Цвет одуванчик лечебные свойства

4. В интересах лица, чьи показания зафиксированы с помощью звукозаписывающих устройств, по окончании допроса фонограмма полностью воспроизводится. Сделанные дополнения и замечания заносятся на пленку. Звукозапись завершается заявлением допрашиваемого о правильности этой записи.

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Звукозапись в уголовном процессе.
//Правоведение. -1968. — № 2. — С. 133 — 139
Статья находится в издании «Правоведение.» Материал(ы):

    Звукозапись в уголовном процессе.

Звукозапись — одно из замечательных достижений научно-технического прогресса. Получив всеобщее признание, она прочно вошла во многие области человеческой практики и стала таким же обыденным явлением, как радио и телевидение, фотография и киносъемка. Особое распространение приобрели звукозаписывающие аппараты как техническое средство документирования и делопроизводства. Повсеместное распространение звукозаписи не могло не коснуться самого уголовного судопроизводства и прежде всего процесса расследования. Постепенно практика в этой области настолько обогатилась, что возникла возможность и необходимость ее обобщения, разработки ведомственных инструкций, научных рекомендаций и законодательного регулирования в целях установления единообразных и наиболее эффективных правил применения, вве­дения определенных гарантий интересов истины и личных прав граждан.

1. В практике речевого общения постоянно возникают не замечаемые порой осложнения, которые отрицательно сказываются на результатах следственных действий. Наиболее опасно недопонимание и ошибочное понимание собеседника. На это нередко ссылаются при повторных допросах, и указанное обстоятельство предъявляет повышенные требования к точности, ясности, однозначности речи следователя, обязывает его постоянно контролировать и уточнять услышанное, устранять недомолвки, двусмысленности, недоразумения. В свете этого становится понятным, какую огромную помощь оказывает звукозапись, фиксируя с исчерпывающей полнотой то, что неспособны отразить памятные записи, стенограмма или протокол. Позволяя в ходе следственного действия или на заключительном этапе вновь до мельчайших подробностей и оттенков прослушать нужное число раз, что и как было сказано, звукозапись оказывается незаменимым средством постоянного самоконтроля, корректировки и регуляции самого следственного действия.

2. Особую важность приобретает звукозапись для протоколирования. Известно, что от качества протокола зависит возможность использовать зафиксированные в нем данные в ходе дальнейшего расследования и судебного разбирательства. Между тем протоколы пишутся, как правило, без черновиков, в ускоренном темпе и зачастую в неблагоприятной обстановке. При этом возможна существенная потеря информации.

Применительно к протоколам допроса, в которых фиксируются показания, т. е. живая речь свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, перед следователем возникает нелегкая задача — запечатлеть полученные сообщения «по возможности дословно» (ст.ст. 151, 160 УПК РСФСР). На практике же постоянно приходится встречать «стилизованные» протоколы, в которых все говорят на одном и том же языке. Нужно указать еще на такую особенность, которая принципиально отличает протоколирование допроса от фиксации иных следственных действий. В протоколе допроса запечатлены лишь конечные объяснения допрашиваемого. Между тем для оценки показаний бывает необходимо уяснить сам процесс их возникновения.

3. В протокол допроса попадает иногда немало подробностей, деталей и оттенков, проследить источник возникновения которых и установить, являются ли они продуктом собственного творчества допрашиваемого или привнесены следователем, иногда бывает невозможно.

Правило о раздельной фиксации в протоколе показаний, полученных при свободном рассказе и в результате ответов на вопросы, не всегда выполняется, да оно и не всегда вполне выполнимо. Звукозапись разрешает эту задачу. Конечно, сама по себе звукозапись не может доказать, например, добровольность показаний, опровергнуть возможные обвинения по адресу допрашивающего — возлагать такие надежды на магнитофон было бы наивно (мало ли что могло произойти, когда он не был включен),— но элемент присутствия, возникающий у слушателя фонограммы, значительно повышает возможности контроля, которыми гораздо в меньшей степени обладают письменные акты.

