Что нового о корень одуванчика

История человечества свидетельствует о технократическом пути развития цивилизации. Это выражается в том, что для обеспечения процесса жизнедеятельности человек стремится преобразовать мир в соответствии со своими потребностями, результатом чего являются гигантские производительные силы, способные не только до неузнаваемости изменить облик планеты, но и уничтожить все живое на ней. Создание искусственной, техногенной среды обитания человека, истощение многих видов природных ресурсов, загрязнение окружающей среды — это последствия технократического пути развития. Вот почему последние десятилетия ознаменовались принципиально новыми подходами к организации процессов природопользования.

В развитии взаимоотношений природы и общества наблюдаются определенные закономерности, связанные с уровнем развития производительных сил и степенью воздействия их на окружающую среду. Различным этапам хозяйственной деятельности соответствовали свои принципы природопользования. Так, до второй половины XX в. критерием эффективности экономики было получение максимума материальных благ (прибыли) при минимальных затратах. Природные ресурсы и экосистемы воспринимались как неистощимые, а масштаб потребляемых ресурсов относительно их запасов не рассматривался в числе параметров, определяющих экономический рост. Основными факторами, лимитирующими экономическое развитие, считались труд и капитал. Такая модель экономики, превалировавшая в большинстве экономически развитых стран вплоть до 1960-70-х гг. была названа специалистом в области системного анализа К. Боулингом «фронтальной экономикой». В основе природопользования в это время лежал так называемый «экономический принцип», когда природа рассматривалась как неограниченный источник используемых человеком ресурсов и «сточная труба» для различных отходов. Природоохранная деятельность носила как бы благотворительный характер, отвечающий той роли всемогущего покорителя природы, которую человек на себя взял. Она ограничивалась созданием отдельных заповедников, охраной некоторых уникальных памятников природы, спорадической заботой об оказавшихся на грани исчезновения видах растений и животных.

Такое развитие природопользования не вызывало опасений вплоть до последних десятилетий, так как относительно низкий уровень развития производительных сил не приводил до поры до времени к глобальным экологическим изменениям. Проблема не стояла остро при небольшой плотности населения и невысоком уровне промышленного производства. Однако XX в. ознаменовался быстрым ростом населения (численность его на Земле за столетие увеличилась в 3 раза) и потребления материальных и энергетических ресурсов. Масштабы производства в мире увеличились в 20 раз. За последние 40 лет население Земли удвоилось, а уровень промышленного производства и потребления топлива возрос в 4 раза. Техногенные воздействия на окружающую среду по своим масштабам стали сопоставимыми со многими природными процессами, деятельность человека привела к существенным нарушениям круговорота веществ и обменных энергетических процессов в биосфере.

Резкое ухудшение качества окружающей среды и рост в связи с этим экономических издержек привели к появлению концепции охраны природы, сменившей концепцию ее покорения, господствовавшую в период «фронтальной экономики». Ведущим принципом природопользования в индустриально развитых странах становится эколого-экономический, согласно которому критерием эффективности хозяйственной деятельности является получение максимальных экономических результатов при минимальных затратах и минимальных нарушениях природной среды. Однако при реализации данного принципа экономические интересы остаются все же на первом плане, так как понятие «минимальное» нарушение природной среды неконкретно и подвержено произвольному толкованию зачастую в угоду получению сиюминутной экономической выгоды. Тем не менее внедрение этого принципа в практику в определенной степени затормозило процесс прогрессирующего разрушения природной среды. Нарастание угрозы побудило правительства более ста стран к созданию государственных органов управления природоохранной деятельностью и собственно природопользованием. Активизировалась законодательная деятельность, связанная с принятием законов и других правовых актов, регламентирующих нормы и процедуры природопользования, декларирующих природоохранные принципы.

