А в июне 1984-го мне сообщили, что при выполнении боевой задачи по уничтожению противника самолет моего сына был сбит. Влад смог катапультироваться, но его, израненного, враги добили камнями… Я не помню, как ехала за телом сына, как везла его в Пензу, готовилась к похоронам. Но Наташе было еще тяжелее, чем мне. Она вмиг как-то осунулась, ходила словно тень. Похоронили мы Влада в закрытом гробу — не нашли в себе сил посмотреть на него, мертвого. Решили: запомним живым.

Наташа же с любым вопросом бежала к свекрови: нужен ли совет, помощь с детьми или просто хочется поделиться тем, что на сердце лежит. Дом Зои Ивановны всегда оставался той тихой гаванью, где можно переждать любую бурю.

— Я стала говорить Наташе, что Влада нет с нами уже давно, — объясняет Ластухина. — Нечего на себе крест ставить! Надо замуж выходить. А она все отмахивалась. Но вот однажды вызвала меня к себе на Украину — жениха показать.

К женщине посватался американец, который искал вторую половинку через интернет. Наташа беспокоилась: понравится ли кандидат в мужья бывшей свекрови. Зоя Ивановна одобрила, благословила этот брак. После свадьбы супруги уехали в Штаты.

— Наташенька моя была счастлива лишь четыре года, — грустит пожилая женщина. — А потом снова овдовела. У Ричарда обнаружили рак горла.

Потом у женщины был еще один брак, но неудачный. Мужчина оказался альфонсом, который захотел отобрать у нее дом, оставленный Ричардом. И снова Ластухина умчалась на другой континент — решать проблемы бывшей невестки. Был тяжелый бракоразводный процесс, и поддержка в лице Зои Ивановны была неоценима.

А тем временем судьба-злодейка приготовила плохие новости и ей. Пока Ластухина была в Америке, в России от инсульта внезапно умер ее любимый муж – Константин Михайлович.

— Я даже не хоронила Костю, — тихо говорит Зоя Ивановна. — Сестра все сделала. Наташа с Зоечкой еще три месяца не отпускали меня домой. Нянчились, как с ребенком. Пытались отвлечь. Боялись, что со мной что-то случится, если останусь одна.

Сейчас жизнь этого семейства наконец-то наладилась. Наташа снова вышла замуж и обрела-таки женское счастье. Живет в Аризоне. Оксана со своей семьей обосновалась в Харькове. Зоя с мужем и двумя сыновьями налаживают быт в штате Вашингтон. Каждую субботу Зоя Ивановна садится возле ноутбука и часами по скайпу болтает с такими далекими и такими близкими ей людьми.