При сопоставлении магнитофонных записей различных допросов одного и того же лица с особой наглядностью выступает его стремление либо к буквальному повторению прошлых показаний, либо к их непрерывному дополнению, «расцвечиванию». И то и другое может быть результатом вольных или невольных искажений истины. Благодаря звукозаписи легче понять, вызвано ли совпадение показаний точным описанием каких-то обстоятельств или заучиванием своих слов, появились ли новые подробности в результате припоминания или фантазирования и постороннего внушения, опущены ли какие-то детали по забывчивости, потому ли, что они не обсуждались на допросе, или в результате намеренного умолчания. Тем самым звукозапись помогает в проверке и оценке доказательств.

4. Звукозапись оказывает известную помощь и в организации и планировании следственной работы. При расследовании преступлений группой следователей хорошо налаженная координация возможна лишь при условии знания и регулярного обсуждения результатов работы каждого члена группы. Легкость изготовления копий звукозаписи позволяет снабдить лиц, выполняющих отдельные поручения по делу, фонограммами тех следственных действий, с которыми связана порученная им работа. Организация взаимодействия следователя и милиции немыслима без информации оперативных работников о данных, добытых в процессе расследования. Таким образом, звукозапись повышает организационные возможности следователя.

К сказанному нужно добавить, что в материалах звукозаписи, фиксирующих все происходящее не конспективно и выборочно, как в протоколе, наряду с излишней информацией содержится масса весьма важных для дела данных, не отражаемых в письменных актах. Во-первых, это те факты, которые в момент допроса могли быть сочтены не имеющими значения для дела (оценка относимости чаще всего носит предположительный характер), но являются существенными в свете новых материалов. Во-вторых, это сведения, которые, не имея доказательственного значения, важны в тактическом плане или могут быть использованы в оперативно-розыскной деятельности. Не будучи зафиксированными, многие из этих данных обычно утрачиваются. Звукозапись же позволяет их использовать при дальнейшем планировании расследования.

Высокая действенность живой речи, запечатленной на магнитофонную ленту, делает целесообразным использование материалов звукозаписи в деятельности по предупреждению преступлений, в правовой пропаганде, докладах, лекциях, беседах, выступлениях по радио и телевидению. Этот материал всегда придает профилактической работе большую доходчивость, демонстративность, убедительность. В ряде случаев звукозапись служит также средством рационализации труда следователя. Магнитофоном удобно пользоваться для памятных заметок и вместо стенографии при подготовке обзоров, справок, обширных документов, например обвинительного заключения (человек может написать 20—30 слов в минуту, а продиктовать — в два-три раза больше).

Наконец, материалы звукозаписи следственных действий, более полно и наглядно отражающие творческую «мастерскую» следователя, его тактические приемы, ошибки и неудачи, служат отличным пособием в учебно-методической работе. Положительный опыт в этом отношении имеют Институт усовершенствования следственных работников органов прокуратуры и охраны общественного порядка при Прокуратуре СССР и Высшая школа МООП.

Сказанное позволяет прийти к выводу о том, что использование звукозаписи содействует реализации требований полноты, объективности и всесторонности расследования; обеспечивая точность фиксации, звукозапись тем самым способствует осуществлению права обвиняемого на защиту, а также рационализирует труд следователя, делает его более продуктивным. Однако не нужно переоценивать этого средства. Такая тенденция отмечается среди некоторой части научных и практических работников. Кроме того, широкие возможности применения звукозаписи в следственной работе дали повод наиболее горячим энтузиастам этого дела говорить о необходимости полной или частичной замены письменных актов магнитофонной лентой.