В соответствии с этим произошли существенные изменения в промышленном производстве, нацеленные на ослабление антропогенного воздействия на экосистемы. Так, за последние десятилетия в индустриально развитых странах резко сократилось производство чугуна, стали, снизилось потребление топливно-энергетических ресурсов. Повышение роли интенсивных факторов экономического роста сопровождалось перестройкой отраслевой структуры хозяйства, направленной на снижение удельного веса наиболее ресурсо- и энергоемких отраслей. Например, в промышленности США за счет структурных сдвигов обеспечивалось более 50% эффекта энергосбережения. Ведущей современной тенденцией стало совершенствование технических характеристик продукции путем миниатюризации изделий, оснащение производств микропроцессорной техникой, электронизация продукции, замена привычных конструкционных материалов новыми, более легкими и износостойкими, общее снижение металло- и материалоемкости производства. Высокая стоимость природовосстановительных работ вызвала повышенный спрос на безотходные, малоотходные, ресурсосберегающие технологии, основанные на эффективных методах переработки сырья.

В мировой экономике произошли также качественные сдвиги в соотношении между отраслями, производящими средства производства и выпускающими предметы потребления, в сторону увеличения удельного веса последних. Основным регулятором этого процесса является потребительский спрос, стимулирующий процесс технического обновления и расширения номенклатуры товаров личного потребления нового поколения: новые типы компактных и экономичных автомобилей, аудио- и видеотехники, персональные компьютеры, модернизированные средства связи и т.п. Таким образом, в современных условиях объем, состав, социальная ориентация и качественные характеристики конечной продукции, в том числе ее ресурсоемкость и экологичность, являются одним из критериев цивилизованности общества и качества жизни.

Вместе с тем концепция охраны природы позволила индустриально развитым странам добиться лишь определенной экологической стабилизации, а не коренного улучшения состояния окружающей среды, поскольку реализуемый в рамках этой концепции эколого-экономический принцип природопользования предполагает определенную степень учета закономерностей функционирования природных систем при развитии экономики. Но во главе угла, по-прежнему, находится рост экономики, максимальное наращивание производства, широкое использование достижений научно-технического прогресса с целью более полного удовлетворения потребностей людей. Природоохранные затраты представляются как нечто, лимитирующее экономический рост, природоохранная деятельность так и не стала органической частью природопользования, а как бы «плетется в его хвосте» и постоянно отстает от темпов социально-экономического развития общества. Однако учет экологического фактора признается необходимым, хотя и сдерживающим экономическое развитие. Так же, как концепция «фронтальной экономики», концепция охраны природы основывается на антропоцентрическом подходе, когда природоохранная деятельность рассматривается как неизбежная потому, что деградация окружающей среды вредит человеку и препятствует экономическому развитию.

Реализация в 1960-80-х гг. эколого-экономического принципа природопользования дача определенные положительные результаты: способствовала утверждению в общественном сознании нового природоохранного мышления, разработке и частичному внедрению новых, экологичных технологий, расширению природно-заповедного фонда. Однако вследствие интенсивного экономического развития, вовлечения в сферу природопользования новых элементов природы и нарастания антропогенного воздействия на природную среду не произошло коренного перелома в решении проблемы взаимодействия природы и общества. Пока в глобальном масштабе разрыв между разрушением и восстановлением природной среды, несмотря на прилагаемые усилия, существенно не сокращается.

В индустриально развитых странах в 1980-х гг. расходы на охрану окружающей среды составляли 1-2%, а ущерб от ее загрязнения — 3-5% валового национального продукта, причем наблюдался рост ущерба в абсолютном и относительном выражении. Анализ современного состояния природоохранной деятельности свидетельствует о том, что при сохранении сложившейся тенденции социально-экономического развития нормализация экологической обстановки в ближайшей перспективе нереальна. Настало время перейти от оборонительных природоохранных действий, направленных в основном на борьбу с последствиями нерациональной хозяйственной деятельности, к упреждающим действиям — созданию такой системы рационального природопользования, которая исключала бы саму возможность возникновения конфликтных ситуаций между обществом и природой. Природопользование должно базироваться на новом социоэкологическом принципе, когда максимальный экономический эффект достигается при сохранении динамического равновесия экосистем и их составляющих. Реализация этого принципа позволит перейти от пассивной защиты природы к активному рациональному природопользованию, предусматривающему и охрану природы, и рациональное использование природных ресурсов, и оптимизацию жизненной среды обитания человека. Обязательным условием социально-экономического развития должно стать восстановление и сохранение высокого качества окружающей среды.

