Что делают из корня одуванчика

За окном сейчас весна, которая в столице даже и близко не напоминает апрельскую весну, она напоминает какой-то октябрь или, того хуже — ранний ноябрь. У нас еще и периодические перебои с электроэнергией, вообщем красота. А я мечтаю о летнем тепле. Где в таком случае брать лето, как не в книгах?! Ну и решила я окунуться в самую летнюю — «Вино из одуванчиков», заодно и открыть для себя нового автора.

Само название книги напомнило мне летний слоган в курортных городах Украины: «Крымские вина — солнце в бокале». Интересно, впрочем, при чтении отталкиваться от какого-то ранее неведомого, но, кажется, невероятно вкусного понятия — Вино из одуванчиков, я все пыталась представить этот вкус: сладкий, терпкий, но приятный, свободный, светлый, хроникальный, летний, многогранный, свежий, пьянящий, освежающий, утоляющий жажду. При визуализации мне упорно приходит в голову огроменная, нереально большая, фантастическая, почему-то пластиковая бутылка (пластик — более летний материал, на мой взгляд: легкий, мягкий) с этим самым Солнцем.. С этими размышлениями я пришла к тому, что у каждого из нас свое вино из одуванчиков, свое виденье лета. А как вы представляете свое лето, какое оно — ваше вино из одуванчиков?
Эта книга — детское виденье лета, такое лето из детства, с нереальными фантазиями, доброе, красочное, жаркое, полное приключений лето. Лето через призму детского восприятия. И оно прекрасно. Я уже далека от двенадцатилетнего возраста, но тоже люблю фантазировать на тему лета, как Дуглас. В этом маленьком мальчике и его друзьях я видела свое отражение, но не только в детстве, а и сейчас, да-да, в его мыслях я по прежнему способна найти свои. Хотя, что уж. Детское восприятие — оно самое прекрасное, самое чистое. Такое, которое потом, позже, врядли способно повториться. С каждым годом оно все дальше сбегает от нас — мы взрослеем.

Так что Рэй Бредбэри в честь нашего знакомства провел мне экскурсию в детство. В мое детство. Я вновь почувствовала себя маленькой девочкой, которая в таких обыденных вещах видит так много, которая видит их так ярко и многогранно, которая делает невероятные открытия, познаёт философию жизни, устрой жизни, что еще недавно был так непостижим и далек.

Сперва живешь, живешь, ходишь, делаешь что – нибудь, а сам даже не замечаешь. И потом вдруг увидишь: ага, я живу, хожу или там дышу – вот это и есть по – настоящему в первый раз.

Главные потрясения и повороты жизни – в чем они? – думал он сейчас, крутя педали велосипеда. Рождаешься на свет, растешь, стареешь, умираешь. Рождение от тебя не зависит. Но зрелость, старость, смерть – может быть, с этим можно что – нибудь сделать?

Значит, это участь всех людей, каждый человек для себя – один – единственный на свете. Один – единственный, сам по себе среди великого множества других людей, и всегда боится. Вот как сейчас. Ну закричишь, станешь звать на помощь – кому какое дело?

Знаешь, Том, совсем недавно, месяца полтора назад, я вдруг открыл, что я живой. Ну и плясал же я тогда! А потом, только на прошлой неделе, в кино, я открыл, что когда – нибудь непременно умру. Раньше я об этом вовсе не думал. И меня как – то ошарашило… будто мне вдруг сказали, что больше никогда не будет кино и пикников, или что школу закроют навсегда, а ведь она не такая уж плохая, хоть мы ее и ругаем, или все персиковые деревья вдруг завянут, или овраг засыплют и совсем негде будет играть, или я заболею и буду сто лет лежать в постели в темноте… и я здорово напугался. И теперь сам не знаю, что к чему.

Я ясно представляю себе их лето: красочное, яркое, зеленое, солнечное, соленое, жаркое, с разгоряченным асфальтом, приключениями и запахом скошенной травы, что каждый год фейерверком знаменует начало лета.
Книгу нельзя не визуализировать, ведь она наполнена роскошными, потрясающими, мелодичными, красивыми, тонкими, индивидуальными, но вместе с тем простыми и близкими всем метафорами, сравнениями, родством с природой! Потрясающий язык. Никогда ни у одного писателя не встречала такого точного, вкусного, сочного, настоящего описания лета! Брэдбери потрясающе чувствует и раскрывает природу! Это нужно прочувствовать каждому.

Летний дождь.
Сначала – как легкое прикосновение. Потом сильнее, обильнее. Застучал по тротуарам и крышам, как по клавишам огромного рояля.

– Следующий год будет еще больше, и дни будут ярче, и ночи длиннее и темнее, и еще люди умрут, и еще малыши родятся, а я буду в самой гуще всего этого.

Три месяца лета пролетели за сутки. Я отдохнула, окунулась в детство. В настоящее, неподдельное детское детство. Даже не знаю, кто лучше Рэя Брэдбери способен так ввести в него, так натурально вернуть ушедшее детство! Спасибо!

Июньские зори, июльские полдни, августовские вечера – все прошло, кончилось, ушло навсегда и осталось только в памяти. Теперь впереди долгая осень, белая зима, прохладная зеленеющая весна, и за это время нужно обдумать минувшее лето и подвести итог. А если он что – нибудь забудет – что ж, в погребе стоит вино из одуванчиков, на каждой бутылке выведено число, и в них – все дни лета, все до единого. Можно почаще спускаться в погреб и глядеть прямо на солнце, пока не заболят глаза, а тогда он их закроет и всмотрится в жгучие пятна, мимолетные шрамы от виденного, которые все еще будут плясать внутри теплых век, и станет расставлять по местам каждое отражение и каждый огонек, пока не вспомнит все, до конца…

Впереди мое календарное взрослое лето, которое я каждый год пытаюсь немножко украсить чудом, детством. Благодаря этой книге, я знаю, я снова знаю, я вспомнила вкус детства, четко, по-настоящему. Я знаю, теперь знаю, какое оно же вкусное и упоительное — таинственное, летнее вино из одуванчиков.

Источник: http://www.livelib.ru/review/157028