Несостоятельность этой точки зрения становится понятной, если учесть, что наряду с достоинствами, о которых шла речь до сих пор, звукозапись имеет в свете требований, предъявляемых уголовно-процессуальным законом, и некоторые недостатки: 1) обладая преимуществами для запечатления особенностей живой речи, устных сообщений, звукозапись неприменима для документирования официальной переписки, оформления поручений, предписаний и постановлений, она не может заменить справок, удостоверений и иных документов, которые составляют большую часть материалов уголовного дела и для которых единственно возможной формой является письменная (например, акт ревизии, санкционированное прокурором постановление об аресте, протокол осмотра вещественного доказательства и пр.); 2) письменный способ фиксации превосходит все иные по своей доступности, он позволяет каждому человеку знакомиться с имеющимися материалами в любых условиях, без помощи специальной аппаратуры, не всем знакомой и не всегда пригодной для эксплуатации; 3) письменные документы компактнее, легче, удобнее и надежней; накоплен обильный опыт их систематизации, учета, сохранения и использования; материалы звукозаписи в этом отношении пока еще весьма уязвимы; 4) давая при воспроизведении «плоское» изображение звука, магнитофонная запись оказывается недоступной пониманию и различению, если одна речь «накладывается» на другую. 1 В письменном изложении речь упорядочивается, цепь реплик и реакций, свойственных диалогу, развертывается в ясные грамматические формы, дающие возможность понять, кто что сказал. Строгая очередность говорения, необходимая для качественной звукозаписи, делает менее гибкой следственную тактику и в ряде случаев может быть неприемлема; 5) восприятие материала только на слух усложняет запоминание. Известно, что зрение у подавляющего большинства людей — наиболее совершенный и самый натренированный орган чувств. Письменная форма при ознакомлении с документом позволяет сосредоточиться на отдельном Фрагменте и охватить весь текст в целом. Звукозапись в силу своей динамичности в этом отношении менее продуктивна; 6) практикой накоплен огромный опыт защиты документов от подлога, обнаружения в них дописок и исправлений, установления исполнителя рукописного текста. Для звукозаписи пока что не выработаны такие же надежные технические гарантии. Поэтому устранить возникающие на этот счет сомнения можно прежде всего путем сопоставления содержания магнитофонной записи с записью в следственном протоколе; 7) звукозапись, как и устная речь, многословна, неэкономична, содержит большое количество избыточной информации, которая отсеивается при занесении в протокол. Это придает протоколу более систематический, целеустремленный характер, что значительно облегчает читателю, по сравнению со слушателем, уяснение существа показаний.

Универсальность и высокая надежность письменной формы неизбежно делает протоколирование основным и обязательным средством фиксации, а звукозапись — дополнительным, факультативным. Это позволяет использовать достоинство каждой из них, избежав свойственных им недостатков.

Звукозапись в процессе расследования может быть только дополнением к протоколу, а по своей правовой природе должна рассматриваться в качестве документа. Не случайно в новом уголовно-процессуальном законодательстве взамен прежнего наименования «письменные документы» введено более широкое обозначение «иные документы» (ст. 69 УПК РСФСР). Современное значение документа включает в себя все виды запечатления человеческой мысли: буквенно-цифровым способом, с помощью условных знаков (шифры, ноты) или графических средств (чертежи, карты), фотографическим и кинематографическим способом, а также посредством механической (грампластинки, «говорящие письма») и магнитной записи речи. В последнем случае мы имеем дело с фонограммами или фонодокументами.

В качестве вещественных доказательств материалы звукозаписи выступают, если они: 1) служили орудием или средством совершения преступления, например использовались преступником для передачи и распространения сведений недозволенного содержания, для клеветы, угроз, шантажа и вымогательства, для нарушения правил, охраняющих общественное спокойствие, порядок, безопасность и законные интересы граждан; 2) явились объектами преступных действий, например официальные фотодокументы, в отношении которых по тем или иным мотивам предпринимались попытки их уничтожить, фальсифицировать, либо фонограммы, сфабрикованные в целях сокрытия совершенного преступления и уклонения от ответственности (для подтверждения мнимого алиби и т. п.); 3) запечатлели отдельные моменты преступного события или сохранили его звуковые следы, например фонограмма, фиксирующая подстрекательство к совершению преступления или дебош хулигана, вымогательство, угрозы должностному лицу и т. п.; 4) содержат иные сведения, могущие служить средством установления истины по делу, например фонограмма, отражающая сговор соучастников об оговоре невинного или содержащая данные о месте сокрытия похищенного имущества и иных ценностей, о преступных связях обвиняемого, его пособниках, укрывателях и пр.