К середине 1980-х гг. на смену концепции охраны природы приходит концепция общественного развития в границах заданной нагрузки на природные системы, т.е. с учетом экологических ограничении. Значительное влияние на формирование данной концепции оказал доклад «Наше общее будущее» (1987), выполненный по заданию ООН Международной комиссией по окружающей среде и развитию (МКОСР) под председательством Г.Х. Брундтланд. В докладе были предложены долгосрочные стратегии в области охраны окружающей среды, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие мировой экономики на длительный период, рассмотрены способы и средства решения проблем природопользования. Основой формирования нового типа эколого-экономического взаимодействия, как подчеркнуто в выводах доклада, должно стать устойчивое развитие, т.е. такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу удовлетворение потребностей будущих поколений. Задачи экономического и социального развития должны быть определены с учетом соответствия экологическому императиву во всех странах — индустриально развитых и развивающихся, странах с рыночной или другими видами экономики.

Важнейшим в понятии устойчивого развития является проблема учета долгосрочных экологических последствий принимаемых экономических решений. Главный акцент должен быть перенесен с мероприятий по ликвидации последствий загрязнения окружающей среды на поиск путей по их предотвращению. Концепция природопользования должна исходить из концепции экономического роста на основе ресурсосбережения. Необходимо сведение к минимуму экологических последствий для последующих поколений, нельзя растрачивать природное богатство только для решения текущих проблем. Таким образом, проблема экологических ограничений, компромисса между настоящим и будущим потреблением должна стать основой при разработке социально-экономической стратегии развития на длительную перспективу для любого государства.

В июне 1989 г. встреча на высоком уровне стран «большой семерки» призвала к скорейшему принятию во всем мире стратегии, базирующейся на концепции экологически устойчивого развития, которая предполагает паритет экономических и экологических ценностей. И, наконец, в документах Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро («Декларация Рио», «Повестка дня на XXI век», 1992) подчеркнута необходимость превращения любого вида хозяйственной деятельности в экологически безопасную, т.е. совместимую с требованиями гармоничного развития общества и природы.

Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро и Международная конференция по народонаселению в Каире (1994) еще раз подтвердили неразрывную связь социально-экономического развития, демографии и окружающей среды. Современные экономические системы не смогли решить социальных проблем мирового сообщества, в первую очередь проблемы нищеты и голода, которые будут усугубляться в связи с замедлением и возможным прекращением воспроизводства возобновимых ресурсов. В той или иной степени социальные проблемы решены только в странах так называемого «золотого миллиарда», т.е. в высокоразвитых государствах мира. Остальные же 5 /6 жителей планеты практически не приближаются к ним, пребывая в бедности, которая, как известно, — «главный загрязнитель окружающей среды». К сожалению, современная экономика, даже в ее «процветающем» либеральном рыночном варианте не решила пока ни социальных, ни экологических проблем современной цивилизации.

Долгосрочный учет экологических ограничений имеет не только социальное значение. Экономические проекты, осуществляемые с учетом последствий для природной среды, как показывает практика, оказываются в перспективе экономически эффективными и, наоборот, малоэффективными в том случае, когда осуществляются с целью получения сиюминутной выгоды без учета долгосрочных экологических последствий. Таким образом, любое государство, как правило, проходит три стадии эколого-экономического развития: 1) фронтальную экономику, 2) экономическое развитие с учетом охраны природы, 3) развитие с учетом экологических ограничений (устойчивое развитие). Каждой стадии соответствуют свои принципы природопользования, рассмотренные выше, — экономический, эколого-экономический и социо-экологический.