Для оформления материалов звукозаписи, возникающих вне уголовного процесса, в качестве вещественных доказательств требуется наличие процессуального акта, удостоверяющего их происхождение и передачу следователю для приобщения к делу (протокол обыска или выемки; протокол заявления или допроса; препроводительное письмо должностного лица).

Как вещественное доказательство фонограмма должна быть осмотрена. Осмотр, естественно, не сводится к визуальному изучению магнитофонной ленты, а включает в себя и прослушивание ее. 2 Помимо всех материальных признаков и свойств магнитофонной ленты, кассеты и упаковки — цвет, размеры, фабричные, или иные знаки, пометки и повреждения — в протоколе осмотра (или в приложении к нему) приводится полный текст звукозаписи. О приобщении к делу фонограммы как вещественного доказательства выносится соответствующее постановление, и она хранится в условиях, исключающих возможность утраты, порчи, подмены и искажения.

В ходе расследования по поводу фонограммы такого рода, как и в отношении любого иного вещественного доказательства, участниками дела могут быть высказаны различные соображения, например о подлинности звукозаписи, записанного голоса, о происхождении магнитофонной ленты и т. п. Разрешение подобных вопросов и возникающих сомнений может потребовать выполнения специальных следственных действий: допроса лиц, причастных к изготовлению фонограммы, опознания записанного лица по голосу и речи, а также производства соответствующей экспертизы. В этом последнем случае исследование связано с применением специальных познаний в области лингвистики, фонетики, акустики и техники звукозаписи.

Для сравнительного исследования в рамках экспертизы или соответствующих следственных действий (например, для опознания) могут потребоваться образцы звукозаписи речи и голоса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего. Получение таких образцов производится в порядке, установленном ст. 186 УПК РСФСР. При получении свободных образцов голоса необходимо участие специалиста, который помо­жет следователю учесть все факторы, влияющие на качество и звучание фонограммы. Нужно также иметь в виду, что во избежание умышленного изменения голоса о цели получения образцов голоса соответствующему лицу может быть объявлено по окончании звукозаписи. Свободные образцы используются не только для экспертного исследования и предъявления для опознания по голосу и особенностям речи, но и для розыска преступника, если в распоряжении следователя оказалась магнитофонная запись его речи. Вот пример из зарубежной практики. В Западной Германии преступник, похитив семилетнего мальчика, позвонил его отцу и предложил выкупить сына. Отец поставил, об этом в известность полицию. Все его последующие телефонные разговоры с вымогателем были записаны на магнитную пленку. Большая группа специалистов по научной фонетике и диалектике, познакомившись с этими записями, единодушно пришла к выводу, что преступник не принадлежит к образованным слоям населения, что в его речи преобладает диалект Рейнско-Рурской области, хотя встречаются и выражения, свойственные говору германского юго-запада. Впоследствии их вывод подтвердился. По радио несколько раз передали магнитную запись речи преступника и обратились с призывом к населению помочь установить его личность. Чтобы внимание слушателей не отвлекалось содержанием разговора, а было приковано исключительно к особенностям речи, криминалисты путем монтажа подготовили образец, включающий в себя повторение одних и тех же фраз и оборотов. Шесть радиослушателей узнали голос и назвали имя человека, которому он принадлежал.

Роль «иных документов» могут играть фонограммы, изготовленные вне производства по уголовному делу, если в них отражаются сведения об отдельных моментах, связанных с расследуемым событием. Таковы, например, имеющие место записи радиопереговоров экипажа самолета с диспетчером аэропорта, фонограммы собраний и совещаний, диктофонные истории болезни, которые в некоторых лечебных учреждениях пришли на смену старым формам медицинской документации.

Для удобства пользования фонограмму надо перевести в письменную форму, и ее текст, заверяемый следователем, приобщается к делу наравне с другими документами. Сведения, содержащиеся в этих фонодокументах, проверяются и оцениваются по общим правилам, в частности путем допроса лиц, причастных к их изготовлению и связанных с теми данными, о которых идет речь в этих документах. В силу ст. 141 УПК РСФСР к протоколам следственных действий могут быть приложены фотоснимки, планы, схемы, материалы звукозаписи и т. д. Отсюда вытекает, что материалы звукозаписи, произведенной в ходе следственного действия, являются приложением к протоколу. Анализ существующей практики, технических возможностей и отличительных качеств звукозаписи позволяет прийти к выводу, что наиболее целесообразно использовать звукозапись для фиксации таких следственных действий, как допросы обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и потерпевших, проверка показаний на месте, очная ставка и следственный эксперимент.

Конечно, далеко не во всех случаях производства перечисленных следственных действий нужно вести их звукозапись. Если иметь в виду, что звукозапись следственных действий в качестве процессуального средства фиксации в конечном счете рассчитана на последующее воспроизведение в суде, случаи такого ее применения должны быть ограничены. Нельзя забывать о том, что устность и непосредственность являются важнейшими условиями правильного отправления правосудия. Показания каждого подсудимого, каждого свидетеля и потерпевшего, а не их звукозапись должны быть выслушаны судом.

Однако закон предусматривает случаи, когда оглашение на суде показаний, данных при производстве дознания или предварительного следствия, неизбежно и не только не препятствует установлению истины, а, напротив, помогает восполнить пробелы в материалах судебного рассмотрения или устранить возникшие противоречия. В отношении подсудимого эти случаи предусмотрены ст. 281 УПК РСФСР и сводятся к наличию существенных противоречий между его показаниями в суде и при производстве дознания или предварительного следствия, отказу от дачи показаний или рассмотрению дела в отсутствие подсудимого. Что касается свидетелей и потерпевших, то здесь необходимо руководствоваться ст. 286 УПК РСФСР, согласно которой показания свидетелей (а в соответствии со ст. 287 УПК и потерпевших), данные ими при производстве дознания и предварительного следствия, оглашаются на суде при наличии существенных противоречий или при отсутствии их в судебном заседании но причинам, исключающим возможность явки в суд.

1. Для фиксации показаний лиц, явившихся с повинной, или заявителей о совершенном преступлении. Следователям известно, что лицо, явившееся с повинной, если эта явка была вызвана искренним стремлением чистосердечно раскаяться в совершенном преступлении, сообщает много конкретных фактов и деталей, которых не услышишь от обвиняемых, изобличаемых имеющимися в деле доказательствами. Звукозапись таких показаний может служить иллюстрацией степени искренности лица, явившегося с повинной. Кроме того, фонограмма показаний, используемая в процессе дальнейшего след­ствия, позволяет получить правдивые показания также от соучастников лица, явившегося с повинной, и своевременно собрать необходимые доказательства.

2. Для фиксации показаний лиц, в отношении которых есть данные, что они располагают сведениями, имеющими важное значение для дела, но находятся под влиянием заинтересованных лиц, могущих побудить их изменить правдивые показания на ложные. Если так произойдет, то следователь, а затем и суд, используя не только протокол допроса, но и звукозаписи показаний, изучив их в совокупности с другими доказательствами, могут лучше, чем только по протоколу допроса, оценить, какие из показаний этих лиц — первоначальные или последующие — являются более правдивыми.

3. Для фиксации показаний лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений. Поскольку звукозапись содействует реализации права на защиту, обеспечивая обвиняемому возможность полно и объективно запечатлеть его объяснения по существу предъявленного обвинения, целесообразно воспользоваться этим средством уже только на том основании, что совершенное преступление может повлечь за собой особо суровую меру наказания. В этом случае звукозапись используется как средство контроля со стороны последующих процессуальных инстанций.

4. Для фиксации показаний лиц, которые заведомо или вероятно не смогут явиться в суд. Такое положение нередко встречается при расследовании дел самых различных категорий, например, когда допрашиваются лица, проживающие в другой местности.

5. Для фиксации показаний несовершеннолетних и малолетних, речевые особенности которых особенно трудно передать в обычном протоколе. Как бы следователь ни пытался точно передать речь несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого, он всегда в той или иной мере прибегает к выражениям, несвойственным допрашиваемому. Нелепыми в протоколе кажутся и сугубо «детские» выражения, особенно при допросах малолетних потерпевших по делам о половых преступлениях. В подобных случаях звукозапись допроса является необходимым и убедительнейшим дополнением к обычному протоколу. Поэтому при отсутствии несовершеннолетних и малолетних в суде весьма полезно в дополнение к оглашению протокола их показаний, данных в стадии предварительного следствия, воспроизвести фонограмму их допроса. 3

6. Для фиксации показаний раненых и больных, обычный допрос которых затруднителен или невозможен. Известно, какое важное значение имеют показания потерпевших о лицах, совершивших преступление, и его обстоятельствах. Тем не менее эти важные сведения нередко не удается получить, так как производство полноценного допроса исключается ввиду тяжелого состояния потерпевшего. Звукозапись, фиксирующая даже несвязную речь, которую в обычном протоколе отразить трудно, помогает максимально использовать малейшую возможность к раскрытию преступлений. При допросе таких лиц, однако, необходимо соблюдать осторожность, чтобы не ухудшить их состояние, такой допрос следует производить после консультации врача, а иногда в присутствии медицинских работников.

7. Для фиксации показаний лиц, допрошенных с участием переводчика. Звукозапись такого допроса помогает в дальнейшем, при возникновении сомнения, определить правильность и полноту перевода и устранить возникшие в связи с этим противоречия.

8. Для фиксации наиболее важных из следственных действий, выполняемых в соответствии со ст. 132 УПК в порядке следственного поручения или при групповом методе расследования. Как бы добросовестно ни был составлен протокол следственного действия, выполнявшегося в порядке ст. 132 УПК, у следователя, его получившего, как правило, возникают вопросы, разрешить которые лишь на основании протоколов он не в состоянии. То же необходимо сказать о протоколах, составленных одним из членов группы следователей. Воспроизведение приложенной к протоколу фонограммы, создавая «эффект присутствия», помогает восполнить пробелы, образовавшиеся в связи с тем, что следователь был лишен возможности непосредственно наблюдать ход и результаты следственного действия.

9. Для фиксации показаний лица, комментирующего просмотр киносъемки следственного действия, проводимого с его участием. Такая звукозапись целесообразна в случаях, когда по техническим причинам фильм не был озвучен одновременно с киносъемкой. 4 Такой комментарий не только является средством подтверждения достоверности кинофильма, но и помогает усвоению значения отдельных его кадров. Фонограмма показаний направляется в суд вместе с кинопленкой.

Фонограмма может также применяться для фиксации очной ставки, для использования в стадии предварительного следствия в ходе допросов и очных ставок, при составлении планов и проведении занятий, для фиксации показаний лиц, подлежащих обследованию судебнопсихиатрической экспертизой. Известно, что речь — одна из самых важных психических функций, которая всегда исследуется при решении вопроса о психическом состоянии человека. Поэтому для эксперта-психиатра возможность изучить поведение человека на следствии, особенности его речи (и мышления) не по адаптированным протоколам, а на основе материалов звукозаписи показаний особенно ценна.

Приведенный выше перечень, не являясь исчерпывающим, все же должен помочь следователю определить случаи наиболее целесообразного применения звукозаписи при расследовании конкретного уголовного дела.

Рассмотрев случаи, когда можно использовать звукозапись, нельзя не сказать и о тех, когда ее применять не следует: звукозапись не должна применяться взамен всех остальных доказательств, установленных законом. Нередко еще встречается неправильный подход к решению этого вопроса, выраженный в формулировке: «поскольку иных доказательств, кроме признаний, добыто не было, показания были записаны на пленку». Не может быть ничего вреднее подобного подхода к решению вопроса. И дело здесь не только в том, что звукозапись, производимая следователем, не является самостоятельным доказательством, а признание, не подкрепленное иными доказательствами, не может быть положено в основу приговора. Вредное последствие заключается еще и в том, что следователь, уповая в таких случаях на всемогущество фонограммы и делая ставку на признание, перестает активно искать объективные доказательства. Тем временем вещественные доказательства исчезают или уничтожаются, свидетели уезжают или забывают важные для дела детали, обстановка места преступления претерпевает изменения и т. д. Тяжкие последствия этого очевидны. Поэтому всегда нужно помнить о вспомогательном характере звукозаписи и соответственно с этим определять случаи ее применения.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г. и аналогичными указами Президиумов Верховных Советов других союзных республик, которыми внесены изменения и дополнения в действующие уголовно-процессуальные кодексы, правила, регулирующие применение звукозаписи, включены в виде дополнений к некоторым из действующих норм, а также в нормы, специально посвященные звукозаписи при допросе (ст. 141 ‘ УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик). В них содержатся основные процессуальные гарантии, обеспечивающие правильное применение звукозаписывающих аппаратов при условии максимального обеспечения прав тех лиц, чьи показания фиксируются на пленку.

1. Чтобы полностью исключить случаи тайной звукозаписи в качестве процессуального средства фиксации показаний, следователь обязан принять решение о звукозаписи и уведомить об этом допрашиваемого еще до начала допроса.

2. Для того чтобы можно было легко определить, приложением к какому из протоколов допроса является та или иная фонограмма, в ее вводной части, равно как и в протоколе, указываются место и дата производства допроса; время начала допроса (а в последующем и его окончания); фамилия, имя и отчество всех лиц, участвующих в допросе, и технические сведения, необходимые для последующего воспроизведения фонограммы.

3. С целью обеспечения объективности и полноты фиксации показаний на пленку запрещена выборочная запись. Фонограмма должна отражать весь ход допроса, а не какие-то отдельные его фрагменты по усмотрению следователя. Во избежание фиксации заранее подготовленного текста не допускается повторения специально для звукозаписи показаний, данных в ходе того же допроса.

4. В интересах лица, чьи показания зафиксированы с помощью звукозаписывающих устройств, по окончании допроса фонограмма полностью воспроизводится. Сделанные дополнения и замечания заносятся на пленку. Звукозапись завершается заявлением допрашиваемого о правильности этой записи.

5. В случаях, если фонограмма воспроизводилась в ходе другого следственного действия, следователь обязан сделать об этом отметку в протоколе соответствующего следственного действия.

Правилами, содержащимися в ст. 141 1 УПК РСФСР и аналогичных статьях УПК других союзных республик, не исчерпывается регламентация применения звукозаписи. В соответствии с дополнением к статьям, предусматривающим ознакомление участников судопроизводства с материалами дела по окончании расследования (ст.ст. 200 и 201 УПК РСФСР), следователь обязан воспроизвести звукозапись фонограмм обвиняемому и его защитнику, а также потерпевшему по ходатайству последнего. Дополнения к статьям, регламентирующим оглашение показаний в суде, определяют те случаи, когда фонограммы, изготовленные следователем, могут использоваться при судебном разбирательстве (ст.ст. 281, 286 и 287 УПК РСФСР). При этом законодатель исходил из того, что воспроизведение фонограммы в суде должно быть сведено до минимума. К каким показаниям, по каким делам и на каком этапе целесообразно применить звукозапись, должен решить сам следователь, исходя из особенностей конкретного уголовного дела. Протокол может составляться одновременно со звукозаписью или после нее. В последнем случае следователь должен делать предварительные заметки по ходу допроса или иного следственного действия, чтобы не упустить при протоколировании важные для дела обстоятельства. В том случае, когда звукозапись осуществляет сам следователь, практически он может приступить к составлению протокола лишь по окончании следственного действия.

Очевидно, что звукозапись может быть произведена не только по усмотрению следователя, но и по ходатайству обвиняемого или его защитника. Однако окончательное решение вопроса должно быть предоставлено следователю, который исходит при этом не только из тактических соображений, процессуального значения фонограммы, но и учитывает наличие у него в данный момент соответствующих технических возможностей.

Звукозаписи хода и результатов следственного действия предшествует вводная часть. В самом ее начале следователь должен назвать свою фамилию, занимаемую должность и звание; указать, где и какое следственное действие производится, кто в нем принимает участие и время его начала. Например: «Я, старший следователь Мосгорпрокуратуры младший советник юстиции Серов, в кабинете криминалистики той же прокуратуры, сегодня, 25 июня 1967 г., допрашиваю обвиняемого Сердюка, показания которого будут записаны на магнитофонную пленку. В допросе принимает участие эксперт-бухгалтер Васин. Допрос начат в 13 час. 15 мин.».

Затем фиксируется уведомление участников следственного действия о производимой звукозаписи, а также характеризующие ее сведения технического характера (тип магнитофона, скорость, кто производит запись и т. п.). Например: «Очная ставка между обвиняемым Бокаревым и Бочкиным записывается на магнитофонную ленту аппаратом системы „Комета”, со скоростью 4,7 см/сек. Звукозапись производит сотрудник отдела УООП Ленгорисполкома». Что касается анкетных данных обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего, то представляется, что нет необходимости фиксировать их на фонограмму в том же объеме, как это предусмотрено анкетной частью протокола. Достаточно зафиксировать лишь те данные, которые необходимы, чтобы в последующем определить, чьи показания записаны. Обычно можно ограничиться фамилией, именем и отчеством допрашиваемого; остальные же сведения устанавливаются при необходимости из протокола следственного действия, к которому прилагается фонограмма. Но иногда важно отразить именно на пленке дополнительные сведения, например род занятий.

С тем чтобы при воспроизведении звукозаписи можно было сразу отличить голос допрашиваемого, целесообразно, чтобы он сам назвал фамилию, имя, отчество.

Свидетель и потерпевший предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний, что также фиксируется во вводной части фонограммы.

1 Эксперименты показали, что при воспроизведении звукозаписи одновременная речь двух и более человек воспринимается с огромным трудом. Чтобы усвоить происходившее, нужно прослушать запись около десяти раз, и даже после этого не все становится понятным

2 Известно, что при осмотре иных вещественных доказательств также выявляются признаки и свойства, доступные всем органам чувств. Осматривать — не значит только смотреть. При этом могут фиксироваться вес, температура, вкус, запах и звучание (например, при простукивании).

3 Это не единственное обстоятельство, определяющее необходимость звукозаписи. Не следует забывать о повышенной внушаемости несовершеннолетних, которые под влиянием взрослых соучастников, родителей или иных лиц, заинтересованных в исходе дела, легко могут изменить свои показания. Разрешить возникшие в связи с этим противоречия также помогает воспроизведение звукозаписи показаний несовершеннолетних

4 См. об этом: А. Татаркин и Л. Пинский. Применение киносъемки и магнитофонной записи на следствии. «Социалистическая законность», 1966, № 5, стр. 17.